КЛАССИЦИЗМ-4

КЛАССИЦИЗМ-4.

      Шикарные усадебные дома и скромные особнячки неизвестных владельцев – все это классический стиль в центре Москвы. В основном это дома, построенные после пожара 1812 года. Есть в столице здания, пережившие тот грандиозный пожар, есть и те, которые построены на излете периода классицизма и имеют эклектичные черты разных стилей. Сегодня мы познакомимся с такими домами Замоскворечья, района, который со времен Петра I облюбовали московские купцы. Но селились здесь и дворяне. Многие классические усадебные дома Замоскворечья сохранились до наших дней в первозданном виде, многие – частично или полностью перестроены. Предлагаю сегодня виртуально погулять по Замоскворечью и посмотреть на некоторые из этих домов, узнать истории живших в нем людей.

          Начнем наше путешествие с улицы Большая Полянка. Сейчас Большая Полянка входит в состав района Якиманка, но исторически это Замоскворечье. Интересующий нас особняк расположен по адресу Большая Полянка, 43, строение 1. В справочной литературе этот дом числится как городская усадьба М. И. Псаревой — Епанешниковых. Дом построен в 1810 году, когда его владелицей была некая М. И. Псарева, сведений о которой мне отыскать не удалось. В 1834 году усадьба перешла к купцам Епанешниковым.

         Епанешниковы — московский купеческий род. Родоначальник династии, Иван Нестерович Епанешников, происходил из старицких купеческих детей. В конце 18 века он в­сту­пил в московское ку­пе­че­ст­во сначала купцом 3-ей гильдии, а затем – 2-ой гильдии. Владел собственным домом на Якиманке, рядом с которым устроил ковровую фабрику. У Ивана Нестеровича было четыре сына: Николай, Александр Иван и Василий. Они продолжали дело отца по изготовлению ковров и торговле ими. Дом на Большой Полянке предназначался для одного из сыновей.

           В 1870-ых годах усадьбу покупает Елизавета Яковлевна Селиванова, которая овдовев успешно продолжила дело своего мужа – торговлю кожевенным товаром. Ей активно помогал старший сын Василий Алексеевич, но фактически торговым домом «Василий Селиванов и сыновья» управляла Елизавета Яковлевна. При Селивановых были построены новые хозяйственные постройки, а главный фасад дома приобрел современный вид: появились лепные обрамления окон, прямые сандрики и мотив аттика на фризе в центральной части фасада.

           В конце 19 усадьба принадлежала купцу Николаю Егоровичу Гаврилову, который вел торговлю сукном. В 1909 году в усадьбе разместился приют для больных детей при Братстве во имя Царицы Небесной под покровительством императрицы Александры Федоровны. Ну а дальше – все как всегда: после 1917 года в доме размещались коммуналки и разные конторы. В 2010-ых года дом получил статус объекта культурного наследия регионального значения, он отреставрирован и превращен культурно-музейный центр. Правда, какой музей в нем расположен неизвестно, никакой вывески на нем нет.

           А теперь пройдем по Большой Ордынке – улице, которая расположена на границе между сегодняшними районами Якиманка и Замоскворечье.

            Большая Ордынка, 72, дом Александра Егоровича Кулешова. Правда, владение с домом и хозяйственными постройками во дворе Кулешов купил в 1907 году. А сам дом с четырехколонным портиком на уровне второго этажа, треугольным фронтоном и рустованным первым этажом был построен в 1824 году. Тогда участком и домом владела купчиха Лобанова. В середине 19 века усадьбу купили купцы братья Пуговкины, занимавшиеся продажей фуражек в Китай-городе. А уже в начале 20 века дом приобрел для своего сына Егор Никитич Кулешов. Фирма Егора Никитича «Братья Афанасий и Егор Кулешовы» занималась торговлей шелком-сырцом, со временем к общему делу присоединился и Александр Егорович.

          За почти 200 лет своего существования усадебный дом практически не претерпел никаких изменений, перестраивались только хозяйственные постройки, некоторые из них в 20 веке были снесены.

 

            До 2007 года в здании располагалось посольство Руандийской республики, а сейчас здесь находится Посольство Аргентины.

           Большая Ордынка, 46. Здесь расположена бывшая городская усадьба одного из потомков заводчика Никиты Демидова штабс-капитана Евграфа Демидова или, вернее то, что на нее только похоже. Главный усадебный дом и флигель были построены в 1817 году из дерева и оформлены в классическом стиле. В конце 20 века усадьба получила статус объекта культурного наследия, но 2014 году то ли флигель, то ли оба строения (в разных источниках приводятся разные сведения) были снесены и воссозданы с прежним декором и в прежних объемах из современных материалов, т.е. из бетона. Правда, в прессе есть сведения, что главный дом отреставрировали, причем реставрированы и сохранившиеся до наших дней элементы интерьера: лепнина, голландские печи.

           Флигель теперь занимает представительство Чувашии в Москве, а главный дом купил бизнесмен Леонид Богуславский и сделала подарок своей матери, вдове Андрея Вознесенского, Зое Богуславской – в особняке открылся музей и культурный центр поэта. Центр Андрея Вознесенского открылся 12 мая 2018 года, в 85-ый день рождения поэта.

 

        Если усадьба Демидова и отстроена из бетона, то в ней хотя бы сохранили или воспроизвели декор начала 19 века. Соседнему дому № 48 повезло еще меньше. На углу Большой Ордынки и Казачьего переулка до 1990-ых годов находился флигель усадьбы 18-19 веков. В 1996 году АК «Алмазы России — Саха» получило право на владение этим флигелем в обмен на обещание реставрировать историческое здание. Новый хозяин по-своему понял суть слова «реставрация» и занялся «реконструкцией»: старое здание снесли и построили новое, которое не имеет ничего общего с тем, что было на этом месте раньше. Конечно, снесенное здание не было шедевром архитектуры, но построенный офис мог бы иметь вид, более подходящий по стилю хотя бы к соседним домам.

           А так это место выглядело в конце1980-ых годов.

         Еще один исторический дом на Большой Ордынке постигла печальная судьба. На месте современных домов 42-44 находилась усадьба, которая в конце 18 века принадлежала лейб-гвардии поручику Степану Ивановичу Бибикову. После кончины Бибикова в 1790 году усадьба перешла к его наследникам (детей у четы Бибиковых было много: три сына и шесть дочерей). Застроена усадьба была деревянными строениями: главный усадебный дом, флигели, хозяйственные постройки. Естественно, усадьба пострадала от пожара в 1812 году, но наследники Бибикова быстро отстроили усадьбу и снова в дереве в стиле позднего классицизма.  В 1853-ом году уже следующее поколение наследников Степана Ивановича разделило усадьбу на две части для более выгодной продажи. Одна часть, причем бОльшая и с главным домом, была куплена купцом Николаем Васильевичем Немировым-Колодкиным, а другая, где стоял усадебный флигель, — купцом Феоктистовым.

         Николай Васильевич Немиров был серебряных дел мастером, много лет работал приказчиком у известного в Москве купца Ивана Ивановича Колодкина – владельца ряда торговых мест в серебряном ряду на Ильинке. Колодкин очень ценил своего приказчика, сделал его сначала партнером, а со временем и вовсе передал свое дело Немирову. Именно тогда Николай Васильевич отправил просьбу в магистрат Москвы по поводу смены фамилии на Немирова-Колодкина, и получил на это разрешение. В 1883 году был зарегистрирован Торговый дом «Н. В. Немиров-Колодкин». Николай Васильевич не только торговал ювелирными изделиями, но и производил их в своих мастерских и имел фабрику по производству золотых и серебряных изделий.

          После смерти Немирова-Колодкина по его завещанию в усадьбе разместилась богадельня для неимущих слепых женщин, а во флигеле проживала семья Никиты Михайловича Феоктистова. Так продолжалось до 1918 года, когда в домах разместили сначала коммуналки, а потом разные конторы.

         Увы, но здания усадьбы до нас не дошли, 2011 году их без экспертизы признали непригодными для дальнейшей эксплуатации и реставрации и за одну ночь снесли бульдозером. На заднем дворе бывшей усадьбы построили стеклянную коробку, а на месте флигеля и главного усадебного дома – бетонные строения с имитацией классицизма.

   

             Раньше это место выглядело совсем по-другому.

   

         Дом 38 на Большой Ордынке построен в 1851 году, когда эпоху классицизма стала сменять эпоха историзма. Чаще всего такие дома получались эклектичными и содержали в своем декоре и классические элементы, и элементы других стилей и эпох. Так и в этом доме можно разглядеть и элементы классического декора в оформлении окон и карниза, и ренессансные трехчастные угловые окна. О владельцах и архитекторе этого особняка ничего неизвестно, а сейчас дом имеет статус памятника архитектуры, несколько лет назад его отреставрировали, в нем расположились офисы разных компаний.

   

         А теперь перейдем на Пятницкую и познакомимся с некоторыми классическими особняками этой улицы.

             Пятницкая улица, 15 строение 1. Жилой дом конца 18 века. Построен на подвалах палат середины 18 века с частичным сохранением помещений первого этажа. Владельцы усадьбы того времени не известны. Зато известно имя владельцев с 1830-ых годов. Это семейство купцов Булочкиных. Род занятий этих купцов как нельзя лучше соответствовал их фамилии: купцы Булочкины торговали в Москве мукой. Здание несколько раз перестраивали, последняя перестройка произошла в 1880 году, когда были капитально гидроизолированы подвалы дома для обустройства в них мучных складов и частично изменены фасады. Боковая пристройка, выполняющая функцию флигеля и стоящая торцом к красной линии улицы, появилась по одним данным тогда же, по другим – вообще в 21-ом веке и стилизована под облик основного объема.  После 1917 года особняк занимали подразделения различных силовых ведомств: ЧК, НКВД, милиции, паспортно-визовое отделение района Замоскворечье УФМС по ЦАО.

            В настоящее время здание имеет статус объекта культурного наследия регионального значения. В планах Департамента культурного наследия Москвы после выселения из особняка структур МВД провести научную реставрацию здания, включая парадные интерьеры и сохранившиеся подвалы. В прессе периодически появляются интервью руководителя Департамента культурного наследия Москвы А. А. Емельянова об открытии усадебного дома для посещения в рамках Дней культурного наследия.

             Пятницкая, 16, строение 1, дом купеческой семьи Варгиных. Двухэтажное здание было построено в 1820-х годах. В начале 19 века усадьба принадлежала старинному московскому купеческому роду Журавлевых. Родоначальники династии купцы первой гильдии братья Роман Ильич и Гаврила Ильич Журавлевы с начала 19 века владели суконной мануфактурой в Москве, вели торг в Сибири своим сукном и пушниной. Наследники продолжали дело родителей.

         В пожаре 1812 года усадьба сильно пострадала, главный дом сгорел полностью, и Журавлевы продали обширное владение разбогатевшему на армейских поставках Василию Васильевичу Варгину. Происходили Варгины из монастырских крестьян Серпуховского владычного монастыря. Вся семья занималась вязанием и продажей варежек (варежки — «варьги»). Отсюда и происхождение их фамилии. За поставки холста на нужды армии Василий Васильевич был награжден медалью «За усердие», а спустя несколько лет обвинен в растрате. Последовало судебное разбирательство, заключение в Петропавловской крепости. Варгин добился пересмотра дела и полной реабилитации только в 1858 году — за год до своей кончины. Наследниками Василия Васильевича стали его братья и племянники.

            В 1860-ых годах главный дом усадьбы был достроен третьим этажом, а на участке были возведены новые флигели и другие постройки.  Фасад главного дома сохранил черты классицизма: первый этаж рустованный, шестипилястровый портик на уровне второго и третьего этажей, треугольный фронтон, украшенный лепниной. Дом стал использоваться как доходный с лавками на первом этаже и квартирами для сдачи в наем – на втором и третьем. Сдавались в наем флигели и другие постройки. Так в одной из них, которая при Василии Васильевиче была конторой (дом 12, строение 1), в 1857-1858 годах снимал квартиру Лев Толстой. Этот дом, а также два соседних, которые также принадлежали купцам Варгиным, являются филиалом музея Льва Николаевича Толстого.

           Сейчас дом Варгигых — жилой с магазинами на первом этаже.

        Не менее интересен и соседний дом – Пятницкая 18, строение1. В путеводителях по Москве этот дом значится как усадебный дом Лепешкина – Демидова, хотя с идентификацией владельцев этой усадьбы не все так просто. В конце 18 века владение принадлежало Федору Борисовичу Лепешкину. Купцы Лепешкины занимались производством тканей, со второй половины 19 века к ткацкому производству добавились химические заводы, производившие красители. Главный усадебный дом Лепешкина на Пятницкой улице был построен 1790 году. Он был двухэтажным и располагался торцом к улице. Дом, как и вся усадьба, сильно пострадали в пожаре 1812 года.

           Восстановлением усадьбы занялся Осип Иванович Бове, который в ту пору являлся главным архитектором московской комиссии по восстановлению послепожарной Москвы. Бове разработал проект трехэтажного дома в стиле позднего классицизма (ампир). Главный фасад нового дома был развернут вдоль Пятницкой улицы и украшен портиком из шести колонн ионического ордера, основанием которого служит первый, цокольный этаж. Лепные украшения фасада типичны для московского ампира.

            А вот для кого построен этот особняк среди москвоведов нет единого мнения. Одни считают, что новым владельцем усадьбы был кто-то из представителей династии горнозаводчиков Демидовых. Другие полагают, что дом построен для известного московского издателя и книготорговца Матвея Петровича Глазунова. На мой взгляд, вторая версия более реалистична, если судить по лепнине на фасадах. Как я уже отмечала, элементы декора домов в эту пору часто содержали намек на род деятельности владельца. В этом особняке мы видим обилие лир и амуров, занимающихся музицированием и лепкой. Это все-таки больше соответствует роду деятельности Глазунова, чем Демидовых.

            С 1880 года дом принадлежал собору Василия Блаженного, в нем дом 1917 года жили настоятели и другие служители храма. Судьба после 1917 года типична – коммуналки и конторы. В 1972 году проведена реставрация здания. Коммуналок в особняке больше не было. Следует отметить, что сохранились некоторые интерьеры дома.

          Сейчас в здании располагается Институт социально-экономических и политических исследований.

         5-ый Монетчиковский переулок, 11. С конца 18 века здесь располагалась владение титулярного советника, майора в отставке Степана Ивановича Ставровского. Жил ли он в этой усадьбе не известно, т.к. основным родом его занятий была покупка усадеб в Замоскворечье с последующей их перепродажей. Главный дом усадьбы был построен в самом конце 18 века, а уже в 1810 году ее покупает купец Дмитрий Петрович Аксенов. Его бизнес был связан с торговлей мануфактурой через семейный торговый дом «Дмитрий Аксенов и сыновья», которых у Аксенова было четыре: Василий, Иван, Сергей и Николай. После кончины Дмитрия Петровича делами фирмы стал управлять старший сын Василий Дмитриевич.

              В усадьбе, кроме главного дома, были и другие строения, но до наших дней дошел только он, причем практически в неизменном виде с момента строительства. А еще сохранилась ограда с проездными воротами. Главный фасад дома украшен небольшим фронтоном, который опирается на четыре пилястры, которые изготовлены из отесанных белокаменных блоков, а не из кирпича, как это было принято в то время. Позднее, в середине 19 века фасад украсили лепные элементы: сандрики окон второго этажа, фриз под простым карнизом, лепнина тимпана треугольного фронтона, а первый этаж получил рустовку.

               После смерти Василия Дмитриевича в 1880 году торговым домом стал управлять его брат Сергей. Но дела шли из рук вон плохо, и фирма в конце концов обанкротилась. Усадьбу в Замоскворечье продали купчихе Анастасии Сергеевне Филатьевой.

        В годы советской власти в бывшей усадьбе Аксеновых располагалась городская инфекционная больница, а начиная с 1973 года и по сей день работает станция Скорой помощи.

           От 5-ого Монетчиковского переулка совсем недалеко до Садового кольца. Возникло оно на месте Земляного вала, который утратил свои оборонительные функции и практически разрушился к концу 18 века. Дело разрушения довершил пожар 1812 года, который уничтожил много домов, построенных рядом с бывшим Земляным валом. При восстановлении Москвы остатки вала было решено снести, обмелевший и осыпавшийся ров — засыпать, а на их месте создать широкую кольцевую улицу, мощённую булыжником. Так появилось Садовое кольцо. Естественно, что дома, возводившиеся вдоль новой магистрали, в это время строились в силе классицизма. Предлагаю познакомиться с двумя такими домами.

            Зубовский бульвар, 27. В путеводителях этот дом значится, как дом И. А. Гагарина и как дом Дворцового ведомства. Верно и то, и другое.

         Дом построен в 1817 году. С 1820 года по 1830 год здесь жил сенатор князь Иван Алексеевич Гагарин. Иван Алексеевич был большим любителем литературы и театра, водил дружбу с известными литераторами того времени, а в супруги выбрал актрису Александринского театра Екатерину Семеновну Семенову, которая происходила из семьи крепостных.

         В 1837 году здание было продано Дворцовому ведомству и приспособлено под конторские цели. Дворцовое ведомство или Министерство императорского двора занималось обеспечением деятельности этого самого двора. Оно объединяло все части придворного управления, в него также входили Экспедиция церемониальных дел, Императорская археологическая комиссия, управление дворцового коменданта и другие структуры. Кроме того, министр императорского двора выполнял функции министра уделов, т.е. земельных владений императорской семьи, канцлера императорских орденов, в его ведении состояли Императорская Академия художеств и Московское художественное общество. Вот такая бюрократическая структура.

           В доме на Зубовском бульваре были небольшие квартиры для служащих. В одной из таких квартир жил вернувшийся из ссылки декабрист Александр Николаевич Муравьев.

          Здание выдержано в стиле позднего классицизма. В доме два этажа. Стены нижнего этажа рустованы. В центре главного фасада расположен мезонин, украшенный шестиколонным портиком дорического ордена, который опирается на ризалит первого этажа и завершается треугольным фронтоном. Центральная часть дома на уровне второго этажа и мезонина богато украшена лепниной.

 

           В советское время здание использовалось под коммунальное жилье. Сейчас его занимает на правах аренды банк ВТБ-24. Правда в прессе периодически появляются публикации о том, что дом, несмотря на статус объекта культурного наследия федерального значения, продан банку и используется с нарушениями охранного статуса.

          На Земляном валу, 35 расположен небольшой классический особняк. Это изящное здание теряется на фоне монстроподобного «Атриума». Особняк этот – остатки обширной усадьбы московского купца первой гильдии Петра Кононовича Боткина. Свой капитал и почетное гражданство Боткин заработал, ведя торговлю чаем с Китаем.  Семейство Боткиных было многочисленным: от двух жен у Петра Кононовича было 25 детей, из которых до взрослого возраста дожили девять сыновей и пять дочерей. Имея в своем распоряжении солидный капитал дети Петра Кононовича могли позволить себе занятия не только торговлей. Только Петр Петрович посвятил свою жизнь семейной фирме. Старший сын Василий стал литератором, автором многочисленных статей по истории литературы и музыки, Дмитрий занялся коллекционированием западноевропейской живописи, Михаил стал художником и коллекционером русского искусства, с Сергей – знаменитым врачом и организатором медицины и медицинского образования. Именно его имя носит Боткинская больница в Москве, открытая в 1910 году на средства московского предпринимателя Козьмы Терентьевича Солдатенкова, и такая неприятная болезнь, как вирусный гепатит А (болезнь Боткина).  Трое из пяти сыновей Сергея Петровича стали врачами, а Евгений Сергеевич, будучи лейб-медиком и лечащим врачом семьи императора Николая II, до конца выполнял свой врачебный долг и разделил судьбу последнего императора и его семьи. Он был расстрелян в подвале Ипатьевского дома вместе со своими пациентами.

           Но вернемся к особняку. Усадьба на этом участке появилась в конце 18 века, когда Земляной вал ещё не был разобран. В основе главного дома — палаты конца 18 века, на что указывают своды помещений подвала. Дошедший до наших дней классический особняк построен уже после 1812 года, в конце 1810-ых годов. Когда был ликвидирован Земляной вал, а на его месте появилась широкая улица, перед домом была сооружена ограда с воротами и разбит сад. В усадебный комплекс входили жилые и хозяйственные постройки, но они были снесены при формировании площади Курского вокзала, а в 2002 году на их месте вырос «Атриум». Сохранился только главный дом бывшей усадьбы.

           Двухэтажное здание с антресолями украшено ионическим портиком из четырёх колонн, первый этаж рустованный, лепные элементы в декоре отсутствуют. Небольшой ризалит западного фасада подчеркнут ионическими пилястрами. На восточном фасаде выделяются два небольших ризалита и ионические пилястры в оформлении ложного балкона. В интерьерах усадьбы сохранилась парадная лестница из мрамора и декоративная отделка парадной анфилады.

            Семейство Боткиных проживало в усадьбе до 1832 года, после этого владельцы усадьбы менялись несколько раз. После 1917 года главный дом избежал коммунального заселения и использовался под административные нужды. В начале 2000-ых годов дом был реставрирован, сейчас в нем расположен очередной бизнес-центр.

10.08.2021

 

 

 

Поделиться в соц. сетях

0

Комментарии

КЛАССИЦИЗМ-4 — 2 комментария

  1. Большое спасибо за интересный материал по Замоскворечью. Много лет гуляя по любимым уголкам этого интересного района каждый раз узнаешь что-то новое. После этой статьи хочется еще раз пройти и посмотреть на любимые здания.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *