КОНСТРУКТИВИЗМ. ЖИЛЫЕ ДОМА-1

КОНСТРУКТИВИЗМ. ЖИЛЫЕ ДОМА. Часть 1.

       Конструктивизм, как авангардное направление в искусстве, возникшее в Советском Союзе в 1920-ых – начале 1930-ых годах получил широкое распространение в архитектуре того периода. Естественно, что в этом стиле, или, как говорили его приверженцы, этим методом, строили не только общественные здания, но и жилые дома. Жилые дома этого периода были очень разными: элитарными, как Дом на Набережной, и самыми простыми, большими и скромного размера. Фактически это были все те же доходные дома, которые появились в Москве в 19 веке и получили широкое распространение в начале 20, только доход получали не частные лица или организации, а государство.

    Архитектура конструктивизма представляет собой результат так называемого функционального метода проектирования, который основан на научном анализе особенностей функционирования зданий, сооружений, градостроительных комплексов. В столице строятся не просто отдельные жилые дома, но и целые конструктивистские комплексы зданий, часто включавшие в себя кроме жилых домов различные служебные строения.

       Во время моих прогулок с камерой по Москве мне часто попадались и дома, и жилые комплексы в стиле конструктивизма. Скажу честно, рассказывать о них я не собиралась: дома, как дома, построенные часто малоизвестными архитекторами. Но после того, как в столице заработала программа реновации, в прессе то и дело стали появляться публикации о выведении из списка архитектурных памятников целых кварталов, а я своими глаза увидела снесенные дома студенческого городка «Анненгофская роща» (общежитие МЭИ), решила, что стоит отразить тему жилых конструктивистских домов на этом сайте. Пусть информации о них немного, но может быть так получится, что в будущем от этих построек останутся только фотографии, в том числе и мои. Я нашла в интернете более или менее полный список домов, жилых кварталов и общежитий, построенных в стиле конструктивизма и постаралась пройти по всем адресам этого списка с фотоаппаратом в руках. Во время моих прогулок мне попадались дома, которых не было в списке из интернета, я постаралась рассказать и о них.  Вот что из всего этого получилось.

        Начнем с центра города.

   2-ой Обыденский переулок, 10. Трехэтажный кирпичный дом, построен по индивидуальному проекту в 1928 году. Архитектор Владимир Николаевич Семенов.

  

     

        Начало многолетней и весьма плодотворной творческой деятельности архитектора связано с Кавказскими Минеральными Водами, где он построил в модных тогда неоклассическом и стиле модерн отели и частные дачи. Супруга Владимира Николаевича Алевтина Семеновна сочувствовала кавказским революционерам, российское правительство внесло её в список неблагонадёжных граждан, из-за этого супруги в 1908-ом году вынуждены были эмигрировать в Лондон.

       После 1917 года Семенов с семьей возвращается в советскую Россию, в Москву.  Владимир Николаевич оказался востребованным новой властью архитектором. В начале 1920-ых годов он возглавил Научно-технический совет в Наркомхозе РСФСР и занялся преподавательской деятельностью, читал лекции по градостроительству в высших художественно-технических мастерских МВТУ и в МАРХИ. В 1923-м Государственным учёным советом Наркомпроса он был утверждён в звании профессора по специальности «Градостроительство». В 1927 году Семёнов создал и возглавил «Бюро по планировке городов», которое четыре года спустя было реформировано в Государственный институт проектирования городов «Гипрогор». Эта организация, в частности, занялась комплексной планировкой крупных советских городов со сложившейся исторической застройкой центра. В их числе были Астрахань, Куйбышев, Минск, Сталинград, курортно-рекреационных зон в Пятигорске, Железноводске, Ессентуках и Кисловодске.

       С 1932 года Владимир Николаевич стал главным архитектором Москвы. Под его руководством группа ведущих архитекторов начала разрабатывать план развития и реконструкции столицы, который лег в основу принятого в 1935 году Генерального плана реконструкции Москвы. В 1930-ых годах Владимир Николаевич Семёнов стал действительным членом Академии архитектуры СССР, а с 1941 по 1951 год возглавлял Научно-исследовательский институт градостроительства Академии архитектуры. Работы архитектора в послевоенное время связаны с проектами восстановления разрушенных войной городов. Умер Владимир Николаевич в 1960 году, похоронен на Новодевичьем кладбище.

       Двенадцатиквартирный жилой дом во 2-ом Обыденском переулке прекрасный образец конструктивизма. К сожалению, фасады изуродованы современной атрибутикой: кондиционеры, разномастные пластиковые окна, спутниковые антенны…

       Долгоруковская улица, дом 5. Этот многоквартирный восьмиэтажный дом строился как кооператив для сотрудников Наркомвнешторга. Строительство было осуществлено в 1929 – 1930 годах по проекту архитекторов Александра Владимировича Куровского и Анатолия Федоровича Жукова, которые позднее стали главными архитекторами грандиозной советской декорации благополучия —  ВСХВ-ВДНХ. Фасады дома были лаконичны, единственным украшением можно считать угловые балконы. В доме было 336 небольших квартир со всеми удобствами, которые заселяли исключительно по семейному признаку, не допуская коммуналок.

  

        В 1930-ых годах строительные концепции стали постепенно меняться, и фасады дома было решено изменить так, чтобы они соответствовали помпезному проспекту, в который собирались превратить Миусский переулок, а ныне – улицу Фадеева.  Фасады по Миусскому переулку и Каляевской (Долгоруковской) улице переделывают сначала 1933 году лидеры архитектурного авангарда СССР Илья Александрович Голосов и Исидор Леонтьевич Макузе, а затем в 1937 году – некто П. И. (или Ф. М.) Терновский. Увы, он об этом архитекторе мне ничего найти не удалось. Уличные фасады дома были оштукатурены, сделано много лоджий и эркеров. Здание сохранило каркасную конструкцию лоджий, опирающихся на простые круглые колонны, но было украшено горизонтальными тягами, упрощёнными карнизами, пилястрами и другими декоративными элементами. Тогда же в простенках окон верхнего этажа появился рельефный фриз на тему труда и отдыха советских граждан, а над эркерами – статуи такой же тематики. Эти статуи были демонтированы в 1960-ых годах и не сохранились.

     

        Сейчас дом выполняет свою первоначальную функцию – это жилой дом с магазинами на первом этаже. Они, кстати, были предусмотрены проектом Куровского и Жукова. Ну и, конечно, везде кондиционеры и разномастное современное остекление.

        Интересный жилой дом на Земляном валу, дом 34, 3А. Построен в 1928 году. В 1933-1935 годах к шестиэтажному дому в один подъезд был пристроен пятиэтажный трёхподъездный дом. Архитектор И. К. Сергеев.

   

      Еще один дом на Земляном валу — бывший жилой дом Управления Московско-Курской железной дороги, улица Земляной Вал, 27с1. Построен в 1927-1929 годах. Автор проекта – Борис Николаевич Шатнев.

       Шатнев окончил МВТУ им. Баумана, защитил докторскую диссертацию в 1961 году, вел преподавательскую деятельность в МИИТе. Он был крупнейшим отечественным специалистом в области проектирования зданий, инициатором использования математических методов в решении задач оптимизации компоновочных и конструктивных решений в архитектуре. Проекты Б. Н. Шатнева были отмечены шестью премиями Всесоюзных архитектурных конкурсов, в том числе первой премией – за проект Политехнического института в Свердловске (Екатеринбурге).

        Здание на Земляном валу выполнено в стилистике конструктивизма. Фасад расчленен пятью поднимающимися над крышей лестничными клетками. Угол здания оформлен балконами, которые застеклены на трех нижних этажах. Увы, но как остекление было задумано Шатневым можно видеть только на двух нижних этажах, на третьем «удивительное» современное остекление. Как, впрочем, и на лоджиях по фасаду, которые вообще не должны были быть остеклены. Угловые лестничные клетки завершают характерные для конструктивизма круглые окна. Здание по-своему интересное, хотя и выглядит несколько тяжеловато.

          Не могу не сказать несколько слов о доме 38 по Земляному валу. Это бывший жилой дом слушателей Академии железнодорожного транспорта. Построен он в начале 1941 года по проекту член-корреспондента Академии архитектуры СССР Василия Михайловича Кусакова. Конечно, это не конструктивизм, но и не помпезный сталинский ампир, хотя кое-где можно увидеть, этот дом относят именно к сталинскому ампиру. Фасад здания лаконичен и в то же время богато украшен: портики, расписной карниз, росписи внутри портиков и вдоль тяги между пятым и шестым этажами.

       

         А теперь познакомимся с домом-коммуной на Гоголевском бульваре — Жилой комплекс РЖСКТ «Показательное строительство». РЖСКТ расшифровывается как Рабочее Жилищно-Строительное Кооперативное Товарищество. Проект выполнен группой архитекторов под руководством Моисея Яковлевича Гинзбурга. Среди архитекторов, участвовавшими в проекте, были Михаил Осипович Барщ, Вячеслав Николаевич Владимиров, Игнатий Францевич Милинис, Александр Леонидович Пастернак, Любовь Степановна Славина. Построен комплекс в период с 1929 по 1932 годы.

        

        Комплекс состоит из двух корпусов: первый шестиэтажный предназначался для одиноких, в нем располагались двухуровневые жилые ячейки площадью не больше 35 кв. м, второй семиэтажный – для семейных. В этом корпусе были небольшие двух- и трехкомнатные квартиры. Во дворе располагался клуб-столовая с предприятиями хозяйственно-бытового обслуживания. В здании были предусмотрены лифты и горячее водоснабжение, на плоских кровлях жилых корпусов размещались солярии, детские площадки, места для отдыха, а сами крыши были соединены пешеходным мостиком. Этот архитектурный элемент был утрачен в начале 1950-ых годов, когда шестиэтажный корпус был надстроен двумя этажами. Типовая мебель для квартир была разработана Соломоном Абрамовичем Лисагором, а в жилых ячейках были установлены крошечные кухни-шкафы площадью всего полтора кв. м.

   

       Первыми членами товарищества «Показательное строительство» и жителями домов на Гоголевском бульваре стали молодые архитекторы. Большая часть авторов проекта получила жилые ячейки на одном этаже корпуса «для одиноких», сформировав своеобразную профессиональную коммуну. А в народе комплекс получил прозвище «Дом художников». Сейчас вокруг дома разрослись деревья и сфотографировать его практически невозможно.

  

       Поэтому пара старинных фотографий из интернета – так выглядел жилой комплекс в начале 1930-ых годах.

     

       Несмотря на то, что внутренне пространство домов никогда не переделывалось, а квартиры и «жилые ячейки» так и остались крошечными, жилье в этом доме пользуется большим спросом и сейчас, особенно среди творческих личностей. Они переделывают интерьеры двухъярусных «ячеек» на свой вкус. Вот фотографии такой квартиры, которые я отыскала в интернете.

   

         Это квартира архитектора Елены Михайловны Синявской. Она живет в этом доме с 1931 года, когда ее отец, архитектор Михаил Исаакович Синявский получил жилье в этом доме и поселился в нем с женой и трехлетней дочкой. Интересующихся другими интерьерами отсылаю к сайту

https://www.admagazine.ru/interior/dom-kommuna-na-gogolevskom-bulvare

        Большой Девятинский переулок, 4. Информации по этому дому очень мало. Построен он в 1935 году, об авторе проекта ничего не известно.

  

  

       Совсем неподалеку по Новинскому бульвару, 25, корпус 1 расположен так называемый Дом Наркомфина. Построен он 1928-1930 годах как жилой дом-коммуна Народного комиссариата финансов СССР по заказу наркома финансов Николая Александровича Милютина. Проект выполнен Моисеем Яковлевичем Гинзбургом и Игнатием Францевичем Милинисом.

      По проекту в комплексе должно было быть несколько зданий – жилой корпус, коммунальный корпус, соединенный с жилым теплым навесным переходом, отдельное здание детского сада с яслями, второй жилой дом с просторными двухъярусными квартирами для семейных и служебный двор.

       Жилой корпус был построен без первого этажа на цилиндрических опорах-колоннах. Квартиры в нем были разные: двух- и трехкомнатные квартиры для семейных, двухъярусные «жилые ячейки» для одиноких, как в доме на Гоголевском бульваре, комнаты-общежития и личные апартаменты наркома. Семейные квартиры располагались на нижних этажах и были достаточно просторными, в них предусматривались душ, туалет, небольшая кухня и кладовка. «Ячейки» для одиночек также имели крошечный санузел с душем и кухонный уголок. А в комнатах общежития, которые занимали верхний шестой этаж, санитарные комнаты были общими и располагались в конце коридора. Все жилые помещения были спроектированы так, что высота потолков в разных комнатах, и даже в одной комнате, были разными от 3,6 до 2,3 м. Наркомовские апартаменты представляли собой отдельный особняк на крыше здания, этакий пентхаус начала 20 века. На крыше предусмотрены солярий и площадки для отдыха жильцов. Рассчитан дом на проживание 50 семей и приблизительно 200 человек.

   

       Коммунальный корпус представлял собой кубическое здание с кухней, двумя столовыми, крытой внутри и летней на крыше, спортзалом и библиотекой. Здание детского сада с яслями планировалось на прямоугольной площадке между домом и коммунальным корпусом. «Служебный двор», включающий механическую прачечную, сушилку и гараж, был обращен к Новинскому бульвару.

   

         Но не все задумки архитекторов по обустройству нового социалистического быта были реализованы. Детский сад-ясли и второй жилой дом так и не были построены, а на «служебном дворе» какое-то время функционировала только прачечная. Да и возведенные здания претерпели значительные изменения, прежде всего потому, что граждане не очень стремились переходить к новому быту, отказавшись от мелкобуржуазных привычек. Столовые коммунального корпуса так и не заработали, граждане предпочитали брать блюда на кухне, которая готовила «навынос», и питаться в своих квартирах. К середине 1930-ых в помещениях столовой разместили детский сад. Свою роль в изменении зданий сыграла и репрессивная политика в СССР. К концу 1930-ых годов многие жильцы, среди которых в основном были сотрудники Наркомфина, были репрессированы. Практически все трёхкомнатные семейные квартиры превратились в коммуналки. В «жилых ячейках» для одиночек стали селить целые семьи. А в коммунальном корпусе открыли сначала типографию, потом — конструкторское бюро. Оба корпуса были серьёзно перестроены. В жилом корпусе было застроено пространство между колоннами первого этажа, а к западному фасаду добавили лифтовую шахту. В коммунальном корпусе появился пятый этаж и две бытовые пристройки. Помещения корпусов подверглись многочисленным перепланировкам. Кроме того, не выдержали проверку временем использованные при строительстве дома новые материалы: фактически дом представлял собой легкое сооружение из шлакоблоков на прочном железобетонном каркасе. А вот «шлакоблоки» изготавливали рядом со стройплощадкой с использованием таких материалов, как древесные стружки и опилки, торф и даже камыш. Вскоре такие «шлакоблоки» стали крошиться. Внутренняя историческая среда дома (дверные и оконные блоки, перила и ограждения, светильники, инженерное оборудование) постепенно была уничтожена. С момента постройки в здании не проводили ни капитальный ремонт, ни реставрацию. Единственное, что было сделано за прошедшие 90 лет в плане ремонта, это окраска фасадов в желтый цвет.

         Превращение образца будущего коммунистического жилищного строительства к концу 1930-ых годов в не очень удобный дом с банальными коммуналками в немалой степени содействовало тому, что к этому времени концепция реформирования быта сошла на нет. Заложенные в проект идеи коллективизма были отвергнуты, в первую очередь Сталиным, как левацкие и троцкистские. Время конструктивизма подходило к концу.

   

       А дом постепенно ветшал. В совсем печальное состояние он пришел в 90-ых годах прошлого века.

       Сейчас дом полностью расселен и готовится к капитальному ремонту (в смысле замены коммуникаций) и реставрации под руководством архитектора Алексея Гинзбурга, внука автора проекта Моисея Гинзбурга. В ходе работ предполагается демонтаж мансардного этажа и хозяйственных пристроек коммунального корпуса, восстановление исторической планировки первого этажа, а также восстановление элементов фасадов, витража коммунального корпуса, винтовой лестницы на крыше, ограждений балконов и кровли. Предполагается использовать дом как жилой или как отель, в коммунальном корпусе открыть ресторан и музей. Планируется закончить реставрацию в 2019 году. Но летом 2018 года, когда сделаны эти снимки, никаких реставрационных работ замечено не было, а «бдительный» охранник на входе за 1000 рублей предлагал пройти во внутрь и посмотреть руины квартир и «жилых ячеек». Глядя на состояние фасадов, я войти не рискнула. Что ж будем надеяться, что к концу 2019 года дому Наркомфина вернут его первоначальный облик. Вот пара фотографий из интернета – так он должен выглядеть после реставрации.

  

        В самом начале Новинского бульвара расположен еще один интересный дом под номером ½. Фасады дома выполнены в стилистике конструктивизма. Однако, этот дом построен в 1891 году как доходный. Принадлежал он инженеру Сергею Ивановичу Бакастову, потомственному почетному гражданину, директору механического завода Московского товарищества механических изделий, гласному губернского земского собрания и был трехэтажным. Но в 1930-ых годах происходила реконструкция Новинского бульвара. Коснулась она и бывшего доходного дома Бакастова. Были надстроены два этажа, а фасады получили оформление в модном конструктивистском стиле: четкие горизонтальные линии подчеркивают длинные балконы на надстроенных верхних этажах и удлиненные окна, наподобие ленточного остекления, а вертикальные — вынесенные за объем дома остекленные лифтовые шахты. Так что, как говорится, не верь глазам своим.

      Интернете удалось отыскать фотографию начала 20 века, на которой виден этот дом. Выглядел он вот так:

         Сивцев Вражек, 4, Дом кооперативного жилищного товарищества «Научные работники». Этот пятиэтажный одноподъездный кирпичный жилой дом на 13 квартир построен в 1928—1930 годах по проекту одного из родоначальников отечественной промышленной архитектуры архитектора Анатолия Васильевича Самойлова. Здесь в разные годы жили известные советские ученые: патофизиолог Александр Александрович Богомолец, автор советского пенициллина микробиолог Зинаида Виссарионовна Ермольева, академик АН СССР, специалист в области теории упругости, гидродинамики и теории фильтрации нефти и газа Леонид Самуилович Лейбензон. В квартире № 11 почти двадцать лет проживал композитор Николай Яковлевич Мясковский.

          В 1920-ых – 1930-ых годах в стиле конструктивизм (или методом конструктивизма) строились не только отдельные жилые дома или небольшие комплексы, но и целые кварталы. Располагались они, в основном на окраинах тогдашней Москвы, по крайней мере за пределами Садового кольца. Один из таких комплексов, «Нижняя Пресня», расположен между Шмитовским проездом и улицами Макеева, Северьяновой, Мантулинской и Живова. Строительство комплекса продолжалось с 1926 по 1930 год. Над проектом работала группа архитекторов: Иван Павлович Антонов, Валентин Иванович Бибиков, Борис Николаевич Блохин, Леонид Вячеславович Жигардлович, Иван Андреевич Звездин, Александр Владимирович Куровский, Юрий Михайлович Мушинский, Борис Яковлевич Улинич и другие. Всего было построено порядка 40 домов. Они предназначались для рабочих Трёхгорной мануфактуры и других заводов Пресни. Квартиры в этих домах были небольшими, по рассказам старожилов комнаты часто имели многоугольную форму, селили в них сразу по несколько семей. Но получавшиеся коммуналки для того времени были прорывом в решении жилищной проблемы столицы. До этого многие рабочие заводов и фабрик ютились в бараках, подвалах и других мало приспособленных помещениях без каких-либо удобств.

   

   

  

  

        В последние годы многие дома комплекса прошли реконструкцию, включавшую капитальный ремонт и перепланировку квартир с сохранением фасадов. С последним согласится трудно: кондиционеры, пластиковые окна и остекление балконов так изменили облик домов, особенно во дворах, что их невозможно отличить от построек 1960-ых годов. В 2008 году комплекс «Нижняя Пресня» был введен в список объектов культурного наследия, но вскоре выведен из списка, также, как и еще ряд аналогичных жилых кварталов в ЦАО.  Так что в данный момент комплекс не имеет никакого охранного статуса. Будем надеяться, что его не коснется программа реновации.

         И в конце несколько слов об одном из, пожалуй, самых известных конструктивистских жилых домов — жилым комплексом ВЦИК и СНК СССР, именуемом в народе Дом на Набережной. В другом материале я расскажу об этом доме отдельно и подробно, а пока просто короткая справка.

         Построен этот дом, а вернее комплекс, в период 1927 по 1931 год по проекту Бориса Михайловича Иофана при участии Дмитрия Михайловича Иофана. Строился он для советской партийной элиты. По-конструктивистски комплекс имел все необходимое для облегчения быта жильцов: клуб, кинотеатр, спортивный зал, универмаг, столовую с бесплатной едой по талонам, прачечную, амбулаторию, сберкассу, отделение связи, детский сад и ясли. А квартиры совсем не были похожи на «жилые ячейки» с кухнями-шкафами, о которых я писала ранее. Они были просторными с фресками на потолках, отверстиями в стенах кухонь для самоварной трубы и дубовыми крышками на унитазах. Вот такая социальная справедливость и всеобщее равенство в стиле конструктивизм: маленькие комнаты в коммуналках для рабочих в комплексе «Нижняя Пресня», «жилые ячейки» в комплекс РЖСКТ «Показательное строительство» для творческой интеллигенции и расписные потолки в Доме на Набережной для партийной верхушки.

        В этом доме для избранных был построен обещанный революционными теоретиками коммунизм. Увы, но счастье жильцов было не долгим – их ждали аресты, пытки, показательные суды, расстрелы и лагеря ГУЛАГа…

24.12.2018

Поделиться в соц. сетях

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *