КОНСТРУКТИВИЗМ-6

КОНСТРУКТИВИЗМ. Часть 6.

      Возникнув в 1920-ых годах, советский авангард в архитектуре, иными словами конструктивизм, постепенно распространился на все виды зданий, от заводских корпусов до бань. В стиле конструктивизм или методом конструктивизма, как настаивали приверженцы этого направления, строились школы, институты, клубы, дворцы культуры, медицинские учреждения, стадионы, административные здания, гаражи, пожарные части, магазины… Сегодняшнее знакомство с московским конструктивизмом мы начнем именно с магазина.

     Просуществовав до начала 1930-ых годов, конструктивизм постепенно сменился постконструктивизмом, который стал промежуточным звеном между революционным авангардом и сталинским ампиром. При этом стиль утратил некоторые самые новаторские черты, сохранив при этом своеобразие с элементами авангарда. В Западной Европе в это время был широко распространен стиль ар деко, а в СССР в целом, и в Москве в частности, это направление в архитектуре – большая редкость. В столице с элементами ар деко построены, например, дом общества «Динамо» на Лубянке http://www.peshkompomoskve.ru/constructivism_zhylye_doma-4/ и здание поликлиники для сотрудников наркомата путей сообщения на Новой Басманной http://www.peshkompomoskve.ru/constructivism-1/ .

      Именно черты ар деко отличают здание Даниловского универмага от других торговых предприятий Мосторга, построенных в 1920-1930-ых годах.  Даниловский универмаг строился долго — с 1928 по 1936 год. Первоначальный проект разработал гражданский инженер Александр Константинович Болдырев. Это был типичное конструктивистское здание, состоящее из двух кубических объемов, соединенных переходом. Но еще на подготовительном этапе финансирование проекта было сокращено, и Болдыреву пришлось упростить его до одного углового здания с ленточным остеклением. Начавшиеся в 1930 году строительные работы вскоре были прекращены, т.к. возникли подозрения в токсичности грунта строительной площадки: в 19 веке на этом месте располагалась лакокрасочная фабрика. После тщательной экспертизы строительство было возобновлено только в 1933 году под руководством архитектора Георгия Константиновича Олтаржевского. Георгий Константинович — выпускник Строгановского училища, автор проектов более десяти доходных, а после революции — жилых домов в Москве, которые были построены в период с 1906 по 1932 годы.

     Олтаржевский перерабатывает конструктивистский проект Болдырева в духе постконструктивизма: он скругляет угол на главном фасаде здания и один из углов заднего фасада, ленточное остекление заменяет раздельными окнами, причем окна второго и третьего этажей объединяются общей рамкой, а круглые окна чердака, где размещались складские помещения, — маленькими квадратными, украшает фасады карнизами с дентикулами и высоким аттиком. Олтаржевский убирает лифты, которые в проекте Болдырева предполагались встроенными в просветы главной лестницы, и переносит их в конец бокового крыла. Главная лестница стал выглядеть более эффектно и превратилась в главную доминанту внутреннего объема здания. Открытие универмага состоялось в 1936 году.

  

     Универмаг был оборудован специальной мебелью, которую можно было перемещать, формируя новые торговые площади. В нем были предусмотрены помещения для персонала: продавцов, товароведов. К сожалению, до наших дней прилавки, шкафы и стеллажи тех времен не сохранились.

  

     В 2011 — 2016 годах здание было отреставрировано по проекту, согласованному с Департаментом культурного наследия. Ему был возвращён исторический облик: восстановлены элементы фасада, декор, парадная лестница с ограждениями, кроме того была заменена инженерная инфраструктура, а в пострадавшие от влаги стены был закачан специальный состав, восстановивший их прочность. Единственное, что не восстановили, так это надписи на аттике и фасадах, которые в разные годы выглядели по-разному.

 

 

      С 1992 года после приватизации универмаг носит название «Торговый дом «Даниловский».

        В Москве сохранилось достаточно много научных и учебных заведений, построенных в 1920-1930-ых годах в стиле конструктивизм. О многих из них я рассказывала в предыдущих частях материала, посвященным конструктивизму.

http://www.peshkompomoskve.ru/constructivism-3/

http://www.peshkompomoskve.ru/constructivism-4/

http://www.peshkompomoskve.ru/constructivism-5/

        Продолжим знакомство с ними.

     Всем, кто хоть как-то связан с наукой, известно, что Ленинский проспект – это своеобразный заповедник академических НИИ: физических, химических, биологических, исторических… Но у нас речь идет об архитектуре конструктивизма, поэтому познакомимся со зданиями НИИ, построенными в этом стиле.

       Первый адрес – Ленинский проспект, 19. Здесь находится научно-исследовательский институт им. Кржижановского (ЭНИН), который является головной научной организацией, где ведутся комплексные исследования по перспективным направлениям развития энергетики. Институт был организован в 1930 году учёным-энергетиком и общественным деятелем Глебом Максимилиановичем Кржижановским. Он же был бессменным руководителем института на протяжении 25 лет.

        Здание института возведено в 1928 – 1934 годах по проекту Александра Фелициановича Мейснера.  Окончив Московское училище живописи, ваяния и зодчества в 1883 году, Мейснер сформировался как архитектор в эпохи эклектики и модерна, построив в Москве ряд доходных домов и общественных зданий. В 1920-ых годах будучи уже достаточно пожилым человеком, он позитивно воспринял архитектурный авангард. Результатом это явилось здание на Ленинском проспекте, в то время на Большой Калужской улице, которое первоначально предназначалось для медико-биологического института.

      Мейснеру удалось соединить в этом здании черты авангарда (практически полное отсутствие декора, круглые окна верхнего этажа, сплошное остекление угловых блоков, которое со временем было утрачено) и достаточно классический вид центральной части главного фасада. Здание имеет необычный асимметричный план с многочисленными ризалитами, которые формируют по периметру отдельные дворики, представляющие собой различные функциональные зоны.

     

      В 1934 году после завершения строительства в здании разместился ЭНИН, который занимает его до сих пор (с 1993 года — Акционерное общество «Энергетический институт им. Г. М. Кржижановского»).

        Следующий адрес – Ленинский проспект, 33. Сейчас это здание занимает ряд НИИ РАН: Институт проблем экологии и эволюции им. А. Н. Северцова, Институт биохимии им. А. Н. Баха, Центр паразитологии ИПЭЭ, Федеральный исследовательский центр биотехнологии.

        Об авторстве проекта и его первоначальном предназначении в литературе единодушия нет. По одним источникам это здание Научно-исследовательского текстильного института (НИТИ). Построено по проекту архитекторов Ивана Сергеевича Николаева и Анатолия Степановича Фисенко. Логика в таком утверждении есть: неподалеку на Малой Калужской располагался Текстильный институт (сейчас Российский государственный университет имени А. Н. Косыгина), Николаев – автор проекта дома-коммуны для студентов Текстильного института на соседней улице Орджоникидзе http://www.peshkompomoskve.ru/constructivism_zhylye_doma-3/, оба архитектора в 1927—1928 годах работали в проектном бюро Всероссийского текстильного синдиката, где разрабатывали проекты зданий ряда текстильных комбинатов и хлопчатобумажных фабрик.

       Другие источники утверждают, что здание построено для Института нефти, основанного в 1930 году, по проекту Виктора Дмитриевича Кокорина, который работал в Архитектурно-планировочной мастерской Строительного отдела Моссовета. Мастерской руководили Жолтовский и Щусев, в ней разрабатывались проекты по перепланировке и реконструкции Москвы. Такое утверждение также не лишено смысла: в начале 1960-ых годов для Института (ныне университета) нефти и газа им. И. М. Губкина построено новое здание (Ленинский проспект, 65), а в старом разместились НИИ.

       В чем все источники единодушны, так это то, что построено здание в 1931 году. Не знаю, кто прав, но то, что это типичный образец конструктивистской постройки не вызывает сомнений. Здание представляет собой композицию нескольких разновеликих прямоугольных объемов с характерным остеклением. Объединяющим элементом для них служит одноэтажный полукруглый объем, расположенный на углу здания.

  

      Строили в авангардном стиле и школы. Именно в школах должны были формироваться новые советские люди, а сами школы кроме просторных классов почти всегда оборудовались производственными мастерскими для обучения навыкам рабочих профессий, спортивными залами, научными кабинетами, столовыми и рекреационными зонами. У советского школьника должно было быть все необходимое, и это все необходимое должно было быть сконцентрировано в одном школьном здании.

       На 1-ой улице Машиностроения, 16 есть именно такое школьное здание. Для Москвы оно уникально тем, что построено в 1935 году по проекту французского архитектора Андре Люрса.

     Андре Люрса родился в 1894 году в Брюйере, департамент Вогезы. Обучался в Школе изящных искусств в Нанси, изучал архитектуру в Национальной высшей школе изящных искусств в Париже. Люрса стал одним из признанных мастеров модернизма и функционализма в архитектуре. Не удивительно, что ему были интересны архитектурные эксперименты советских конструктивистов. В 1933 году он приезжает в Москву, а с 1934 по 1937 годы, работает в Пятой проектной мастерской Моссовета, которую возглавлял Даниил Федорович Фридман. Проекты, выполненные Люрса в Москве, не были реализованы. Исключение – школа на 1-ой улице Машиностроения.

      В 1935 году в журнале «Строительство Москвы» опубликован проект школы Люрса. В измененном виде здание сохранилось до нашего времени, хотя и утратило учебную функцию. Четырехэтажное кирпичное здание в отличие от большинства школ того времени имеет ассиметричный план, угол акцентирован выступающим лестничным блоком, украшенным барельефом. Однако внешнее оформление остаётся сдержанным. Два вестибюля и одностороннее расположение классов по требованию технического задания определило вытянутость здания вдоль улицы.

      Сохранившееся здание отличается от первоначального проекта. Утрачено завершение лестничного блока, декоративное оформление северного фасада, на боковом фасаде отсутствуют балконы, зато появились окна-иллюминаторы, которых не было в проекте. Правое крыльцо исчезло, на его месте пристроен новый кубический объем. Левое торцевое крыльцо в основе сохранилось, но к нему справа пристроена небольшая витрина. Трудно сказать, когда и как происходили все эти переделки, возможно очень давно. Отыскать старые фотографии здания мне так и не удалось. Кроме того, несколько лет назад все здание было облицовано современной керамической плиткой, и оно стало похожим на сотни других современных московских офисных и торговых центров.

      Сейчас здесь располагаются Дом моды «Вемина», детская спортивная школа и какие-то офисы.

 

  

      Что касается Люрса, то в 1937 году он вернулся во Францию, где стал преподавателем Национальной высшей школы декоративных искусств. В годы Второй мировой войны примкнул к движению Сопротивления. После войны преподавал в Национальной высшей школе изящных искусств. В 1947 году Андре Люрса поселился в городке Со, где построил для себя дом и мастерские. В этом городе он прожил 27 лет и скончался в 1970 году.

     Зданиям комплекса школы-интерната на углу Сосинской улицы и улицы Мельникова, построенным в середине 1930-ых годов, совсем не повезло. Они снесены, на освободившейся территории строится жилой комплекс по программе реновации. Может быть, конечно, эти здания не представляли никакой архитектурной ценности и были в ужасном состоянии, но все равно жаль.

      Вот так выглядело это место в начале осени 2018 года.

    Зато сохранилось здание бывшей фабрики-кухни № 8 Микояновского мясокомбината на Остаповском шоссе (Сосинская улица, 43). Здание построено в 1931–1933 годах при участии архитектора Ивана Ильича Леонидова. Появление здесь фабрики-кухни, которая должна была освободить советских трудящихся от домашней рутины приготовления пищи, не случайно: вдоль Остаповского шоссе располагалось множество новых заводов и крупное здание первой ТЭЦ МОГЭС. Сейчас от всего это в основном остались только склады, руины цехов, название «Остаповский проезд» и здание фабрики-кухни. Многие годы это и прилегающие здания занимало Конструкторское бюро машиностроения, которое занималось военными разработками. Правда, буквально несколько месяцев назад в прессе появились сообщения, что территория КБ, включая бывшую фабрику-кухню, выкуплена под коммерческую застройку. Вероятнее всего мы лишимся еще одного памятника архитектуры эпохи конструктивизма.

  

      Фабрика-кухня была построена по типовому проекту Архитектурной мастерской Нарпита. Аналогичное здание было построено еще в и Твери (Калинине), там оно было превращено со временем в Дом пионеров. Как и другие фабрики-кухни, здание на Остаповском шоссе имело цеха по приготовлению пищи, помещения для персонала, просторный зал столовой и магазин, где можно было купить готовые блюда и полуфабрикаты. Четырёхугольное здание с непрямыми углами имеет сложный в плане двор, ярусный полукруглый объём со стороны главного фасада, где располагался обеденный зал, характерное для конструктивизма ленточное остекление. Будет очень жаль, если Москва его лишится…

         Свою фабрику-кухню имел и 1-ый Государственный подшипниковый завод, построенный в 1932 году (с 1990-ых — ОАО «Московский подшипник», позднее — ОАО «Европейская подшипниковая корпорация Москва»). Пресловутая оптимизация производства привела к сокращению и самого производства и производственных площадей, которые сдаются в аренду: цеха – под торговые точки, а фабрика-кухня – под офисы. Здание 1932 года постройки перестроено до такой степени, что увидеть в нем черты конструктивизма практически невозможно. У меня даже не возникло желание ее сфотографировать.

     Пока сохраняют свой первоначальный вид два корпуса медсанчасти завода (Шарикоподшипниковская улица 13а и 15). Самой медсанчасти (поликлиники) в них давно нет, как и другие здания завода они сдаются в аренду под офисы и магазины. В доме под номером 15 одно время располагался музей 1-ого ГПЗ. Оба здания построены в переходный период от авангарда к сталинскому ампиру: 13а – в 1934 году, 15 – в 1937. Они имеют серые тяжеловесные фасады и лишены легкости архитектуры более раннего периода конструктивизма. Здание под № 15 украшает оригинальное скульптурное панно на тему выпускавшейся заводом продукции. Сейчас оно закрыто щитом якобы для реставрации, но в прессе подтверждения проведению реставрационных работ я так и не нашла. Кстати, фасады обоих зданий тоже нуждаются в реставрации или хотя бы косметическом ремонте.

       Функционализм и рационализм, присущие советскому авангарду в архитектуре, привели к появлению того, что сейчас называют инфраструктурой. Выбирая жилье в новостройках, мы всегда интересуемся, есть ли там магазины, детские сады, школы, поликлиники. А впервые комплексы, включающие жилые дома и объекты инфраструктуры, появились в эпоху конструктивизма. И это были не только жилые кварталы.

      Комплекс новых зданий Тимирязевской сельскохозяйственной академии на Лиственничной аллее, построенный в 1927 — 1931 годах, включает в себя учебные корпуса, общежития, дворец культуры, баню и даже прачечную. Проекты практически всех зданий выполнил Борис Михайлович Иофан – автор проекта знаменитого «Дома на набережной» http://www.peshkompomoskve.ru/constructivism_zhylye_doma-1/ , а позднее – сталинских высоток.

      В это время построено три учебных и административный корпуса: «колхозный» корпус (Лиственничная аллея, 2)…

 

…«агропедагогический» корпус (Лиственничная аллея, 4)…

  

… корпус химических лабораторий (Лиственничная аллея, 6)…

  

… и административный корпус (Лиственничная аллея, 3).

        Все здания имеют в плане ассиметричную сложную форму с цилиндрическими объемами, характерное для конструктивизма остекление. Агропедагогический корпус украшен угловыми балконами, а административный – солярными площадками на крыше.

      Все корпуса были построены из красного кирпича, но позднее лабораторный корпус покрасили в желтый цвет, а «колхозный» оштукатурили и придали некоторые черты сталинского ампира: стены украсили горизонтальными поясками, пилястрами-лопатками и декоративными рамками с орнаментом, в нижней части по штукатурке выполнен руст. В 2000-ых годах родные оконные рамы были кое-где заменены на стеклопакеты, были остеклены лоджии-солярии в полукруглом выступе «агропедагогического» корпуса.

      Сейчас все здания используются по назначению: в «колхозном» корпусе располагается деканат гуманитарно-педагогического факультета РГАУ-МСХА им. К. А. Тимирязева, в «агропедагогическом» — деканат факультета экономики и финансов РГАУ-МСХА им. К. А. Тимирязева, а также кафедры бухгалтерского учёта, финансов, налогообложения, прикладной информатики, экономического анализа, аудита и статистики, в лабораторном – энергетический факультет Московского государственного агроинженерного университета им. В. П. Горячкина, в административном — деканат факультета агрономии и биотехнологии Тимирязевки.

      Рядом с учебными корпусами было построено общежитие для студентов Тимирязевки (Лиственничная аллея, 12-16). Четыре одинаковых П-образных четырехэтажных корпуса выполнены из красного кирпича, но со временем все их, кроме одного, как и в случае учебных корпусов, оштукатурили. Два из них покрасили в красный цвет, один – в серый.

         

  

      Все корпуса имели внутренние дворики, в которые можно было попасть, обойдя корпус или пройдя под аркой, расположенной в центре главного фасада.

 

     Между корпусами были построены необходимые для нормальной студенческой жизни объекты инфраструктуры: столовая, баня, дом культуры и даже прачечная, в которой сейчас расположен студенческий культурный центр.

 

 

 

    Декор фасадов корпусов общежитий скромный, характерный для конструктивизма: немногочисленные угловые эркеры и балконы, круглые окна на верхних этажах.

 

  

        В последние годы, как и в учебных корпусах, в общежитиях происходит стихийная замена деревянных рам на стеклопакеты.

  

        Особенно не повезло круглым окнам. Оригинальные, спроектированные Б. М. Иофаном,

 

     Рамы заменяют самыми разными по форме и материалу, а то и вовсе замуровывают круглые окна. Причем, судя по состоянию некоторых деревянных рам, процесс этот идет уже очень давно. Подборкой фотографий получившихся «отремонтированных» круглых окон хочу закончить сегодняшний материал о конструктивизме в Москве.

     

     

  

29.11.2020

Поделиться в соц. сетях

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *