КОНСТРУКТИВИЗМ. ЖИЛЫЕ ДОМА-2

КОНСТРУКТИВИЗМ. ЖИЛЫЕ ДОМА. Часть 2.

       Продолжим наше знакомство с жилыми домами, построенными методом конструктивизма. Напомню, что конструктивизм предполагает рациональное функционирование здания, использование простых конструкций и свободных планов зданий. Жилые дома строились с учетом грядущего коммунистического будущего, в котором трудящиеся будут жить счастливой коллективной жизнью, освобожденные от всех бытовых проблем. Квартиры строились небольшими с крохотными кухнями и санузлами, которые считались некоторой данью буржуазным пережиткам. Сейчас внутреннее пространство домов по большей части перестроено, т.к. «буржуазные» пережитки так никуда и не исчезли. Так что говорить мы будем о сохранившимся внешнем виде зданий.

       В центре города возводились одиночные дома, а на окраинах тогдашней Москвы строили целые жилые кварталы. Несколько таких кварталов расположилось в районе нынешних станций метро Бауманская и Авиамоторная.

         Рабочий посёлок («соцгородок») Дангауэровка был построен в 1928—1932 годах на месте Дангауэровской слободы. А сама слобода возникла в 1869 году, когда немецкие предприниматели Генрих Карл (Андрей Карлович) Дангауэр и Христиан Вильгельм (Василий Васильевич) Кайзер выкупили здесь землю и построили производственные помещения котельно-литейного «Товарищества Дангауэра и Кайзера». В конце 19 века это была неблагоустроенная окраина Москвы, а дома, в которых жили рабочие, представляли собой простые строения без водопровода и канализации. Часто это были просто бараки. На улицах не было ни освещения, ни мостовых.  После 1917 года завод был национализирован и переименован в «Котлоаппарат», а с 1931-ого — в «Компрессор». Во второй половине 1920-ых годов было решено построить современное благоустроенное жилье. Проект был разработан трестом «Мосстрой», его авторами стала группа архитекторов, в которую входили Михаил Иванович Мотылев, Борис Николаевич Блохин, Евгений Васильевич Шервинский, Николай Михайлович Молоков, Иван Андреевич Звездин.

   

        В процессе строительства первоначальный план был изменен: в 1931 году рядом с уже построенными домами Дангауэровки решено расположить промышленную зону, состоящую из предприятий, связанных энергетикой, так называемый Электрогородок. В результате Дангауэровка – это четыре квартала домов, расположенных по обеим сторонам Авиамоторной улицы между шоссе Энтузиастов, 2-ым Кабельным проездом, 2-ой Кабельной улицей и улицей Пруд Ключики. В Дангауэровке была построена школа, несохранившийся до наших дней детский сад, школа НКВД, рабочий клуб, бани, гараж Госплана, на первых этажах жилых домов разместились различные магазины, аптека, ателье. Но счастливого коммунистического быта в посёлке так и не получилось: квартиры уже на момент заселения превратились в коммуналки, в которых селили по пять – шесть семей.

   

         В 1950—1970-ых годах на территории посёлка велось строительство панельно-сборных домов. Это нарушило целостность первоначального конструктивистского ансамбля. Некоторые архитектурные потери случились в конце 20 века, но в целом комплекс сохранил облик начала 1930-ых годов. Будущее Дангауэровки сейчас обсуждается. Дело в том, что квартиры без кардинальной переделки сейчас мало пригодны для комфортного проживания. Есть предложения о размещении в домах после капитального ремонта и реставрации художественные мастерские или другие подобные объекты, не требующие развитой коммунальной инфраструктуры. Радует, что экспертная оценка Мосгорнаследия подтвердила ценность рабочего посёлка, и он не будет подвержен реновации 2017 года: микрорайон сохранится в своем теперешнем виде.

       Сейчас в Дангауэровке проводят экскурсии (даже бесплатные). На них вы сможете познакомиться с уникальными зданиями: мельниковским гаражом Госплана, ДК «Компрессор» архитектора Владимирова, узнаете о необычной конфигурации дома с треугольными балконами по адресу Авиамоторная улица, 22/12, как уже в 2017 году магазин «Дикси» изменил облик этого дома и много другого интересного.

        Неподалеку по адресу Авиамоторная улица, 14 расположен еще один интересный дом. Построен он 1937 году и везде написано, стиль этого здания – сталинский ампир, хотя черт этого советского стиля на фасадах дома не заметно. А вот необычные балкончики относят нас к более раннему конструктивистскому стилю.

  

       Еще один интересный момент – именно на этом доме располагается вот такая табличка, хотя и территориально и по времени строительства этот дом к комплексу Дангауэровка не относится.

       Между Большой Почтовой улицей, Рубцовым переулком и улицей Новая Дорога расположен жилой квартал Буденовский – Буденовский городок. Построен он в период 1927 по 1929 годы. Проект этого жилого комплекса разработан группой архитекторов, в которую входили Георгий Максимович Мапу, Александр Сергеевич Фуфаев, Мария Михайловна Русакова. Руководил творческим коллективом, как и в случае Дангауэровки, Михаил Иванович Мотылев. Этот жилой массив строился в отрыве от промышленных площадок города и предназначался не для улучшения жилищных условий рабочих, а для расселения офицерского состава Красной армии. Поэтому и название свое он получил в честь советского военачальника Буденного.

   

          Жилой массив Буденовский состоит в основном из S-образных домов, между которыми расположены разные по форме, часто изогнутые дворы. Такая планировка не только улучшала инсоляцию жилых помещений, но и, по задумке архитекторов, должно было вызывать у прохожих ощущение динамики архитектурного комплекса. В посёлке была предусмотрена собственная система социально-бытового обслуживания. Здесь были магазины, клуб, библиотека, ясли и детский сад.

   

  

       Все здания имеют оригинальный декор фасадов. Помимо характерных для конструктивизма угловых балконов, остекленных лифтовых шахт, здесь для многих зданий применена контрастная окраска фасадов и выделение верхних этажей либо формой, либо цветом, а иногда и тем и другим сразу.

   

   

         Особая историческая ценность зданий Будёновского посёлка как образца архитектуры периода конструктивизма обусловлена тем, что городок сохранил оригинальную планировку и окраску фасадов. Современная история поселка Буденовский богата на события. В 2002 году Будёновский посёлок был включён в перечень объектов культурного наследия регионального значения. Но, как известно, тогдашний мэр Юрий Лужков недолюбливал конструктивизм. Комплекс переведён в статус объекта историко-градостроительной среды в 2009 году, что давало возможность сноса и застройки территории ветшающих рабочих посёлков 1920-х годов, расположенных на территории ЦАО. При нынешнем мэре Собянине какое-то время застройщики потеряли интерес к поселку, но 2012 году префектура ЦАО вынесла вопрос сноса поселка на обсуждение градостроительной комиссии, мотивируя необходимость сноса износом конструкций домов более 70 процентов, и в следствие этого удручающим состоянием зданий. По настоянию Департамента культурного наследия, подчеркивавшего историко-архитектурную ценность жилого комплекса, комиссия постановила провести публичные слушания с участием местных жителей. Вместо слушаний был проведён поквартирный опрос, в ходе которого подавляющее большинство жителей высказалось за сохранение Буденовского поселка. В 2013 году комиссия приняла окончательное решение о сохранении посёлка. В 2017 году на основании решений общих собраний собственников 3 из 18 домов Будёновского посёлка были включены в программу реновации жилья. Понять жителей этих домов можно – за 90 лет жилье в домах пришло в полную непригодность. Но снос этих трех домов не состоится. По итогам обсуждений, в которых приняли участие представители Москомархитектуры, Департамента культурного наследия и общественного движения «Архнадзор», власти приняли решение провести реставрацию домов и приспособить их для культурной и просветительской деятельности. В остальных зданиях также собираются провести ремонт внутренних помещений и фасадов.

   

   

        Методом конструктивизма строили так называемые дома-коммуны, с комнатами на 4-6 человек и общими местами общего пользования (извините за тавтологию). Фактически это были общежития, только селились там не студенты или рабочие ближайшего предприятия, а чаще всего идейные сторонники нового коммунистического быта. Но общежития как таковые тоже строились. Об одном таком студгородке МЭИ «Анненгофская роща» я уже писала вот здесь http://www.peshkompomoskve.ru/constructivism-3/ . В списке общежитий, построенных в стиле конструктивизм, который я разыскала в интернете, значится комплекс общежитий МВТУ им. Баумана, который расположен неподалеку от общежитий МЭИ. Располагаться он должен между Малой Почтовой улицей, Госпитальным переулком и Кондрашевским тупиком. Увы, но никакого студгородка, в смысле конструктивистского, на этом месте нет. Два шестнадцатиэтажных корпуса общежития МВТУ, соединенных трехэтажным стилобатом, построены в 1970-1980-ых годах. Было ли на этом месте старое общежитие, я так и не выяснила.

  

   

           За корпусами этого общежития находится действительно конструктивистское здание. Его адрес Госпитальный переулок, 4а, строение 3. Было ли оно когда-то одним из корпусов общежитий МВТУ, не понятно. Вроде бы раньше это было общежитие Военной академии радиационной, химической и биологической защиты, которое было передано под квартиры военным пенсионерам. Здание находится в удручающем состоянии, хоть какого-то ремонта в нем не было ни разу с момента его строительства в 1932 году. Об условиях жизни и борьбе жильцов за улучшение своих жилищных условий можно прочитать на сайте дома http://dom4a.ru/ и в блоге https://varlamov.ru/1801189.html. Обе публикации озаглавлены весьма красноречиво «Самый плохой дом Москвы». Дом вошёл в программу реновации в 2017 году. Поскольку здание имеет историческую и архитектурную ценность, было принято решение о проведении реставрации с отселением жильцов. Думаю, что это самое правильное решение, т.к. внешне дом выглядит весьма интересно.

   

         Но вернемся в центр города и познакомимся с некоторыми конструктивистскими жилыми домами, которые находятся здесь.

         Нельзя не сказать об одном уникальном доме, построенном методом конструктивизм. Это дом с мастерской Константина Степановича Мельникова. Мельников – самый яркий представитель архитектурного авангарда в нашей стране. Все, что построено по его проектам в столице, уникально, изысканно и подчинено философии конструктивизма. О творчестве этого замечательного архитектора я расскажу в отдельном материале. В столице сохранились дворцы культуры, рынки, гаражи, построенные по проектам Константина Степановича. И его собственный дом в Кривоарбатском переулке, 10. Состояние построек Мельникова разное, что-то уже отреставрировано, что-то – в процессе реставрации, что-то – реставрации требует. Но главное, почти все, что построено по проектам архитектора, сохранилось.

         О доме Мельникова, который построен 1929 году, об особенностях его архитектуры, о непростых коллизиях с вопросами о статусе объекта в последние годы я тоже расскажу позже в материале, посвященном Мельникову. А здесь хочу отметить, что это единственный частный дом, построенный в центре Москвы за годы советской власти. Я, по крайней мере, других не знаю.

      Улица Спиридоновка, 24/1, пятидесятиквартирный жилой дом треста «Теплобетон». Построен из теплобетона же, на излете интереса к конструктивизму 1934 году по проекту архитектора Ильи Александровича Голосова на месте снесенной церкви Святителя Спиридона «на Козьем болоте», давшая название улице и переулку. Линия фасада подчеркивает угловое расположение дома, образуя своеобразный небольшой угловой фасад на углу Спиридоновки и Спиридоньевского переулка. В оформлении фасадов использованы упрощенные колонны прямоугольного сечения, которые расчленяют лоджии. Лоджии в свою очередь обрамляют угловой фасад и повторяются на фасаде, выходящем в переулок. Верхнюю часть углового фасада украшает барельеф, на котором изображены аллегорические фигуры с поясняющими надписями: «Техника. Искусство. Наука». Завершается дом карнизом, опирающимся на консоли.

   

        Строился дом для работников треста «Теплобетон», но жили в нем, в основном, советские ученые. Среди них — палеонтолог А. А. Борисяк, зоолог С. А. Зернов, физики Б. М. Вул и С. И. Вавилов, ботаник А. А. Рихтер, химик В. Г. Хлопин.

        В минуте ходьбы от дома треста «Теплобетон» на углу Спиридоньевского переулка и Малой Бронной находится дом 21/13. Это один из домов, построенных для сотрудников Госстраха СССР в 1926-1927 годах. Инициатором строительства был нарком финансов Николай Александрович Милютин, а автором проекта – Моисей Яковлевич Гинзбург. И нарком, и архитектор были приверженцами нового способа организации быта работников, так что их сотрудничество оказалось плодотворным и продолжилось в постройке дома Наркомфина в 1930 году http://www.peshkompomoskve.ru/constructivism_zhylye_doma-1/.

        Изначально дом был пятиэтажным. На четырех нижних этажах располагались двух-, трех- и четырех комнатные квартиры, на первом этаже также размещался магазин. В квартирах были предусмотрены небольшие кухни, ванные комнаты, многочисленные стенные шкафы, включая холодные шкафы для провизии во внешних стенах здания и даже шкафы с откидными кроватями. В стенах были проведены трубы для самоваров и желоба мусоропроводов. Кухни были газифицированы, ванные комнаты — оснащены водонагревателями. В подвале дома были обустроены прачечная и кладовки-сарайчики для каждой квартиры. На пятом этаже расположилось общежитие на 12 комнат с большой кухней и двумя ваннами на всех. В угловых квартирах были угловые окна и эркеры с угловым остеклением, в остальных — балконы. На чердаке располагалось проветриваемое помещение в виде галереи для сушки белья, а на крыше – она отдыха с солярием, навесом от дождя, скамьями и цветником.

   

        В 1930-ых годах большая часть жильцов дома, видных советских чиновников, была репрессирована или расстреляна, и уже к 1940-ому здание превратилось в обычный многоквартирный жилой дом с типичными для того времени коммуналками. Общежитие на пятом этаже было перестроено под отдельные квартиры, а в начале 1950-ых исчезла зона отдыха на крыше, потому что был надстроен шестой этаж.

        Большая Бронная ул., 8, шестиэтажный кирпичный дом, построен в 1927 году для работников центрального телеграфа по проекту Александра Георгиевича Туркенидзе.

   

         Брюсов переулок, 17. В 1928 году здесь построен жилой дом для артистов МХАТа по проекту Алексея Викторовича Щусева. Несмотря на авангардный вид фасадов дома, квартиры для актеров был построен вполне комфортабельными, без особых конструктивистских экспериментов при планировке. В доме жили великие мхатовцы — В. И. Качалов, И. М. Москвин, Л. В. Гельцер.

  

        Басманный тупик, 10/12, жилой дом рабочего жилищно-строительного кооперативного товарищества «Объединённое рабочее строительство» («Обрабстрой»). Построенный в 1931 году по проекту Василия Климентьевича Кильдишева при участии Алексея Михайловича Рухлядева. Дом является самым высоким конструктивистским зданием в Москве: в нём десять этажей, один из которых цокольный. С первого по пятый этаж находились двух-, трёх- и четырёхкомнатные квартиры. Этажи с шестого по девятый были приспособлены под общежитие с общим коридором. Планировалось, что там будут жить коммуной. Но в действительности квартиры заселялись членами кооператива, которые не могли себе позволить отдельное жильё. Ведь квартиры в этом доме распределялись не бесплатно, а строительство велось на средства пайщиков. Как и во многих других конструктивистских жилых домах здесь были предусмотрены прачечная, детский сад, магазин, спортзал.

       Здание имеет F-образную форму, что улучшает проветривание помещений и инсоляцию. На самом деле его нельзя считать строго конструктивистским, т.к. здесь встречаются элементы конструктивизма (планировка на основе коридорной системы жилых ячеек соответствует основному длинному корпусу, круглые окна-иллюминаторы на верхнем этаже главного подъезда), ар-деко (остекление главного подъезда) и экспрессионизма (скруглённые полуэркеры). В результате получилась своеобразная эклектика, которую неспециалистам разглядеть не просто.

   

         Дом в Басманном тупике неплохо сохранился, в 1960-ых годах в доме проведен ремонт. В 2018 году здание признали объектом культурного наследия регионального значения.

        Некая эклектика просматривается и в корпусах дома 20 по Старой Басманной. В 18 веке на этом месте стояла шёлковая и полотняная мануфактура А. И. Бабушкина, а с середины 19 века на этом месте разместилась табачно-гильзовая фабрика купца М. И. Бостанжогло. В 1920-ых годах фабрика была закрыта, а ветхие корпуса – снесены, а территория застроена жилыми домами. По красной линии Старой Басманной в начале 1930-ых построен жилой дом кооператива «Бауманский строитель», проект архитектора Александра Александровича Кесслера. Согласитесь, что декор фасадов не совсем характерен для конструктивизма: симметричность главного фасада, орнаментальное украшение балконов, ряд кессонов над верхним этажом между боковыми ризалитами, над которым расположен карниз.

       За домом кооператива «Бауманский строитель», расположены еще три жилых пяти- и четырехэтажных дома, которые построены в 1927 году по проекту Бориса Семеновича Сидорова. Считается, что дома эти построены в стиле конструктивизм. Может это и так, но богатый декор фасадов явно не соответствует этому направлению в архитектуре. Лично мне оформление фасадов напомнило неоклассицизм, который был популярен перед и во время первой мировой войны.

   

         А закончить свой сегодняшний рассказ о жилых конструктивистских домах хочу Домом полярников на Никитском бульваре, 9. Дом построен, вернее перестроен, в 1936—1937 годах архитектором Евгением Львовичем Иохелесом для сотрудников Главсевморпути. Разумеется, это не конструктивизм. И по времени строительства, и по оформлению – это предвоенный сталинский неоренессанс. Стены дома расписаны геометрическим орнаментом. Сам дом покрашен в бежевый цвет, а стены лоджий — в охристо-красный. По центру фасада расположены квадратные пилястры, на верхнем этаже – небольшие круглые колонны. И те, и другие оформлены коринфскими капителями. Фасад, выходящий на бульвар практически симметричен, его венчает широкий карниз.

 

         Но советую рассмотреть этот дом повнимательней, когда вы окажитесь на Никитском бульваре. И что же вы увидите? Прежде всего вход в подъезд в стиле модерн.

   

         Дело в том, что Иохелес встроил в Дом полярников бывший на этом месте доходный дом Натальи Афанасьевны Шереметевой, который был построен в 1901 году по проекту Александра Фелициановича Мейснера. Естественно, тот доходный дом был построен в стиле модерн. Вот так он выглядел в начале 20 века.

         Возводя помпезный фасад Дома полярников Иохелес, не смог полностью отказаться от элементов конструктивизма. Чтобы заметить это достаточно посмотреть на угловые балконы третьего этажа. Вот такая архитектурная смесь!

22.01.2019

Поделиться в соц. сетях

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *