ПРОМЫШЛЕННАЯ АРХИТЕКТУРА-1

ПРОМЫШЛЕННАЯ АРХИТЕКТУРА. Часть 1

        Возникнув в начале 12 века, Москва постепенно объединяет вокруг себя разобщенные русские княжества, становится административным, торговым, религиозным и культурным центром русского государства. В городе бурно развиваются ремесла. Кузницы, гончарные, ткацкие и прочие мастерские обеспечивали потребности горожан в товарах повседневного спроса. В начале 19 века с развитием промышленности в Москве возникают крупные производства: фабрики, заводы и мануфактуры. К концу 19 века в городе было огромное число различных производств: от металлургических и машиностроительных до кондитерских и парфюмерно-косметических.

       Тогда же возникает особая промышленная архитектура. Владельцы крупных производств приглашают для строительства цехов, заводских контор, складских и подсобных помещений, а иногда и жилых помещений для рабочих, известных московских архитекторов.

      Чаще всего заводские корпуса и в Москве, и по всей России в то время строились в так называемом кирпичном стиле: из красного кирпича с небольшим декором из кирпича белого — карнизы, бегунцы, дентикулы, филенки. Достаточно часто заводские здания украшались башнями и башенками на аттиках. В результате получались здания, стилизованные под раннюю английскую готику. Возникновение именно такого промышленного стиля вызвано прежде всего экономическими причинами, т.к. возведение строений из красного кирпича и с минимальным декором не требовало больших средств. Кроме того, из кирпича можно было строить любые помещения для размещения в зданиях оборудования. А может быть с эстетической точки зрения такой стиль стал подсознательной данью уважения стране, где впервые произошла промышленная революция – Англии.

          Цеха заводов в советский период строились из железобетонных плит, и они вряд ли могли стать архитектурными шедеврами. Хотя… Сейчас проводящаяся в Москве реновация полностью уничтожает и хрущевские пятиэтажки, и промышленные здания советских времен. Будь я мэром города, я бы оставила и микрорайон пятиэтажек, естественно, полностью перепланированных и отремонтированных внутри, и переоборудованные промышленные здания, как образцы архитектуры 1960 — 1970-ых годов. Ведь все это история города, и полностью ее уничтожать неправильно.

          Вот мы и подошли к современной проблеме промышленных зданий в столице. В 1990-ых годах многие предприятия в городе были закрыты: какие-то обанкротились, не выдержав конкуренции с хлынувшей из-за рубежа продукцией, какие-то по экологическим и экономическим причинам переведены в другие регионы страны. Те предприятия, которые не обанкротились, вынуждены были перебраться в другие города, где для них были построены новые корпуса, т.к. московские промышленные здания возрастом более ста лет были ветхими и не выдержали бы нового современного оборудования. Не последнюю роль в процессе вывода из Москвы промышленных предприятий сыграли транспортные проблемы: завозить сырье и вывозить продукцию в перегруженном транспортом городе – непростая задача. Но, наверное, главная причина – освобождение дорогой московской земли для строительства новых многоэтажных зданий: жилых и офисных. Короче, Москва перестала быть промышленным центром страны, оставим за собой функции политического, финансового, научного и культурного центра. Конечно, в городе сохранились предприятия оборонной и гражданской промышленности, но вчитайтесь в цитату об экономике города из Википедии.

        «Москва — крупнейший в общероссийском масштабе финансовый центр, международный деловой центр и центр управления большой частью экономики страны. Так, например, в Москве сосредоточено около половины банков из числа зарегистрированных в России. Кроме того, бо́льшая часть крупнейших компаний зарегистрированы и имеют центральные офисы именно в Москве, хотя их производство может быть расположено за тысячи километров от неё. По состоянию на ноябрь 2019 года из 200 крупнейших предприятий страны 104 зарегистрированы в Москве».

         Промзоны бывших предприятий приспосабливают под нужды города. Много заводских корпусов конца 19 – начала 20 веков и более поздних просто снесли. Но много еще пока сохранились. Их перестраивают и ремонтируют внутри, оставляя фактически только фасады, и получают так называемые лофты с помещениями для офисов и апартаментами для жилья.

           Раньше я практически не обращала внимания на сохранившиеся промышленные здания конца 19 – начала 20 веков, но собирая материал о Романе Клейне, я близко познакомилась с такими зданиями, узнала много интересного об этом пласте архитектуры столицы, об истории возникновения предприятий и их владельцах. А еще меня очень удивило, что такой известный и востребованный архитектор, как Клейн, принял участие в проектировании примерно двадцати промышленных зданий, двенадцать из которых в той или иной степени сохранились до наших дней http://www.peshkompomoskve.ru/roman_clein_4/ . Принимал участие в проектировании заводских помещений и великий инженер Шухов http://www.peshkompomoskve.ru/vladimir_shukhov/ .

       Постепенно у меня собралась целая коллекция фотографий бывших (и не только) промышленных объектов, о которых мой сегодняшний рассказ.

           Начнем с двух предприятий, в строительстве которых принимал участие Клейн. О самих предприятиях и их истории я подробно рассказала в статье, посвященной промышленной архитектуре Романа Клейна. Так что здесь приведу лишь краткие сведения о них и фотографии с необычных ракурсов.

         Сначала несколько слов о Прохоровской мануфактуре – Трехгорке. ОАО «Трёхгорная мануфактура» (до 1936 года — Товарищество Прохоровской Трёхгорной мануфактуры, с 1936 по 1992 годы — «Трёхгорная мануфактура» им. Ф. Э. Дзержинского) — старейшее московское текстильное предприятие, основанное в 1799 году купцом Василием Прохоровым и мастером красильного дела Фёдором Резановым. Позднее Василий Прохоров выкупил у компаньона его долю и стал единоличным владельцем мануфактуры. Сохранившиеся до наших дней здания мануфактуры построены после грандиозного пожара, уничтожившего почти полностью фабрику в 1877 году. Основные корпуса возведены в самом конце 19 века, в 1896 и 1897 годах. Кроме Клейна история сохранила для нас имена и других архитекторов, по проектам которых были построены цеха мануфактуры: Алексей Николаевич Милюков (сын архитектора Николая Павловича Милюкова и брат политического деятеля Павла Николаевича Милюкова), Василий Герасимович Залесский (специалист по проектированию инженерах коммуникаций, отоплению и вентиляции) и некто С. Коновалов, о котором никаких сведений отыскать не удалось, кроме того, что по его проекту построен граверный цех Трехгорки.

            А теперь несколько фотографий Трехгорки со стороны Краснопресненской набережной и улицы 1905 года. Как видно из них, реконструкция-реставрация корпусов фабрики идет ни шатко ни валко. Единого отреставрированного фабричного пространства пока не видно.

 

 

          Второй завод, в проектировании зданий которого принимал участие Клейн – Трехгорный (Бадаевский) пивоваренный завод. Реставрация-реконструкция здесь тоже идет медленно. Не знаю, чем это вызвано. Может тем, что изначально и Трехгорку, и Бадаевский пивзавод собирались снести, а на их месте построить современные многоэтажные офисные здания. Но возмутилась общественность. Здания мануфактуры и пивзавода отстояли, но на территории Бадаевского пивзавода будет возведен жилой комплекс, концепция которого разработана швейцарским архитектурным бюро Herzog & de Meuron. Суть этой концепции состоит в том, что старые промышленные здания будут отреставрированы, а над ними на ножках-опорах построят жилые корпуса. Таким образом исторические промышленные корпуса фактически остаются видны с Москвы-реки и противоположной Краснопресненской набережной.

        На территории пивзавода в настоящий момент сохранилось множество производственных помещений: бродильни, ледники, помещения для розлива пива, склады, помещения для отправки пива и даже ресторан, который сильно пострадал от пожара в 2016 году. Построены они в период с 1875 по 1912 годы. Кроме Клейна в разработке проектов зданий завода принимали участие архитекторы Александр Павлович Евланов и Август Егорович Вебер. Не знаю, насколько удачным будет проект домов на ножках, а пока вид на Бадаевский завод с Краснопресненской набережной.

   

           А швейцарский проект выглядит вот так.

     А сейчас поговорим о промышленном комплексе, который наверняка знаком всем москвичам, да и гостям столицы – фабрике «Красный Октябрь» на Берсеневской набережной. Сначала немого истории.

         В 1867 году, приехавший в Москву из Вюртемберга, кондитер Теодор Фердинанд фон Эйнем представил к императорскому столу свою продукцию, получив одобрение императрицы и великих княгинь и княжон. В 1851 году Эйнем открывает мастерскую по производству конфет и шоколада на Арбате. В 1869 году к фон Эйнему присоединился его соотечественник Юлиус Гейс. Вдвоем кондитеры закупили новейшее паровое оборудование, построили первое фабричное здание на Софийской набережной и открыли кондитерский магазин в Москве.

        Популярность продукции Эйнем с каждым годом росла, увеличивался ассортимент выпускаемой продукции: кроме конфет, шоколада и чайных печений, с которых начиналось производство, на фабрике стали производить карамель, пастилу, мармелад, бисквиты, пряники, глазированные фрукты, какао. Эйнем был известным московским благотворителем: он жертвовал большие деньги с прибыли различным благотворительным организациям, в числе которых была немецкая школа для бедных и сирот.

           В 1876 году Теодор Фердинанд фон Эйнем скончался. Фабрикой стал руководить Юлиус Гёйс, однако ставшее популярным среди москвичей название компании он менять не стал. Гейс с успехом продолжил дело Эйнема, расширял производство и реализацию продукции. Фабрика на Софийской набережной не справлялась с возросшим производством. В 1889 году Гейс покупает несколько участков на Берсеневской набережной для строительства новой фабрики. В том же году возводится главный производственный корпус по проекту архитектора Алексея Викторовича Флодина. Строительство фабрики продолжалось до 1914 года: строились новые производственные корпуса, подсобные строения, склады, гаражи и даже доходные дома. Главным архитектором при строительстве фабрики выступал Александр Михайлович Калмыков. Всего комплекс фабрики состоит из 23 зданий.

       В начале 20 века продукция фабрики имела несколько наград на всероссийских и всемирных выставках, а Гейс открыл филиалы в Симферополе и Риге, несколько магазинов в разных городах империи.

          После 1917 года фабрика была национализирована и стала называться «Государственная кондитерская фабрика № 1, бывшая „Эйнем“», в 1922 году она была переименована в «Красный Октябрь». Продукция «Красного Октября» все годы была эталоном качества. В 1992 году фабрика преобразована в ОАО, а в 2000-ые годы она вошла в компанию «Объединенные кондитеры»» российской финансово-промышленной группы «Гута», в которую вошли Бабаевская кондитерская фабрика (бывшее товарищество «Абрикосов и сыновья») и фабрика «Рот Фронт» (бывший «Торговый дом Леновых»). Производство на Берсеневской набережной прекращено, заводские корпуса отреставрированы и превращены в лофт. Здесь работает музей фабрики, остальные помещения сдаются в аренду под выставочные залы, магазины, рестораны, архитекторские бюро и прочие офисы.

          На фасаде появилась, кроме надписи «Красный Октябрь», появилась и историческая – «Т-во Эйнем». Слышала от гидов, что главной причиной вывода фабрики стали логистические проблемы: сложность доставки сырья и вывоза продукции из центра Москвы, да еще с острова. Не думаю, что это так. Но как бы то ни было, здания фабрики сохранены и используются в новом качестве. Жаль, конечно, что в них больше не делают конфеты. Меня при виде фабрики всегда посещают ностальгические воспоминания: мы, студенты, смотрим фильм в кинотеатре «Ударник», а зрительный зал периодически накрывают волны запаха шоколада…

        В оригинальное и очень популярное место превратился бывший пивной, а позднее – винный завод в Сыромятниках.

        История этого места, как завода начинается в 1810 году, когда бывшую усадьбу Екатерины Алексеевны Волконской покупает купец Никифор Прокофьев. Он обустраивает на территории усадьбы медо-пивоваренный заводик. В 1821 году усадьбу вместе с пивоварней покупает ревельский купец Фридрих Даниельсон. Он расширяет производство пива, строит новые помещения для пивоварни. В 1840-ых годах фабрика, владельцами которой к тому времени стали купцы первой гильдии Вильям Ватсон и Петр Дрейер, была по производству пива второй по величине в Москве после «Трёхгорной». Фабрика меняла хозяев: среди них были купец первой гильдии, страстный коллекционер русской живописи Василий Александрович Кокорев, акционерное общество «Московская Бавария» («Русское товарищество пиво- и медоварения в Москве») братьев Ивана и Кирилла Тарусиных.

          В конце 19 века часть бывшей усадебной территории передается под благотворительные нужды, а на другой — купцами Травниковыми вблизи пивного завода открывается Московский комбинат виноградных и десертных вин, который как выпускал собственную продукцию из плодов и ягод, так и разливал виноградные вина, привезенные из Крыма и Кавказа. Винзавод проработал до начала 21 века, здесь производили до 170 наименований ординарных и марочных вин. В 2001 году Мосвинкомбинат был обанкрочен.

      В 2004 году новый владелец помещений бывшего винзавода, ООО «МВК-Эстейт», открывает на его территории арт-центр. В отремонтированных помещениях открылся Центр современного искусства с нехитрым названием «Винзавод».  Соответствующие названия имеют и выставочные залы: Цех Белого, Цех Красного, Большое Винохранилище, Бродильный Цех. В центре размещается около десяти художественных галерей современного искусства.

    

   

       В главном корпусе «Московской Баварии» 1896 года постройки, где раньше располагалась контора завода, сейчас кроме выставочного пространства также располагается офис директора Центра современного искусства.

       А что расположено в помещениях бывших складов пивоваренного завода — не понятно, выглядят они заброшено, возможно ждут реконструкции и приспособления под выставочное пространство.

      Иногда переделка промзоны принимает необычные формы. На углу Бауманской и Ольховской улиц располагается такая бывшая промзона. Я так и не выяснила, какие предприятия здесь располагались, но сейчас почти вся территория застроена современными жилыми и офисными зданиями. Но там осталось одно, как говорит современная молодежь, прикольное место. Это территория бывших мастерских авиационного техникума. Сейчас это арт-пространство «Авиатор», оформленное в стиле андеграунд. Стены мастерских, образующие яркий двор арт-пространства, разрисованы граффити художниками Александром Васильевым, Кристиной Лялиной, Станиславом Korea и другими в 2016 году в рамках конкурса граффити и стрит-арта. Внутри — обшарпанные бетонные потолки, такие же стены из кирпича с фрагментами побелки, балки из повидавшего виды дерева, винтажная и искусственно состаренная мебель. А располагаются здесь антикварные и торгующие винтажной одеждой и аксессуарами магазинчики, крошечные кафешки и художественные мастерские. Всем рекомендую стекольную мастерскую GLASSNAYA https://www.glassnaya.ru/

 

   

       На Ольховской улице (дом 27, строение 3) есть еще одно здание, построенное в кирпичном стиле по данным БТИ в 1850-ых годах. Видно, что изначально оно было трехэтажным, а позднее надстроено еще двумя этажами. Я так и не выяснила, что располагалось в этом здании. Вряд ли это заводское помещение, но вполне вероятно, что здесь размещались какие-то мастерские или техническое училище, которые часто строили в стиле промышленной архитектуры.

       Промзона на улице Ленинская Слобода, которая до 1923 года называлась Симоновская Старая Слобода, перестроена и преобразована для современных нужд города. Раньше здесь располагались два завода: кузнечно-котельный и меднолитейный механический завод инженера Бари (в советское время — «Государственный котельный завод „Па­рострой» им. В. М. Лихачёва» и завод «Динамо». О заводе Бари я подробно рассказывала в статье, посвященной Шухову http://www.peshkompomoskve.ru/vladimir_shukhov/, а о заводе «Динамо» несколько слов сейчас.

           В 1897 году на базе бельгийского акционерного общества был основан завод, который сначала назывался «Центральное электрическое общество в Москве». С 1913 года завод стал называться «Динамо». В это время завод перешел в собственность зарегистрированной в Петербурге известным русским предпринимателем, политическим и общественным деятелем Николаем Николаевичем Глебовым компании Русское электрическое акционерное общество «Динамо». После 1917 года завод был национализирован. Все время своего существования завод производил электрические двигатели и другое электрооборудование самого разного назначения. В 1957 году он был объединен с заводом Бари («Парострой»). В 2015 году завод полностью прекратил производство – причина банкротство.

        Судьба заводских помещений оказалась разной. На четной стороне улицы Ленинская Слобода сохранилось несколько краснокирпичных зданий начала 20 века.

 

   

         Остальные корпуса снесены, а на их месте построен мебельный центр «ROOMER» слегка стилизованный под промышленную архитектуру кирпичной облицовкой фасадов.

          По нечетной стороне воссозданы сгоревшие деревянные здания конюшни и дома рабочих, отреставрировано здание заводоуправления завода Бари http://www.peshkompomoskve.ru/moskva_derevyannaya-3/ .

 

        Остальные заводские здания по нечетной стороне снесены, а на их месте построен офисный комплекс «Омега-Плаза», в котором частично сохранены цеховые здания, скрытые за современными стенами из стекла и бетона.

 

   

        А теперь переместимся в район бывшей Семеновской слободы. В начале 20 века этот район считался рабочей окраиной Москвы. Здесь было несколько текстильных предприятий, возникших на берегах Яузы еще в 19 веке: фабрики Носова, Кудряшова, русско-французского акционерного общества «Р. Симон и Ко». Позднее появились механические заводы, но о них я расскажу в другом материале. Промышленные предприятия в районе Семеновской работают до сих пор. Но об этом я расскажу в следующей статье. А пока посмотрим на промышленную архитектуру, сохранившуюся с начала 20 века на Малой Семеновской.

        На углу Малой Семеновской и Измайловского вала расположена трикотажная фабрика «Красная заря».  В 1879 году на этом месте открыли небольшую шерстопрядильную фабрику купцы Ивановы. Здесь из произведенной пряжи изготавливали вязанные платки, шали, джемпера. Продукция была востребована и год спустя на основе фабрики Ивановых было основано русско-французское акционерное общество «Р. Симон и Ко».

 

        В советские годы фабрика, переименованная в «Красную зарю», развивалась, выпускала качественный трикотаж из пряжи собственного производства. Она работает до сих пор, в 2016 году фабрика оснащена новым современным оборудованием. А шерстопрядильное производство в 1939 году выделилось в отдельную фабрику – «Московскую шерстопрядильную фабрику», которая также до сих пор выпускает шерстяную пряжу.

   

       Фабричные здания на Малой Семеновской 28 и 30 построены в начале 20 века. На одном из них выложена кирпичом дата «1916».

     В начале Малой Семеновской ОАО «ЦНИИшерсть». На рубеже 19-20 веков здесь располагалась текстильная империя Василия Дмитриевича Носова. Во время экскурсии в особняк Носова, построенный по проекту Льва Кекушева и находящийся неподалеку http://www.peshkompomoskve.ru/lev_kekushev_osobnyak_nosova/ , гид рассказывал, что на территории НИИ сохранились постройки фабрики Промышленно-Торгового товарищества Носовых. Фабрика была построена в 1914 – 1915 годах по проекту помощника Шехтеля архитектора Александра Антоновича Галецкого. С улицы этих построек не видно, за исключением одной, находящейся на границе «ЦНИИшерсть» и ОАО «Гамма», которое выпускает художественные краски, пластилин и другие товары для творчества.

          Принадлежность этого здания точно не установлена. То ли это строение фабрики Носова, то ли корпус бывшей фабрики Р. Г. Фридлендера. Фабрика Фридлендера, основанная в 1899 году, производила лаки, краски, чернила, штемпельные принадлежности. После 1917 года фабрика национализирована и переименована в завод «Красный художник», а с 1994 года – ОАО «Гамма». С именем господина Фридлендера и его родом занятий разобраться не удалось: его называют в разных источниках то Юлиусом, то Рафаэлем, то инженером-технологом, то химиком-органиком.

           А заводское здание 1914 года постройки – вот оно.

           Закончить сегодняшний рассказ о промышленной архитектуре хочу двумя парфюмерно-косметическими фабриками, возникшими в конце 19 века.

         На Вятской улице расположена косметическая фабрика «Свобода». История этой фабрики начинается в 1843 году, когда французский парфюмер Альфонс Ралле основал в Москве парфюмерное производство. В 1896 году компания Ралле была приобретена другим французским парфюмером Леоном Шири. К 1900 году компания завоевала лидирующие позиции на российском рынке духов, мыла и косметики. Она стала официальным поставщиком не только Российского императорского двора, но и монарших дворов Персии и Черногории. После 1917 года российские активы Ралле были национализированы, а сама компания была восстановлена во Франции. На основе еще российских разработок в 1920 году технический директор Ралле Эрнест Бо создал серию духов для Коко Шанель, одним из которых был знаменитый аромат Chanel №5.

        А московское производство преобразовано в фабрику «Свобода». Сейчас фабрика работает, но парфюмерной линии в ее продукции больше нет: на фабрике производят мыло, шампуни и другие средства ухода за волосами, кремы, скрабы и другие средства ухода за кожей.

          Со стороны Вятской улицы видны строения фабрики Ралле: производственный цех и административный корпус, построенный по проекту работавшего в Москве французского архитектора Оскара-Жана Францевича Дидио. Обе постройки возведены в 1898 году.

 

          Потомственным парфюмер из Франции Анри Брокар приехал в Россию в 1861 году. В 1864 году предприимчивый парфюмер основал в Москве предприятия по производству ароматного мыла. На крошечной фабрике Брокар с двумя помощниками сам варил мыло, изготавливая несколько десятков кусков в день. Ассортимент и количество выпускаемой продукции быстро росло из-за ее невероятной популярности и востребованности. В 1869 году за Серпуховской заставой открылась специально построенная фабрика для выпуска косметической и парфюмерной продукции.

           Продукция Брокар не только нравилась потребителям, но и завоевывала первые места на многих международных и внутрироссийских выставках. Огромным успехом пользовались наборы, в которых в изящной упаковке, находились десять миниатюрных предметов: духи, одеколон, мыло, пудра, саше, помада и т. д. В 1882 году Брокар начинает выпускать цветочный одеколон, который приносит фирме колоссальную прибыль.

            После смерти Анри Брокар управление фирмой «Товарищество Брокар и Ко» переходит к его вдове Шарлотте Андреевне, которая еще при жизни мужа принимала активное участие в делах, как сказали бы сейчас выполняла функции директора по маркетингу и рекламе. К 1914 году в Москве были открыты четыре магазина Брокара, расположенные в самом центре Москвы: на улицах Никольской, Тверской, Арбате и на Кузнецком мосту.

            После 1917 года фабрика была национализирована и переименована в Государственный мыловаренный завод №5 «Новая заря». В 1920 году исторические здания, оборудование и часть рабочих были переданы типографии фабрики «Гознак», переехавшей в Москву из Петрограда.

       А фабрике №5 предоставили соседние помещения пустующей обойной фабрики, где «Новая заря» существует и поныне. Старшее поколение наверняка помнит парфюмерию «Новой зари». Помимо культовой «Красной Москвы», аромат которой был составлен на фабрике Брокар ещё в 1913 году, посвящен Дому Романовых и назывался «Любимый букет Императрицы», можно вспомнить замечательные ароматы духов «Каменный цветок», «Злато скифов», «Русские узоры».

 

          «Красная Москва» и «Злато скифов» фабрика выпускает до сих пор, только теперь «Новая заря» — российско-французское предприятие, выпускающее продукцию под торговой маркой Nouvelle Etoile. Кстати, бренд Brocard сейчас принадлежит головной компании Brocard Group немецкой компании «Брокард Парфюмс ГмбХ». а права на использование бренда на территории Франции у «Новой Зари» аннулированы.

   

          Это, конечно, печально, но в настоящее время «Новая Заря» единственная в России фабрика‚ самостоятельно разрабатывающая и производящая ароматы. С 1995 года продукция фабрики представляет Россию в знаменитом французском музее запахов «Осмотек» в Версале.

      Конторское здание фабрики Брокар 1905 года постройки сейчас является административным корпусом ФГУП Гознак. А за соседним забором можно разглядеть производственные здания «Новой зари».

 

   

      При фабрике работает фирменный магазин «Новой зари».

21.06.2021

Поделиться в соц. сетях

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *