КЛАССИЦИЗМ-8

КЛАССИЦИЗМ. Часть 8

        Тема классицизма в Москве – бесконечна. Ее можно продолжать еще очень долго. Но я решила сегодняшним материалом закончить рассказ о московских зданиях в стиле классицизм. Все предыдущие семь статей о стиле и еще двух об архитекторах классицизма были в основном посвящены усадебным домам и особнякам. Но только – в основном. Среди описанных классических зданий были и Странноприимный дом или Шереметьевская больница, и конный манеж (http://www.peshkompomoskve.ru/classicism-1/) , здания Московского университета и  училища ордена Святой Екатерины — Екатерининского института благородных девиц (http://www.peshkompomoskve.ru/domeniko_gilardi/), храмы и дворцы (http://www.peshkompomoskve.ru/bazhenov/) . Многие бывшие особняки к концу 19 века сдавались в аренду под гимназии, училища, становились доходными домами.

        Сегодня речь пойдет об общественных зданиях в стиле классицизм, ну или ставшими таковыми вскоре после строительства. Первым в этом списке будет здание мэрии, больше известное старшему поколению как здание Моссовета.

        Построено оно было  в период с 1778 по 1782 годы для графа Захара Григорьевича Чернышева. К моменту окончания строительства граф получил должность генерал-губернатора Москвы, а дом на Тверской стал не только его местом жительства, но и официальной резиденцией. В нем были обустроены помещения для приема посетителей, работы чиновников и официальных мероприятий.

        Изначально дворец был трехэтажным с полуподвалом, имел парадную анфиладу комнат. Позади основного корпуса располагались хозяйственные постройки, которые с ним образовывали внутренний двор. Авторство проекта приписывают Матвею Казакову, но документов, подтверждающих это, не сохранилось.

        В 1785 году Захар Григорьевич умирает, а дворец со всеми постройками был выкуплен в казну у его наследников. С тех пор и до настоящего времени он становится резиденцией руководителей Москвы. До 1917 года это была резиденция генерал-губернаторов, в советское время его занимал Московский городской совет, а с 1993 года – правительство Москвы (мэрия).

      За почти 250 лет своего существования здание неоднократно перестраивали и реконструировали. Первая реконструкция произошла в 1790-ых годах, когда за зданием закрепился статус официальной резиденции генерал-губернаторов. Работами руководил Казаков. В пожаре 1812 года здание уцелело, но интерьеры пострадали от вандализма наполеоновских солдат. В 1814 году все интерьеры были восстановлены, а на фасаде появились коринфские пилястры. Но наиболее существенные изменения с домом произошли в 20 веке. В 1930 году по проекту Ивана Александровича Фомина вместо старых хозяйственных построек было построено административное здание в стиле конструктивизм, которое соединялось с основным зданием аркадой. В 1937 году во время реконструкции и расширении улицы Горького, бывшей Тверской, здание весом приблизительно 20 тысяч тонн передвинули почти на 14 метров вместе с работавшими в нем сотрудниками. Для этого здание укрепили металлическим каркасом и разобрали арки заднего двора, возведенные Фоминым. Вся процедура заняла всего 41 минуту.

         В 1945 году, чтобы здание Моссовета не терялось на фоне новых высоких строений на улице Горького, его было решено достроить еще двумя этажами. Первоначально проект подготовил И. В. Жолтовский, но он был вынужден отказаться работ из-за правок тогдашнего председателя Моссовета Г. М. Попова. В результате был реализован проект группы архитекторов под руководством Дмитрия Николаевича Чечулина. Чтобы стены генерал-губернаторского дворца на разъехались под тяжестью новых этажей, их стянули своеобразным поясом их кирпича и металла, замаскировав снаружи карнизом, а каркас здания укрепили металлическими колоннами. На нижней части здания появились мощные коринфские пилястры, а на верхней – восьмиколонный портик, на который опирается треугольный фронтон. Центральный вход расширили и оформили в виде триумфальной арки. Тогда же здание покрасили в красный цвет – до этого стены были окрашены в желто-оранжевых тонах.

      Внутренние интерьеры реставрировали несколько раз: в 1945 году, в конце 1980-ых и в 2013 году. В 1994 году советскую символику на фронтоне заменили гербом Москвы.

         А так резиденция генерал-губернатора выглядела в 19 веке.

   

       Следующее общественное здание тоже изначально было усадебным домом, или вернее дворцом. Речь идет о здании Музея современной истории России, который много лет назывался Музеем революции.

         История места просматривается с 16 века. Но нас интересует более позднее время, когда на участке был построен дом, сохранившийся до наших дней. Самая старая центральная часть была возведена, когда усадьбой владел генерал-поручик Александр Матвеевич Херасков. Усадьбу он приобрел в 1777 году, а уже 1780 году совместно с братом, известным поэтом Михаилом Матвеевичем Херасковым построил каменный дом. За домом по склону располагался большой парк с тремя прудами. Память об этих прудах сохранилась в названии переулка – Трехпрудный.

        В начале 19 века усадьбу на Тверской покупает граф Лев Кириллович Разумовский и начинает превращение просто большого дома в дворец. Создается проект перестройки, автором которого считают Адама Адамовича Менеласа. Архитектор много строил для семьи Разумовских, так что вполне вероятно, что именно он занялся перестройкой дома Разумовского на Тверской. В 1811 году к центральной части пристраивается левое крыло, обновляются интерьеры.

         Война 1812 года прервала строительные работы, да и уже возведенные части дома сильно пострадали: и хоть он не сгорел в пожаре, но интерьеры были полностью уничтожены. Разумовский не только восстановил интерьеры дома, но и завершил первоначальный проект – в 1817 году появляется правое крыло и ограда парадного двора по линии улицы. Таким образом усадьба получает типичную для зрелого классицизма симметричную композицию. Это был самый большой дом-дворец в Москве того времени.

   

        После смерти Льва Кирилловича в 1818 году его вдова Мария Григорьевна, урожденная Вяземская, в первом браке Голицына передала владение на Тверской своему брату – князю Николаю Григорьевичу Вяземскому. А уже Вяземский продал владение Английскому клубу, который переехал сюда в 1831 году из дома семьи Гагариных, расположенного на Страстном бульваре. Но об этой усадьбе – чуть позже.

   

      Английский клуб был привилегированными собранием аристократов. Вступить в него было сложно и только по рекомендации члена клуба. Даже титулованные дворяне могли годами стоять в очереди и не успеть до конца жизни попасть в члены клуба. Клуб славился своей библиотекой и прекрасной кухней. Это было сугубо мужское сообщество, женщин не допускали в клуб ни под каким видом, даже прислуга состояла из мужчин. Только в рамках коронационных мероприятий для женщин устраивали завтрак в стенах Английского клуба, причем посетить можно было строго ограниченное число помещений.  А интерьеры клуба, бывшего раньше дворцом Разумовского, были великолепны.  Их и сейчас можно посмотреть, посетив музей. Мужчины же в клубе кроме чтения, играли в карты и вели беседы в основном на политические темы.

        В 1917 году Английский клуб прекратил свое существование, а с 1922 года в здании бывшего клуба открылся музей революции. В 1998 году в экспозиции были смещены акценты, музей стал называться Музеем современной истории России.

      До переезда во дворец Разумовского Английский клуб арендовал другой дворец в усадьбе князей Гагариных на углу Страстного бульвара и Петровки.

      В 16 веке на этом месте располагался путевой дворец великих князей московских. Сохранившийся до наших дней главный усадебный дом, а вернее дворец, построен по проекту Матвея Казакова в 1774—1776 годах для князя Сергея Васильевича Гагарина. Потом усадьбой владел сын Гагарина Сергей Сергеевич. А позднее уже его сыновья – Сергей и Николай. В период с 1802 по 1812 годы усадьба сдавалась в аренду Английскому клубу.

       В пожаре 1812 года усадьба сильно пострадала и до 1828 года стояла заброшенной, пока ее не выкупил генерал-губернатор Москвы Дмитрий Владимирович Голицын для устройства больницы. Восстановлением здания и его перестройкой руководил Осип Бове. Архитектор построил несколько дополнительных корпусов и церковь, вместо парадной анфилады были устроены операционные и палаты для больных. Тогда же изменился и фасад здания: арки на цокольном этаже были заменены горизонтальными перемычками и добавлен эффектный ампирный фриз.

      В 1833 году по указу императора Николая I в здании разместилась Новая Екатерининская больница, которая предоставляла бесплатное лечение для всех сословий. Больница функционировала и после 1917 года, с 1930 года она стала клинической базой основанного санитарно-гигиенического факультета Первого Московского медицинского института. В годы Великой отечественной войны здесь размещался военный госпиталь.

        После войны больница получила статус городской клинической больницы №24. Не буду здесь подробно приводить все данные об объединении лечебных учреждений, включающих эту больницу и решения московских властей касательно судьбы здания на Страстном бульваре – их было много. Скажу только, что в процессе реставрации/реконструкции, которая началась в 2012 году, были снесены вспомогательные корпуса, построенные Бове, и планировалось изменить фасад дворца. Фасады все-таки удалось отстоять. По старинным чертежам, архивным данным и чудом сохранившимся фрагментам декора были восстановлены интерьеры и колонны портика.

 

       В ноябре 2015 года в здание Ново-Екатерининской больницы переехала Мосгордума.

         Усадьбой изначально был и известный всем Дом союзов — здание Благородного собрания. В 18 веке здесь располагалась усадьба князя Василия Михайловича Долгорукова-Крымского. В 1783 году по инициативе попечителя Опекунского совета Михаила Федоровича Соймонова в Москве создается Благородное общество, а уже в следующем году общество приобретает для своих нужд усадьбу Долгорукова-Крымского. Купчая была оформлена на имя князя Алексея Борисовича Голицына. После его смерти в 1792 году по прошению князя Александра Александровича Прозоровского Екатерина II закрепила собственность за Благородным обществом.

      Усадьба была перестроена по проекту Матвея Казакова. Архитектор изменил внутреннее пространство жилого дома, соединив его с другими постройками усадьбы, сделал пристройку, украшенную ротондой на углу Большой Дмитровки и Георгиевского переулка. Так в здании появились просторные залы и гостиные, в которых стало возможно проводить различные собрания и балы. Самый знаменитый зал, известный нам как Колонный, в ту пору назывался Большим, и был он построен на месте внутреннего усадебного двора.

      Дом сильно пострадал в пожаре 1812 года. Но уже через два года в здании Благородного собрания был вновь проведен бал. Работами по восстановлению руководил ученик Казакова Алексей Никитич Бакарев.

      Здание Благородного собрания знаменито не только своими балами, которые проводились регулярно. Там была прекрасная библиотека, проводились концерты отечественных и зарубежных исполнителей.

      В начале 20 века по проекту Александра Фелициановича Мейснера был частично достроен третий этаж. Тогда исчез верхний свет Большого зала, треугольный фронтон был заменен широким аттиком, фасад со стороны Охотного ряда украшен куполом, а на стенах появились горельефы с античными сюжетами.

      В 1917 году здание было реквизировано, в нем разместился Центральный совет московских профессиональных союзов, а здание переименовали в Дом Союзов. Переименовали и залы: Большой зал стал называться Колонным, Екатерининский — Овальным, Крестовый — Октябрьским. В 1930-ых годах были попытки перестроить здание в стиле конструктивизм, но к счастью, они так и не были реализованы.

        В годы советской власти в Доме Союзов происходили различные съезды, продолжались концерты, устраивались новогодние елки для школьников и студентов, а также траурные мероприятия прощания с ушедшими из жизни государственными и культурными деятелями. Лично я была в Доме Союзов два раза: на новогоднем балу старшеклассников в 1976 году, хотя я тогда уже была первокурсницей МГУ, и на московском слете студентов–отличников учебы в 1979 году. Ваша покорная слуга — третья слева в первом ряду в группе отличников из МГУ.

      После 1991 года Дом Союзов стал ЗАО, которое сдает в аренду залы для проведения различных мероприятий, съездов и конференций. В Колонном зале все также проводятся концерты.

         Усадьбой был и дом 22/2 на углу Пречистенки и Чистого переулка. Ею владели Хованские, Ртищевы, а на рубеже 18-19 веков она принадлежала семье генерала Александра Петровича Ермолова. Построен главный усадебный дом в 1764 году предположительно Матвеем Федоровичем Казаковым. При Ермолове его частично перестроили и оформили в стиле зрелого классицизма: на фасаде появился центральный ризалит, украшенный полуколоннами и пилястрами коринфского ордера на рустованном арочном цоколе.

          После пожара 1812 года наследники Ермолова восстановили усадьбу, но в 1835 году продали имение в казну, и в нем расположилось Центральное пожарное депо. Бывший главный усадебный дом расширили вдоль переулка, а в середине века появилась и пожарная каланча, которую снесли в 1930 году. В начале 20 века в депо были организована станция скорой помощи, ветеринарная клиника для пострадавших в огне животных, в помещениях депо происходили занятия различных рабочих курсов.

       Фактически здание используется по назначению до сих пор, сейчас в нем Главное управление пожарной охраны по городу Москве. В последние годы рассматривается проект по восстановлению исторического облика Пречистенской пожарной части, включающий в себя реставрацию исторического здания и восстановление деревянной каланчи.

 

        Два усадебных дома (Николоямская улица, 52 и 54) построены в начале 19 века. Дом 52 был куплен предпринимателем Николаем Павловичем Баулиным, который производил шелковые платки и торговал своей продукцией, а в доме 52, восстановленном после пожара, разместилась Рогожская полицейская часть, которая в 19 веке совмещала в себе и полицейскую часть, и пожарную. В 1990-ые годы восстановили пожарную каланчу. Сейчас оба здания сдаются в аренду под офисы.

      Но есть в столице здания в стиле классицизм, которые изначально строились как общественные. Например, здание Гостиного двора.

      Первое упоминание о Гостином дворе относится к началу 16 века. Как и теперь, он располагался в Китай-городе и состоял из лавок, складов и жилых помещений для купцов. Менялись правители страны, менялись строения и Гостиного двора, и вокруг него, но сам Гостиный двор неизменно занимал целый квартал между Варваркой, Ильинкой, Хрустальным и Рыбным переулками.

        Первый каменный Гостиный двор построили в 1640-ых годах по указу царя Михаила Федоровича. Следующий проект разработан Джакомо Кварнеги. Его реализацией с учетом особенностей местности занимались Иван Андреевич Селехов и Семен Антонович Карин под общим руководством Матвея Федоровича Казакова.

       Во время пожара 1812 года, который начался именно в Гостином дворе, комплекс сильно пострадал.   Послепожарным восстановлением Гостиного двора руководил Осип Бове. Оно завершилось в 1830 году. Получилось большое здание, обрамленное коринфскими пилястрами с расположенными между ними полуциркульными окнами и входами в лавки. С 1838 года Гостиный двор стал называться старым, т.к. напротив вдоль Рыбного переулка было построено еще одно здание – Новый Гостиный двор.

 

   

   

 

     В 1990-ых – 2000-ых года была проведена реставрация и реконструкция зданий. Был надстроен мансардный этаж, а внутренний двор покрыт куполообразной светопрозрачной крышей. Торговля в самом большом торговом комплексе начала 20 века больше не ведется. Гостиный двор принадлежит городу и находится в управлении музейно-выставочного объединения «Манеж». Мансардные помещения сдаются под офисы.

       Провиантские склады на Зубовском бульваре тоже строились сразу как специальные здания. Три ампирных корпуса составляют комплекс, который практически полностью дошел до наших дней в первоначальном виде. Правда, говорить об этом можно в отношении комплекса после реставрации. Но обо всем по порядку.

   

   

         До начала 19 века здесь располагалась слобода с огородами и пустующими владениями Стрешневых. В конце 1820-ых территория была закреплена за провиантским департаментом военного министерства. Решено было построить склады как хранилище запасов продовольствия для расквартированных в Москве военных подразделений — Хамовнических, Спасских и Лефортовских казарм. Провиантские склады были построены в стиле ампир в 1829—1835 году архитектором Федором Михайловичем Шестаковым, который использовал образцовый проект петербургского архитектора Василия Петровича Стасова. Были построены три корпуса с типичным ампирным декором, кордегардия и чугунная ограда между корпусами с украшениями по военной тематике.

 

        Склады использовались по назначению до 1917 года, потом много лет в них располагался гараж военного ведомства. За эти годы к корпусам были пристроены временные пристройки, а внутри появились пандусы и смотровые ямы для автомобилей.

      В 1999 году автобаза Министерства обороны была выведена из Провиантских складов, а здания были переданы в ведение города. Много было сломано копий по поводу реставрации/реконструкции зданий и их использовании. Скажу только, что Лужков хотел накрыть дворы между корпусами стеклянными куполами (была у него страсть к этим стеклянным крышам), а среди претендентов на создание экспозиции нового музейно-выставочного пространства был Зураб Церетели.

       Копья сломаны, крышу не соорудили, а в зданиях разместился Музей Москвы. Правда, посетители музея отмечают, что помещения Провиантских складов слишком велики для экспозиции фактически краеведческого музея. В некоторых помещениях устраивают временные выставки и проводят художественные ярмарки. Сама была на такой рождественской ярмарке.

        А следующему классическому символу Москвы, зданию Большого театра, патологически не везло.

     Основанный князем Петром Васильевичем Урусовым в 1776 году театр должен был разместиться в здании, которое сгорело еще до его официального открытия. Урусов передал дела своему компаньону, английскому предпринимателю Майклу Меддоксу.   При Меддоксе по проекту архитектора Христиана Розберга в 1789 году было построено театральное здание. Театр в ту пору назывался Большой Петровский, т.к. располагался он на улице Петровка.

       В 1805 году здание сгорело. Труппа выступала на сценах частных театров, которые тогда были у многих аристократов. Новое деревянное здание было построено по проекту Карла Росси на Арбатской площади, но и оно сгорело в пожаре 1812 года.

      В 1816 году был объявлен конкурс на возведение нового здания театра. Обязательным условием было включение в строение стен театра Меддокса. В конкурсе приняли участие многие известные архитекторы, включая Доменико Жилярди и Алексея Никитича Бакарева, но победитель так и не был выбран. В повторном конкурсе победителем был признан проект профессора Императорской Академии художеств Андрея Алексеевича Михайлова.  Реализация проекта была поручена Осипу Бове, который несколько изменил его, уменьшил размеры здания, приблизив их к гармонии с окружающим пространством.

       В 1843 году здание реконструируют по проекту архитектора Александра Степановича Никитина: были перестроены боковые ложи и сцена, а ионические капители портика были заменены на более сложные, похожие на капители храма Эрехтейона на Акрополе. Но в 1853 году театр снова сгорел. Пожар длился несколько дней, уцелели только стены и колоннада портика.

        И снова был объявлен конкур среди именитых архитекторов на восстановление театра. Победил проект Альберта Катариновича Кавоса, главного архитектора Императорских театров. Планировка была сохранена, но архитектор несколько увеличил высоту здания и изменил декор фасадов: над входным портиком установили квадригу с Аполлоном работы Клодта, а на основном фронтоне был установлен гипсовый двуглавый орел. Снова театр открылся в 1856 году.

      В конце 19 века опять случилась беда: деревянные сваи фундамента практически полностью сгнили, по стенам пошли трещины, осела сцена и часть зрительного зала. Фундамент укрепили, но осадка не прекращалась. В 1920-ых годах шли разговоры о закрытии театра и сносе здания. Была создана специальная комиссия, в которую входили Алексей Викторович Щусев и Иван Владиславович Жолтовский. Комиссии удалось выявить причину осадки, разрушение одной из стен сцены, и устранить ее.

       Последняя реконструкция была проведена в 2005-2011 годах. Фактически от исторического здания остались только три несущих стены, главный фасад и боковые, а под фундаментом был вырыт гигантский котлован глубиной более 30 метров, в котором разместились репетиционные залы, мастерские и другие технические помещения. Были и финансовые скандалы, связанные с расходованием средств на реконструкцию. Как бы там ни было, театр уже более десяти лет работает в реконструированном здании. После возобновления работы исторической сцены было много негативных отзывов о результатах проделанной работы, от нарушенной акустики до осыпающейся позолоты, но в последнее время они утихли.

      Жизнь не стоит на месте, меняется все: экономика, политика, мода. В искусстве постоянно идет поиск новых форм. Это касается, естественно, и архитектуры. К середине 19 века классицизм в архитектуре и его поздняя форма – ампир, начинают претерпевать изменения. На сцену выходит эклектика – сочетание форм различных стилей.

     В 1844-1851 годах по проекту Константина Андреевича Тона возводится здание Петербургского, с 1855 года Николаевского, вокзала. Руководил строительством архитектор Рудольф Андреевич Желязевич.

       Здания конечных железнодорожных станций в Петербурге и Москве возводили по единому проекту, у них классические фасады с равномерным членением полуколоннами коринфского ордера. Но если присмотреться внимательно, то в здании нынешнего Ленинградского вокзала можно заметить формы ренессанса и русских мотивов в оформлении окон, главного входа и своеобразной башенки-донжона на крыше.

 

     По проекту Тона за вокзалом был сооружен дебаркадер. Архитектор планировал расположить симметрично относительно главного здания вокзала два флигеля для таможни и квартир служащих, но реализовали только один из них. Дебаркадер до наших дней не сохранился – его снесли при расширении Ленинградского вокзала: в 1970-ых годах к историческому зданию со стороны путей было пристроено современное здание из стекла и бетона. А здание таможни существует до сих пор и выполняет свои функции. В нем расположено Центральное таможенное управление и Музей таможни.

   

        А вот здание биржи на Ильинке полностью декорировано в стиле эклектики.

        Китай-город был центром торговой жизни города. Рядом с Гостиным двором на углу Рыбного переулка и Ильинки находилась площадка, на которой купцы обсуждали свои проблемы, рекламировали товары и заключали сделки. Это была фактически стихийная биржа. В1828 году московское купечество обратилось к генерал-губернатору князю Дмитрию Владимировичу Голицыну с предложением учредить в Москве биржу. Она была открыта в 1839 году.

     Первое здание было построено по проекту архитектора Михаила Доримедонтовича Быковского в стиле ранней эклектики с элементами ренессансной архитектуры.

        Вскоре помещение биржи стало слишком тесным для проведения торговых операций. Городские власти выкупили соседний участок и поручили строительство нового здания биржи Александру Степановичу Каминскому. Новая биржа была построена в 1875 году. Про архитектурный стиль этого здания можно сказать, что это эклектика с элементами классицизма. Со стороны Ильинки здание украшает ионический портик с треугольным фронтоном, а задний и боковой фасады больше тяготеют к ренессансной архитектуре.

       После 1917 года биржу некоторое время занимал Горный совет, а потом Всесоюзная торговая палата. В 1925 году здание было надстроено третьим этажом по проекту архитектора Ивана Сергеевича Кузнецова.

   

      И сейчас здание биржи остается оплотом коммерции: теперь его занимает Торгово-промышленная палата РФ.

08.03.2022

Поделиться в соц. сетях

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *