ФЕДОР ОСИПОВИЧ ШЕХТЕЛЬ. ОСОБНЯК СМИРНОВЫХ.

ФЕДОР ОСИПОВИЧ ШЕХТЕЛЬ. Особняк Смирновых.

          История владения, которое известно сейчас, как особняк Смирнова на Тверском бульваре, 18, просматривается до 1760-ых годов – тогда оно упоминается как принадлежащее конной гвардии ротмистру Василию Васильевичу Истлентьеву. Потом участком и постройками на нем по очереди владели московский губернский предводитель дворянства, действительный тайный советник, генерал-поручик Александр Григорьевич Петрово-Соловово, директор Академии наук граф Владимир Григорьевич Орлов, коллежский советник Гавриил Петрович Апухтин, камер-юнкерша О. И. Гарчакова, камергер и коллежский советник П. А. Базилевский. Особняк сильно пострадал во время пожара 1812 года. После его восстановления все владельцы что-то достраивали и перестраивали в доме, возводили новые хозяйственные постройки. В результате к началу 20 века на участке сложился большой разноуровневый особняк в стиле ампир с лабиринтом комнат, лестниц и переходов, нескольких флигелей и хозяйственных построек.

          В 1890-ых особняком владел потомственный почетный гражданин Николай Петрович Малютин. Именно у него в ноябре 1900 года этот особняк приблизительно за 300 тысяч рублей покупает для своей семьи купец Петр Петрович Смирнов. Он уже семь лет к тому времени был счастливо женат на Евгении Ильиничне Морозовой. В семье было четверо детей: Татьяна, Арсений, Алексей и Ольга, которая появилась на свет в этом же году. Через год в семье родился еще один сын – Анатолий.

            Петр Петрович Смирнов происходил из семьи крепостных – его отец Петр Арсеньевич Смирнов родился в 1831 году в семье крепостных и, соответственно, сам был крепостным. Его отец Арсений и дяди Яков и Иван варили вино и продавали по праздничным дням. Дело было прибыльным, в 1837 году братья смогли выкупить себя и свои семьи из крепостной зависимости. После отмены крепостного права семья Смирновых решила сделать виноделие своим основным источником дохода. С детства Петр начал принимать участие в семейных делах: поработав какое-то время приказчиком у своего отца, он организовал собственное винное производство. Дела у Смирнова шли прекрасно: он был московским и петербургским купцом первой гильдии, коммерции-советником, учредителем и директором Товарищества водочного завода, складов вина, спирта и русских и иностранных виноградных вин П. А. Смирнова в Москве. Кроме того, он занимал ряд постов в благотворительных организациях. В 1886 году Александр III на Нижегородской ярмарке продегустировал продукцию предпринимателя и остался так доволен, что сделал его единственным поставщиком Двора Его Императорского Величества.

          После смерти Петра Арсеньевича предприятия перешли к его сыновьям — Петру, Николаю, Владимиру, Сергею и Алексею. Дела у братьев шли не очень хорошо до тех пор, пока в конце концов фирму ни возглавил Петр Петрович Смирнов, который действовал вполне успешно. В 1910 году он умер, и фирму некоторое время возглавляла его супруга Евгения Ильинична. Она пыталась наладить работу заводов, но особых успехов не добилась. В 1914 году из-за войны был введен «сухой закон», и производство пришлось переводить на безалкогольные напитки, а в 1918 году все предприятия национализировали.  В это время Смирновы эмигрировали за границу. Владимир Петрович участвовал в белом движении, а после его поражения отправился в Константинополь, где создал бренд Smirnoff, но особых успехов не добился. Позже он жил в разных европейских странах и в конце концов оказался в Польше, где вновь решил возродить семейный бизнес, но и эта попытка успехом не увенчалась.

            А мы вернемся к Петру Петровичу Смирнову. Помимо того, что он возглавлял торговый дом «П. А. Смирнов в Москве», Петр Петрович был членом Московского совета детских приютов, попечителем Долгоруковского детского приюта, старостой Благовещенского и Верхоспасского соборов Московского Кремля. В начале своей предпринимательской деятельности Петр Петрович жил в Петербурге и занимался чайной торговлей, но по настоянию отца он вернулся в Москву, чтобы приобщиться к семейному бизнесу. Как видим, в нем Петр Петрович преуспел. В Москве Смирнов вместе с супругой и детьми жил в огромном особняке отца Пятницкой улице. В доме жили братья Петра Петровича, а на первом этаже дома был большой вино-водочный магазин. Жить в таком доме семье было не слишком удобно, и тогда Петр Петрович решает купить особняк на Тверском бульваре.

            Ни внешний вид дома, ни интерьеры не устраивали нового владельца. В 1901 году Петр Петрович приглашает модного в то время архитектора Федора Осиповича Шехтеля для переделки всего комплекса зданий. Работы продолжались пять лет. Шехтель сумел максимально использовать старые помещения и расширить объем за счет объединения флигелей с главным домом. Но главное – он должен был придать дому модный вид фасадов в стиле модерн и создать разнообразные интерьеры парадных помещений с учетом пожеланий владельцев дома.

            Шехтель блестяще справился с этой задачей. Работы по переделке продолжались с 1901 по 1905 год. Федор Осипович не стал кардинально перестраивать особняк, а только изменил планировку, объединил ряд построек под одним фасадом и оставил разноуровневое внутреннее устройство дома, удачно использовав его в интерьерных решениях. Ну и конечно, изменил декор фасадов и интерьеров.

         Главный фасад, того ампирного особнячка, который купил Смирнов, украсил высокий аттик с вытянутыми витражными окнами и картушем с монограммой владельца, выносные эркеры, застекленный балкон-фонарь и большой кружевной кованый балкон.

  

  

         Балкон, кстати, не функциональный, а чисто декоративный: выйти на него из гостиной нельзя.

   

        Стены дома украшены характерной для модерна лепниной в виде причудливых листьев, орнаментов из фруктов и цветов, женских маскаронов. В центральной части фасада над окнами третьего этажа можно видеть декоративные элементы, характерные для классицизма: медальоны в обрамлении гирлянд. Не знаю, остались ли они от прежнего декора или Шехтель их поместил на фасаде, чтобы таким образом показать, что особняк имеет долгую историю, но смотрятся они вполне органично.

 

          Особняк Смирнова несет в себе несколько оптических иллюзий. Во-первых, внешне дом кажется ассиметричным, что часто характерно для модерна. Однако если присмотреться к нему внимательнее, то можно разглядеть почти симметричную структуру классического московского особняка с главным домом в центре и примыкающими к нему с двух сторон флигелями. Шехтель соединил флигели с главным домом, получив таким образом новые помещения. На первом этаже между северным флигелем и главным домом он сделал арку, ведущую во внутренний двор, а над ней устроил роскошный Романский зал с витражными окнами. Фасад в этом месте украсил аттик.

          Вторая оптическая иллюзия – это этажность здания. Казалось бы, какая иллюзия может быть заключена в этажности. Здесь все понятно и реально: центральная часть трехэтажная, боковые – в два этажа. Разве что за двести лет постройки немного просели за счет культурного слоя Тверского бульвара в 70 сантиметров, и первый этаж стал фактически полуподвальным. На самом деле центральная часть дома надстроена мансардой, которая практически не видна со стороны главного фасада. Но в этом нет заслуги Шехтеля – мансарда появилась в 1990-ых годах.

     Смирнову хотелось, чтобы его дом стал украшением Тверского бульвара и выделялся на фоне остальной застройки. Поэтому Шехтель много внимания уделил именно уличному фасаду, при этом дворовый фасад был оформлен предельно просто. Здесь можно рассмотреть пристройки, которые сделал Шехтель для лестницы северного входа и большого Египетского зала. Во дворе располагались хозяйственные постройки, конюшня, помещения для прислуги. В 1990-ые годы здания были реконструированы и частично надстроены.

  

          Шехтель предусмотрел два входа в особняк. Западный парадный вход сейчас находится в правой части здания, которую теперь занимает московское отделение Пенсионного фонда РФ. Он предназначался для гостей и вел в парадные залы. Оформлен этот вход с мраморной лестницей в классическом стиле. Балюстрада лестницы заканчивается завитками волют, напоминающими набегающую на берег волну. Шехтель остался верен себе: хоть лестница и выполнена в классическом стиле, любимая лестничная тема «волна» нашла свое воплощение и здесь. На втором этаже лестницы было сделано огромное окно с фасетным стеклом, которое в солнечную погоду казалось разноцветным. Сейчас в ходе экскурсий этот вход не доступен. Можно только посмотреть на полукруглое окно лестницы со двора. Поэтому привожу несколько фотографий из интернета.

  

        Другой парадный вход, северный, предназначался для семьи. Вот и мы войдем в дом через этот вход, чтобы познакомиться с интерьерами особняка.

       Северный вестибюль, как и все помещения первого этажа сохранили элементы отделки 18 века, в частности, своды: Шехтель не стал ничего здесь менять. Он просто спустил в вестибюль белую мраморную лестницу. Она, как и западная лестница, заканчивается завитками волют, только здесь они меньшего размера и расположены горизонтально. К верху лестница сужается и расходится: левая её часть ведет в готический кабинет, а правая сворачивает к романскому залу и будуару (малой гостиной). Лестничный холл выдержан в классическом стиле: отделка стен мрамором, фриз со сценами из античных мифов, пилястры с ионическими капителями…

  

   

   

 

        И дверь в стиле модерн! Сейчас она ведет в современную кухню (в здании много лет располагался ресторан). При Смирновых за этой дверью также была кухня и буфетная. Видимо эта дверь осталась от первоначального оформления лестничного холла. Дело в том, что в 1910-1913 годах Шехтель частично переделал оформление дома в неоклассическом стиле, в частности, северную лестницу.

        Но вернемся на минутку в северный вестибюль. Своды вестибюля изначально были расписаны, но росписи не сохранились. Надо сказать, что и паркет в особняке не сохранился. Во время реставрации, проведенной в 2006 году, его восстанавливали по старинным фотографиям и рисункам Шехтеля. В вестибюле полы изначально были покрыты чугунными плитами. Вот их восстанавливать не стали, а изготовили имитацию из современных материалов. Вот что получилось.

         В целом расположение комнат в особняке Смирнова было типичным для того времени. Первый этаж занимали различные хозяйственные помещения. Надо сказать, что дом был оборудован по последнему слову техники начала 20 века. В доме было немало технических новшеств: собственная котельная и центральное паровое отопление, полная электрификация здания, встроенные светильники, принудительная вентиляция, оригинальная конструкция окон в зимнем саду (там были рамы двойного остекления, по принципу нынешних стеклопакетов, благодаря которой они не замерзали даже в самые сильные морозы и сохраняли тепло в помещении) и многое другое. Вот котельная и прочие технические службы и располагались на первом этаже.

       На втором этаже – парадные помещения. В особняке Смирнова, в отличии от построенного в то же время по проекту Шехтеля особняка Рябушинского, — это анфилада комнат, которая частично сохранилась в доме от прежних времен, а частично -– достроена Федором Осиповичем.

          Третий этаж занимали спальни хозяев и детские. Обычно эти помещения имели скромный декор. В особняке Смирнова, по крайней мере детские, были обильно декорированы: стены детских украшали росписи по мотивам сказок. Но эти росписи не сохранились и не восстанавливались во время реставрации.

          А мы познакомимся с парадными помещениями второго этажа. По лестнице северного входа свернем налево и попадем в готический кабинет. Эта небольшая по размерам комната отделена от анфилады парадных залов. Здесь располагался кабинет Петра Петровича. Попасть в него можно сразу с лестницы, минуя другие помещения: это удобно и для работы занятого предпринимателя, и для деловых встреч. Готическим кабинет назван не случайно, он производит впечатление замкнутого, тяжелого пространства, характерного для той эпохи. Декор кабинета соответствует названию: достаточно темный цвет стен, накладные балки на потолке из мореного дуба. Во время реставрации этим балкам вернули первоначальный вид, очистив их от нескольких слоев краски, которой они были покрыты в советское время. Именно в кабинете хозяина находится оригинальный эркер или «балкон-фонарь», который привлекает внимание своей необычностью еще на фасаде. Из эркера открывается красивый вид на Тверской бульвар. Вероятно, хозяин дома отдыхал здесь от деловых переговоров. Мебель в готическом кабинете, как в прочем и во всем доме, современная – от Смирновых за прошедшие годы ничего не сохранилось.

    

    

  

        Рядом с кабинетом находится будуар хозяйки или малая гостиная. В нее можно попасть прямо из готического кабинета. Стены будуара отделаны китайским шелком, а скошенные углы потолка, так называемый «ложный парусный свод», украшены лепниной в виде листьев и роз. Камин в комнате, изготовленный из розового мрамора и отделанный внутри плиткой «кабанчик», декоративный. Как, впрочем, и все другие камины в доме. Топить их не было нужды, поскольку в особняке было паровое отопление. Люстра и бра на стенах восстановлены по старинным фотографиям.

 

 

    

  

          Романская гостиная – самое впечатляющее помещение в доме Смирнова. Стены гостиной обшиты мореным дубом, оконные рамы в этом зале так же сделаны этого дерева.

         Высокое трехчастное окно представляет собой витраж, изображающий виноградные лозы. Благодаря этому в помещении создается таинственный полумрак.

    

           На противоположной стене колонны в романском стиле, над которыми расположены три фальш-окна. Полукруглая арка над ними украшена пятью медальонами с изображением сказочных зверей и гирляндой из сосновых веток.

     

         Большой камин в гостиной украшает массивный гипсовый барельеф, который изображает битву средневековых рыцарей. Он покоится на двух колоннах, украшенных фигурами из песчаника: у основания — это лежащие львы, на капителях – маскароны, изображающие фавнов. Внутри камин выложен плиткой «кабанчик», которая по цвету гармонирует с темными дубовыми панелями.

  

          Дверной проем, ведущий в следующий зал, венчает еще один барельеф с изображением битвы дракона и собаки.

        Романская гостиная занимает в высоту два этажа. Потолок полуцилиндрический, с выделенными ребрами и крупным орнаментом из неровных спиралей на светлом фоне, кто-то видит в них кельтские элементы. Длинные стены отделяет от сводов потолка войной фриз – широкий зеленоватый с изображением зверей и птиц и узкий деревянный, который поддерживают кронштейны в виде голов то ли фавнов, то ли сатиров, то ли горгульи.

   

        Примечательна люстра в романской гостиной. Хоть она и не висела здесь при Смирновых, тем не менее она изготовлена в начале 20 века в стиле немецкого модерна – югендстиль. Люстра эта трофейная, её привез из Германии в 1945 году военный прокурор Москвы (в это время здание занимала прокуратура города). Люстра замечательно вписалась в интерьер.

   

        При Смирновых романская гостиная выполняла функции парадной столовой. Специальная лестница, тоже, кстати, сделанная из мореного дуба, вела на кухню. По ней слуги приносили в столовую блюда.

        Гостиная называется романской, но на самом деле в ее оформлении Шехтель соединил несколько стилей: романский (темное дерево, массивные колонны, кронштейны-горгульи), русский (характерные изображения зверей и птиц, напоминающее церковный портал оформление витражного окна над одним из выходов) и модерн (переплетение растительного орнамента в барельефе битвы собаки и дракона полностью совпадает с элементами декора фасада, завитки виноградных лоз оконного витража). Все элементы декора, будь то лепнина, роспись или витраж, выполнены с особой тщательностью и изяществом.

     

        Из романской гостиной через дверной проём с барельефом дракона и собаки пройдем дальше, в аванзал. Фактически это небольшая проходная комната, которая оформляет перепад уровня пола между разными частями здания. Но Шехтель подошел к оформлению даже этой комнаты с особой тщательностью. Здесь и лесенки с изогнутыми перилами и фонариками, и монументальное оформление окон. Четыре узких окна отделены друг от друга пилястрами из красного гранита. Капители пилястр снова возвращают нас к растительному орнаменту в стиле модерн, который мы раньше уже видели и на фасаде дома, и в романской гостиной. Дальше нас ждет розовая или рокайльная гостиная.

 

 

 

  

          Розовая или рокайльная гостиная не велика по площади и декора в ней не много. Зато какого! Потолок этой светлой комнаты украшен пышной лепниной в виде завитков (стиль рококо) среди которых расположились изящные девушки в туниках (излюбленный элемент декора стиля модерн). Шехтель применил в этой комнате новаторский способ освещения, среди лепнины были размещены специально изготовленные электрически лампы в виде цветочных бутонов. Он придумал и воплотил в жизнь то, что сто лет спустя назовут встроенными светильниками или точечным освещением. Позже архитектор в своих проектах будет еще несколько раз использовать этот способ освещения, правда такого изящества оформления  больше не будет.

 

 

     

                Следующая гостиная или, вернее, зал, т.к. это помещение велико по площади, носит название классического. Он оформлен в стиле позднего ренессанса. Основная тема декора — водная стихия: зеленые стены, серо-зеленые барельефы на потолке, такого же цвета рама надкаминного зеркала, сам камин из зеленоватого мрамора с внутренней отделкой из плитки кабанчик, фигуры барельефа, изображающие тритонов, нимф, сирен, морских богов и духов, рыб, раковин и непонятных химер. В центре потолка, вероятно, был расписной плафон, но от него не осталось ни фотографий, ни рисунков. Реставраторы не стали фантазировать на эту тему и просто оставили центр потолка белым. А на сохранившихся участках потолочной росписи можно увидеть вензели Петра и Евгении Смирновых – переплетенные буквы С, П и Е.

  

  

  

    

         Окна классического зала выходят на балкон. Из комнаты особенно хорошо видно, что балкон не функциональный, а декоративный. Хотя на него ведет дверь, уровень пола балкона находится почти вровень с подоконниками и потому попасть на него практически невозможно.

    В классическом зале Смирновы устраивали балы и официальные приемы. Гости поднимались по западной парадной лестнице, которая, как я говорила раньше, находится сейчас в помещениях московского отделения Пенсионного фонда РФ, и попадали в первую комнату парадной анфилады – греческую гостиную. Сейчас проходы с западной лестницы заложены кирпичом и оштукатурены.

       Именно в этой гостиной посетители собирались перед балом и отдыхали в перерывах между танцами. Гостиная оформлена с присущим античности изяществом. Ионические колонны из искусственного мрамора делят комнату на две неравные части. Чтобы визуально расширить комнату напротив колонн Шехтель разместил две пилястры тоже ионического ордера. Стены окрашены в молочный цвет, от потолка их отделяет лепной фриз в бежевых тонах. Тематика фриза – античные воины, колесницы, ремесленники и прекрасные дамы, чествующие победителей и врачующие раненых.

  

      Все комнаты парадной анфилады расположены вдоль оси дома, а их окна выходят на Тверской бульвар. Все, кроме одной – египетского зала. Попасть в него можно и из классического зала, и из греческой гостиной. Это самое большое помещение в особняке, его площадь составляет 220 квадратных метров. Первоначально он использовался в качестве зала для больших приемов и балов, благотворительных выставок и аукционов. После смерти Петра Петровича его вдова сдала египетский зал в аренду для различных мероприятий и увеселений.

         Фактически египетский зал представляет собой помещение флигеля. Чтобы соединить флигель с парадной анфиладой, вернее, коридором, идущим вдоль нее, Шехтель разобрал часть стены и поставил на ее месте две мощные колонны, стилизованные под колонны египетских храмов. Федор Осипович заменил окна флигеля на большие, создав достаточное освещение в этом огромном зале. И выходят эти окна во двор.

  

       Египетский зал выдержан в золотисто-бежевых тонах. Росписи фриза, пилястр, потолочной балки и стен воспроизводят росписи египетских храмов: древнеегипетские иероглифы, скарабеи, кобры, египетские боги и фараоны.

    

    

        В центре потолка расположен расписной плафон, на котором изображен древнеегипетский бог Солнца Ра. Светильник в центре несколько опущен, скрывая расположенную над ним вентиляцию. Это еще одно техническое решение Шехтеля: вентиляция в танцевальном зале была необходима, а архитектор не просто ее спроектировал, но и сделал незаметной.

    

       Центральная ниша на глухой стене зала раньше была проходом в зимний сад с экзотическими растениями. Помещение зимнего сада видны на плане дома, составленным Шехтелем. Сейчас помещение зимнего сада занято пенсионным фондом.

     И, конечно, как и в особняке Степана Павловича Рябушинского http://www.peshkompomoskve.ru/fedor_shehtel_ryabushinsky_mansion/, поражают двери и дверные ручки – все разные. Только в отличии от дома Рябушинского двери между залами и гостиными соответствуют стилю комнат: между классической и греческой гостиными – сдержанные классические, в рокайльной гостиной – с характерными для стиля завитками, в будуаре – повторяют цветочный орнамент модерна, который украшает фасад дома.

    

  

  

  

           Федор Осипович, несмотря на занятость на других объектах (начало 20 веке было самым плодотворным творческим периодом для архитектора), лично контролировал строительство и сдавал дом заказчику. В 1910-1913 годах, уже после смерти Петра Петровича Смирнова, он снова частично перестроил дом по желанию наследников в стиле неоклассицизма (было изменено оформление северной парадной лестницы)— модерн к тому времени уже вышел из моды.

        Построенный одновременно с особняком Рябушинского, особняк Смирнова получился совсем другим. У Рябушинского Шехтель строил совершенно новый дом, у Смирнова – перестраивал уже имеющиеся строения. В первом случае предложенные Федором Осиповичем интерьеры нашли полное одобрение у заказчика. Что касается особняка Смирнова, то мне так и не удалось точно выяснить является ли историческая тематика оформления интерьеров идеей Шехтеля или так пожелал заказчик. В особняке Рябушинского интерьеры объединены общей тематикой и в них отчетливо просматривается философская концепция жизни человека (даже несколько концепций) http://www.peshkompomoskve.ru/fedor_shehtel_ryabushinsky_mansion/. В особняке Смирнова все не так очевидно. Тем не менее искусствоведы находят в интерьерах этого особняка общечеловеческие философские символы. Особенно много символов сосредоточено в романской гостиной: барельеф с собакой и драконом – битва добра и зла в душе человека, безликие воюющие рыцари каминного барельефа – бессмысленность войн, львы у подножья камина – символы власти, по воле которой эти войны и происходят, маскароны и кронштейны с «дьявольскими» лицами – вечное зло, довлеющее над человеком, а свет в человеческую жизнь идет из райского сада – витраж окна с виноградными лозами… Ну а в целом анфилада парадных комнат символизирует историю человека на фоне истории человечества. Не знаю, это ли имел в виду Шехтель, но сын Петра Петровича Арсений вспоминал, что изучал древнюю историю по интерьерам парадных залов дома на Тверском бульваре.

         В начале 1917 года Евгения Ильинична Смирнова продала дом в городскую казну для Московского судебного управления. После революции Евгения Ильинична, в надежде спасти свою жизнь и жизнь своих детей, вышла замуж за итальянца, делового партнера её покойного мужа, и уехала с ним сначала в Японию, куда он был назначен послом, а потом Италию. Она приняла итальянское подданство и носила фамилию второго мужа — де ла Валле-Риччи. Евгения Ильинична прожила очень долгую жизнь и умерла в 1961 году. А судьбы детей Смирновых оказались трагичными. Только старшая дочь Татьяна смогла уехать к матери в 1926 году. Алексей и Анатолий пропали без вести и, скорее всего, погибли в годы гражданской войны, Арсений скитался по Средней Азии и умер там в 1950-ых годах, судьба Ольги не известна.

        А в доме Смирнова на Тверском бульваре сначала заседал Революционный военный трибунал, а потом разместилась Военная прокуратура. Судебные заседания проходили прямо в Романском зале. Слава богу, что сотрудники прокуратуры не устроили в парадных помещениях никаких перестроек. В 1993-1995 годах прошли первые реставрационные работы в особняке, одну его половину заняло московское отделение Пенсионного фонда, а вторую —  фирма грамзаписи «Мелодия», которая переехала из англиканской церкви Святого Андрея, после того как храм вернули верующим. А когда фирма «Мелодия» покинула помещения, в 2006 году в парадных комнатах проведена еще одна реставрация, в ходе которой реставраторы пытались максимально сохранить историческую структуру здания и восстановить интерьеры, за что проект был признан лучшим реставрационным проектом Москвы. Здесь какое-то время располагались рестораны «Шехтель» и «Империя», сейчас – дом приемов и торжеств, который так и называется «Дом Смирнова».

22.05.2020

Поделиться в соц. сетях

0

Комментарии

ФЕДОР ОСИПОВИЧ ШЕХТЕЛЬ. ОСОБНЯК СМИРНОВЫХ. — 4 комментария

    • Спасибо! Будем надеяться, что экскурсионная жизнь в столице скоро возобновится: тогда можно будет попасть на экскурсию в реальности, а не виртуально.

  1. Великолепно! Огромная благодарность за замечательную, увлекательную, наглядную экскурсию. Браво автору.

    • Спасибо! Надеюсь, что эпидемия скоро закончится, и все желающие смогут увидеть особняк Смирнова, и не только, своими глазами

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *