ПРОМЫШЛЕННАЯ АРХИТЕКТУРА-1

ПРОМЫШЛЕННАЯ АРХИТЕКТУРА. Часть 1.

        Возникнув в начале 12 века, Москва постепенно объединяет вокруг себя разобщенные русские княжества, становится административным, торговым, религиозным и культурным центром русского государства. В городе бурно развиваются ремесла. Кузницы, гончарные, ткацкие и прочие мастерские обеспечивали потребности горожан в товарах повседневного спроса. В начале 19 века с развитием промышленности в Москве возникают крупные производства: фабрики, заводы и мануфактуры. К концу 19 века в городе было огромное число различных производств: от металлургических и машиностроительных до кондитерских и парфюмерно-косметических.

       Тогда же возникает особая промышленная архитектура. Владельцы крупных производств приглашают для строительства цехов, заводских контор, складских и подсобных помещений, а иногда и жилых помещений для рабочих, известных московских архитекторов.

      Чаще всего заводские корпуса и в Москве, и по всей России в то время строились в так называемом кирпичном стиле: из красного кирпича с небольшим декором из кирпича белого — карнизы, бегунцы, дентикулы, филенки. Достаточно часто заводские здания украшались башнями и башенками на аттиках. В результате получались здания, стилизованные под раннюю английскую готику. Возникновение именно такого промышленного стиля вызвано прежде всего экономическими причинами, т.к. возведение строений из красного кирпича и с минимальным декором не требовало больших средств. Кроме того, из кирпича можно было строить любые помещения для размещения в зданиях оборудования. А может быть с эстетической точки зрения такой стиль стал подсознательной данью уважения стране, где впервые произошла промышленная революция – Англии.

          Цеха заводов в советский период строились из железобетонных плит, и они вряд ли могли стать архитектурными шедеврами. Хотя… Сейчас проводящаяся в Москве реновация полностью уничтожает и хрущевские пятиэтажки, и промышленные здания советских времен. Будь я мэром города, я бы оставила и микрорайон пятиэтажек, естественно, полностью перепланированных и отремонтированных внутри, и переоборудованные промышленные здания, как образцы архитектуры 1960 — 1970-ых годов. Ведь все это история города, и полностью ее уничтожать неправильно.

          Вот мы и подошли к современной проблеме промышленных зданий в столице. В 1990-ых годах многие предприятия в городе были закрыты: какие-то обанкротились, не выдержав конкуренции с хлынувшей из-за рубежа продукцией, какие-то по экологическим и экономическим причинам переведены в другие регионы страны. Те предприятия, которые не обанкротились, вынуждены были перебраться в другие города, где для них были построены новые корпуса, т.к. московские промышленные здания возрастом более ста лет были ветхими и не выдержали бы нового современного оборудования. Не последнюю роль в процессе вывода из Москвы промышленных предприятий сыграли транспортные проблемы: завозить сырье и вывозить продукцию в перегруженном транспортом городе – непростая задача. Но, наверное, главная причина – освобождение дорогой московской земли для строительства новых многоэтажных зданий: жилых и офисных. Короче, Москва перестала быть промышленным центром страны, оставим за собой функции политического, финансового, научного и культурного центра. Конечно, в городе сохранились предприятия оборонной и гражданской промышленности, но вчитайтесь в цитату об экономике города из Википедии.

        «Москва — крупнейший в общероссийском масштабе финансовый центр, международный деловой центр и центр управления большой частью экономики страны. Так, например, в Москве сосредоточено около половины банков из числа зарегистрированных в России. Кроме того, бо́льшая часть крупнейших компаний зарегистрированы и имеют центральные офисы именно в Москве, хотя их производство может быть расположено за тысячи километров от неё. По состоянию на ноябрь 2019 года из 200 крупнейших предприятий страны 104 зарегистрированы в Москве».

         Промзоны бывших предприятий приспосабливают под нужды города. Много заводских корпусов конца 19 – начала 20 веков и более поздних просто снесли. Но много еще пока сохранились. Их перестраивают и ремонтируют внутри, оставляя фактически только фасады, и получают так называемые лофты с помещениями для офисов и апартаментами для жилья.

           Раньше я практически не обращала внимания на сохранившиеся промышленные здания конца 19 – начала 20 веков, но собирая материал о Романе Клейне, я близко познакомилась с такими зданиями, узнала много интересного об этом пласте архитектуры столицы, об истории возникновения предприятий и их владельцах. А еще меня очень удивило, что такой известный и востребованный архитектор, как Клейн, принял участие в проектировании примерно двадцати промышленных зданий, двенадцать из которых в той или иной степени сохранились до наших дней http://www.peshkompomoskve.ru/roman_clein_4/ . Принимал участие в проектировании заводских помещений и великий инженер Шухов http://www.peshkompomoskve.ru/vladimir_shukhov/ .

       Постепенно у меня собралась целая коллекция фотографий бывших (и не только) промышленных объектов, о которых мой сегодняшний рассказ.

           Начнем с двух предприятий, в строительстве которых принимал участие Клейн. О самих предприятиях и их истории я подробно рассказала в статье, посвященной промышленной архитектуре Романа Клейна. Так что здесь приведу лишь краткие сведения о них и фотографии с необычных ракурсов.

         Сначала несколько слов о Прохоровской мануфактуре – Трехгорке. ОАО «Трёхгорная мануфактура» (до 1936 года — Товарищество Прохоровской Трёхгорной мануфактуры, с 1936 по 1992 годы — «Трёхгорная мануфактура» им. Ф. Э. Дзержинского) — старейшее московское текстильное предприятие, основанное в 1799 году купцом Василием Прохоровым и мастером красильного дела Фёдором Резановым. Позднее Василий Прохоров выкупил у компаньона его долю и стал единоличным владельцем мануфактуры. Сохранившиеся до наших дней здания мануфактуры построены после грандиозного пожара, уничтожившего почти полностью фабрику в 1877 году. Основные корпуса возведены в самом конце 19 века, в 1896 и 1897 годах. Кроме Клейна история сохранила для нас имена и других архитекторов, по проектам которых были построены цеха мануфактуры: Алексей Николаевич Милюков (сын архитектора Николая Павловича Милюкова и брат политического деятеля Павла Николаевича Милюкова), Василий Герасимович Залесский (специалист по проектированию инженерах коммуникаций, отоплению и вентиляции) и некто С. Коновалов, о котором никаких сведений отыскать не удалось, кроме того, что по его проекту построен граверный цех Трехгорки.

            А теперь несколько фотографий Трехгорки со стороны Краснопресненской набережной и улицы 1905 года. Как видно из них, реконструкция-реставрация корпусов фабрики идет ни шатко ни валко. Единого отреставрированного фабричного пространства пока не видно.

 

 

          Второй завод, в проектировании зданий которого принимал участие Клейн – Трехгорный (Бадаевский) пивоваренный завод. Реставрация-реконструкция здесь тоже идет медленно. Не знаю, чем это вызвано. Может тем, что изначально и Трехгорку, и Бадаевский пивзавод собирались снести, а на их месте построить современные многоэтажные офисные здания. Но возмутилась общественность. Здания мануфактуры и пивзавода отстояли, но на территории Бадаевского пивзавода будет возведен жилой комплекс, концепция которого разработана швейцарским архитектурным бюро Herzog & de Meuron. Суть этой концепции состоит в том, что старые промышленные здания будут отреставрированы, а над ними на ножках-опорах построят жилые корпуса. Таким образом исторические промышленные корпуса фактически остаются видны с Москвы-реки и противоположной Краснопресненской набережной.

        На территории пивзавода в настоящий момент сохранилось множество производственных помещений: бродильни, ледники, помещения для розлива пива, склады, помещения для отправки пива и даже ресторан, который сильно пострадал от пожара в 2016 году. Построены они в период с 1875 по 1912 годы. Кроме Клейна в разработке проектов зданий завода принимали участие архитекторы Александр Павлович Евланов и Август Егорович Вебер. Не знаю, насколько удачным будет проект домов на ножках, а пока вид на Бадаевский завод с Краснопресненской набережной.

   

           А швейцарский проект выглядит вот так.

     А сейчас поговорим о промышленном комплексе, который наверняка знаком всем москвичам, да и гостям столицы – фабрике «Красный Октябрь» на Берсеневской набережной. Сначала немого истории.

         В 1867 году, приехавший в Москву из Вюртемберга, кондитер Теодор Фердинанд фон Эйнем представил к императорскому столу свою продукцию, получив одобрение императрицы и великих княгинь и княжон. В 1851 году Эйнем открывает мастерскую по производству конфет и шоколада на Арбате. В 1869 году к фон Эйнему присоединился его соотечественник Юлиус Гейс. Вдвоем кондитеры закупили новейшее паровое оборудование, построили первое фабричное здание на Софийской набережной и открыли кондитерский магазин в Москве.

        Популярность продукции Эйнем с каждым годом росла, увеличивался ассортимент выпускаемой продукции: кроме конфет, шоколада и чайных печений, с которых начиналось производство, на фабрике стали производить карамель, пастилу, мармелад, бисквиты, пряники, глазированные фрукты, какао. Эйнем был известным московским благотворителем: он жертвовал большие деньги с прибыли различным благотворительным организациям, в числе которых была немецкая школа для бедных и сирот.

           В 1876 году Теодор Фердинанд фон Эйнем скончался. Фабрикой стал руководить Юлиус Гёйс, однако ставшее популярным среди москвичей название компании он менять не стал. Гейс с успехом продолжил дело Эйнема, расширял производство и реализацию продукции. Фабрика на Софийской набережной не справлялась с возросшим производством. В 1889 году Гейс покупает несколько участков на Берсеневской набережной для строительства новой фабрики. В том же году возводится главный производственный корпус по проекту архитектора Алексея Викторовича Флодина. Строительство фабрики продолжалось до 1914 года: строились новые производственные корпуса, подсобные строения, склады, гаражи и даже доходные дома. Главным архитектором при строительстве фабрики выступал Александр Михайлович Калмыков. Всего комплекс фабрики состоит из 23 зданий.

       В начале 20 века продукция фабрики имела несколько наград на всероссийских и всемирных выставках, а Гейс открыл филиалы в Симферополе и Риге, несколько магазинов в разных городах империи.

          После 1917 года фабрика была национализирована и стала называться «Государственная кондитерская фабрика № 1, бывшая „Эйнем“», в 1922 году она была переименована в «Красный Октябрь». Продукция «Красного Октября» все годы была эталоном качества. В 1992 году фабрика преобразована в ОАО, а в 2000-ые годы она вошла в компанию «Объединенные кондитеры»» российской финансово-промышленной группы «Гута», в которую вошли Бабаевская кондитерская фабрика (бывшее товарищество «Абрикосов и сыновья») и фабрика «Рот Фронт» (бывший «Торговый дом Леновых»). Производство на Берсеневской набережной прекращено, заводские корпуса отреставрированы и превращены в лофт. Здесь работает музей фабрики, остальные помещения сдаются в аренду под выставочные залы, магазины, рестораны, архитекторские бюро и прочие офисы.

          На фасаде появилась, кроме надписи «Красный Октябрь», появилась и историческая – «Т-во Эйнем». Слышала от гидов, что главной причиной вывода фабрики стали логистические проблемы: сложность доставки сырья и вывоза продукции из центра Москвы, да еще с острова. Не думаю, что это так. Но как бы то ни было, здания фабрики сохранены и используются в новом качестве. Жаль, конечно, что в них больше не делают конфеты. Меня при виде фабрики всегда посещают ностальгические воспоминания: мы, студенты, смотрим фильм в кинотеатре «Ударник», а зрительный зал периодически накрывают волны запаха шоколада…

        В оригинальное и очень популярное место превратился бывший пивной, а позднее – винный завод в Сыромятниках.

        История этого места, как завода начинается в 1810 году, когда бывшую усадьбу Екатерины Алексеевны Волконской покупает купец Никифор Прокофьев. Он обустраивает на территории усадьбы медо-пивоваренный заводик. В 1821 году усадьбу вместе с пивоварней покупает ревельский купец Фридрих Даниельсон. Он расширяет производство пива, строит новые помещения для пивоварни. В 1840-ых годах фабрика, владельцами которой к тому времени стали купцы первой гильдии Вильям Ватсон и Петр Дрейер, была по производству пива второй по величине в Москве после «Трёхгорной». Фабрика меняла хозяев: среди них были купец первой гильдии, страстный коллекционер русской живописи Василий Александрович Кокорев, акционерное общество «Московская Бавария» («Русское товарищество пиво- и медоварения в Москве») братьев Ивана и Кирилла Тарусиных.

          В конце 19 века часть бывшей усадебной территории передается под благотворительные нужды, а на другой — купцами Травниковыми вблизи пивного завода открывается Московский комбинат виноградных и десертных вин, который как выпускал собственную продукцию из плодов и ягод, так и разливал виноградные вина, привезенные из Крыма и Кавказа. Винзавод проработал до начала 21 века, здесь производили до 170 наименований ординарных и марочных вин. В 2001 году Мосвинкомбинат был обанкрочен.

      В 2004 году новый владелец помещений бывшего винзавода, ООО «МВК-Эстейт», открывает на его территории арт-центр. В отремонтированных помещениях открылся Центр современного искусства с нехитрым названием «Винзавод».  Соответствующие названия имеют и выставочные залы: Цех Белого, Цех Красного, Большое Винохранилище, Бродильный Цех. В центре размещается около десяти художественных галерей современного искусства.

    

   

       В главном корпусе «Московской Баварии» 1896 года постройки, где раньше располагалась контора завода, сейчас кроме выставочного пространства также располагается офис директора Центра современного искусства.

      Иногда переделка промзоны принимает необычные формы. На углу Бауманской и Ольховской улиц располагается такая бывшая промзона. Я так и не выяснила, какие предприятия здесь располагались, но сейчас почти вся территория застроена современными жилыми и офисными зданиями. Но там осталось одно, как говорит современная молодежь, прикольное место. Это территория бывших мастерских авиационного техникума. Сейчас это арт-пространство «Авиатор», оформленное в стиле андеграунд. Стены мастерских, образующие яркий двор арт-пространства, разрисованы граффити художниками Александром Васильевым, Кристиной Лялиной, Станиславом Korea и другими в 2016 году в рамках конкурса граффити и стрит-арта. Внутри — обшарпанные бетонные потолки, такие же стены из кирпича с фрагментами побелки, балки из повидавшего виды дерева, винтажная и искусственно состаренная мебель. А располагаются здесь антикварные и торгующие винтажной одеждой и аксессуарами магазинчики, крошечные кафешки и художественные мастерские. Всем рекомендую стекольную мастерскую GLASSNAYA https://www.glassnaya.ru/

 

   

       На Ольховской улице (дом 27, строение 3) есть еще одно здание, построенное в кирпичном стиле по данным БТИ в 1850-ых годах. Видно, что изначально оно было трехэтажным, а позднее надстроено еще двумя этажами. Я так и не выяснила, что располагалось в этом здании. Вряд ли это заводское помещение, но вполне вероятно, что здесь размещались какие-то мастерские или техническое училище, которые часто строили в стиле промышленной архитектуры.

       Промзона на улице Ленинская Слобода, которая до 1923 года называлась Симоновская Старая Слобода, перестроена и преобразована для современных нужд города. Раньше здесь располагались два завода: кузнечно-котельный и меднолитейный механический завод инженера Бари (в советское время — «Государственный котельный завод „Па­рострой» им. В. М. Лихачёва» и завод «Динамо». О заводе Бари я подробно рассказывала в статье, посвященной Шухову http://www.peshkompomoskve.ru/vladimir_shukhov/, а о заводе «Динамо» несколько слов сейчас.

           В 1897 году на базе бельгийского акционерного общества был основан завод, который сначала назывался «Центральное электрическое общество в Москве». С 1913 года завод стал называться «Динамо». В это время завод перешел в собственность зарегистрированной в Петербурге известным русским предпринимателем, политическим и общественным деятелем Николаем Николаевичем Глебовым компании Русское электрическое акционерное общество «Динамо». После 1917 года завод был национализирован. Все время своего существования завод производил электрические двигатели и другое электрооборудование самого разного назначения. В 1957 году он был объединен с заводом Бари («Парострой»). В 2015 году завод полностью прекратил производство – причина банкротство.

        Судьба заводских помещений оказалась разной. На четной стороне улицы Ленинская Слобода сохранилось несколько краснокирпичных зданий начала 20 века.

 

   

         Остальные корпуса снесены, а на их месте построен мебельный центр «ROOMER» слегка стилизованный под промышленную архитектуру кирпичной облицовкой фасадов.

          По нечетной стороне воссозданы сгоревшие деревянные здания конюшни и дома рабочих, отреставрировано здание заводоуправления завода Бари http://www.peshkompomoskve.ru/moskva_derevyannaya-3/ .

 

        Остальные заводские здания по нечетной стороне снесены, а на их месте построен офисный комплекс «Омега-Плаза», в котором частично сохранены цеховые здания, скрытые за современными стенами из стекла и бетона.

 

   

        А теперь переместимся в район бывшей Семеновской слободы. В начале 20 века этот район считался рабочей окраиной Москвы. Здесь было несколько текстильных предприятий, возникших на берегах Яузы еще в 19 веке: фабрики Носова, Кудряшова, русско-французского акционерного общества «Р. Симон и Ко». Позднее появились механические заводы, но о них я расскажу в другом материале. Промышленные предприятия в районе Семеновской работают до сих пор. Но об этом я расскажу в следующей статье. А пока посмотрим на промышленную архитектуру, сохранившуюся с начала 20 века на Малой Семеновской.

        На углу Малой Семеновской и Измайловского вала расположена трикотажная фабрика «Красная заря».  В 1879 году на этом месте открыли небольшую шерстопрядильную фабрику купцы Ивановы. Здесь из произведенной пряжи изготавливали вязанные платки, шали, джемпера. Продукция была востребована и год спустя на основе фабрики Ивановых было основано русско-французское акционерное общество «Р. Симон и Ко».

 

        В советские годы фабрика, переименованная в «Красную зарю», развивалась, выпускала качественный трикотаж из пряжи собственного производства. Она работает до сих пор, в 2016 году фабрика оснащена новым современным оборудованием. А шерстопрядильное производство в 1939 году выделилось в отдельную фабрику – «Московскую шерстопрядильную фабрику», которая также до сих пор выпускает шерстяную пряжу.

   

       Фабричные здания на Малой Семеновской 28 и 30 построены в начале 20 века. На одном из них выложена кирпичом дата «1916».

     В начале Малой Семеновской ОАО «ЦНИИшерсть». На рубеже 19-20 веков здесь располагалась текстильная империя Василия Дмитриевича Носова. Во время экскурсии в особняк Носова, построенный по проекту Льва Кекушева и находящийся неподалеку http://www.peshkompomoskve.ru/lev_kekushev_osobnyak_nosova/ , гид рассказывал, что на территории НИИ сохранились постройки фабрики Промышленно-Торгового товарищества Носовых. Фабрика была построена в 1914 – 1915 годах по проекту помощника Шехтеля архитектора Александра Антоновича Галецкого. С улицы этих построек не видно, за исключением одной, находящейся на границе «ЦНИИшерсть» и ОАО «Гамма», которое выпускает художественные краски, пластилин и другие товары для творчества.

          Принадлежность этого здания точно не установлена. То ли это строение фабрики Носова, то ли корпус бывшей фабрики Р. Г. Фридлендера. Фабрика Фридлендера, основанная в 1899 году, производила лаки, краски, чернила, штемпельные принадлежности. После 1917 года фабрика национализирована и переименована в завод «Красный художник», а с 1994 года – ОАО «Гамма». С именем господина Фридлендера и его родом занятий разобраться не удалось: его называют в разных источниках то Юлиусом, то Рафаэлем, то инженером-технологом, то химиком-органиком.

           А заводское здание 1914 года постройки – вот оно.

           Закончить сегодняшний рассказ о промышленной архитектуре хочу двумя парфюмерно-косметическими фабриками, возникшими в конце 19 века.

         На Вятской улице расположена косметическая фабрика «Свобода». История этой фабрики начинается в 1843 году, когда французский парфюмер Альфонс Ралле основал в Москве парфюмерное производство. В 1896 году компания Ралле была приобретена другим французским парфюмером Леоном Шири. К 1900 году компания завоевала лидирующие позиции на российском рынке духов, мыла и косметики. Она стала официальным поставщиком не только Российского императорского двора, но и монарших дворов Персии и Черногории. После 1917 года российские активы Ралле были национализированы, а сама компания была восстановлена во Франции. На основе еще российских разработок в 1920 году технический директор Ралле Эрнест Бо создал серию духов для Коко Шанель, одним из которых был знаменитый аромат Chanel №5.

        А московское производство преобразовано в фабрику «Свобода». Сейчас фабрика работает, но парфюмерной линии в ее продукции больше нет: на фабрике производят мыло, шампуни и другие средства ухода за волосами, кремы, скрабы и другие средства ухода за кожей.

          Со стороны Вятской улицы видны строения фабрики Ралле: производственный цех и административный корпус, построенный по проекту работавшего в Москве французского архитектора Оскара-Жана Францевича Дидио. Обе постройки возведены в 1898 году.

 

          Потомственным парфюмер из Франции Анри Брокар приехал в Россию в 1861 году. В 1864 году предприимчивый парфюмер основал в Москве предприятия по производству ароматного мыла. На крошечной фабрике Брокар с двумя помощниками сам варил мыло, изготавливая несколько десятков кусков в день. Ассортимент и количество выпускаемой продукции быстро росло из-за ее невероятной популярности и востребованности. В 1869 году за Серпуховской заставой открылась специально построенная фабрика для выпуска косметической и парфюмерной продукции.

           Продукция Брокар не только нравилась потребителям, но и завоевывала первые места на многих международных и внутрироссийских выставках. Огромным успехом пользовались наборы, в которых в изящной упаковке, находились десять миниатюрных предметов: духи, одеколон, мыло, пудра, саше, помада и т. д. В 1882 году Брокар начинает выпускать цветочный одеколон, который приносит фирме колоссальную прибыль.

            После смерти Анри Брокар управление фирмой «Товарищество Брокар и Ко» переходит к его вдове Шарлотте Андреевне, которая еще при жизни мужа принимала активное участие в делах, как сказали бы сейчас выполняла функции директора по маркетингу и рекламе. К 1914 году в Москве были открыты четыре магазина Брокара, расположенные в самом центре Москвы: на улицах Никольской, Тверской, Арбате и на Кузнецком мосту.

            После 1917 года фабрика была национализирована и переименована в Государственный мыловаренный завод №5 «Новая заря». В 1920 году исторические здания, оборудование и часть рабочих были переданы типографии фабрики «Гознак», переехавшей в Москву из Петрограда.

       А фабрике №5 предоставили соседние помещения пустующей обойной фабрики, где «Новая заря» существует и поныне. Старшее поколение наверняка помнит парфюмерию «Новой зари». Помимо культовой «Красной Москвы», аромат которой был составлен на фабрике Брокар ещё в 1913 году, посвящен Дому Романовых и назывался «Любимый букет Императрицы», можно вспомнить замечательные ароматы духов «Каменный цветок», «Злато скифов», «Русские узоры».

 

          «Красная Москва» и «Злато скифов» фабрика выпускает до сих пор, только теперь «Новая заря» — российско-французское предприятие, выпускающее продукцию под торговой маркой Nouvelle Etoile. Кстати, бренд Brocard сейчас принадлежит головной компании Brocard Group немецкой компании «Брокард Парфюмс ГмбХ». а права на использование бренда на территории Франции у «Новой Зари» аннулированы.

   

          Это, конечно, печально, но в настоящее время «Новая Заря» единственная в России фабрика‚ самостоятельно разрабатывающая и производящая ароматы. С 1995 года продукция фабрики представляет Россию в знаменитом французском музее запахов «Осмотек» в Версале.

      Конторское здание фабрики Брокар 1905 года постройки сейчас является административным корпусом ФГУП Гознак. А за соседним забором можно разглядеть производственные здания «Новой зари».

 

   

      При фабрике работает фирменный магазин «Новой зари».

21.06.2021

Поделиться в соц. сетях

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *