ЛЕФОРТОВО

ЛЕФОРТОВО

      Лефортово – один из старейших районов Москвы, расположенный на берегах Яузы. Рассказать о нем я решила в разделе «Она такая разная», как и в случае с Петровским дворцом. Просто эта местность изобилует архитектурными памятниками, которые связаны друг с другом людьми, которые в них жили, архитекторами, которые их построили, и общей историей. Мне показалось, что рассказ об этом районе столицы будет более правильным и интересным, если он будет состоять не из отдельных заметок об исторических зданиях, а говорить обо всех них в комплексе. Тем более что желающие погулять в Лефортово, получат практически готовый маршрут.

      Итак, сначала немного истории.

     Походы Ивана Грозного в Ливонию сопровождались пленением большого количества иностранцев, часть из которых поселилась в Москве. Для постройки жилья им отвели место близ устья Яузы, на её правом берегу. Москвичи прозвали этот заселенный иноземцами пригород Кукуем. Такое название было у протекавшего по этой местности ручья. Так возникла в Москве Старая немецкая слобода. Иван Грозный недолюбливал свои бывших пленных, и хотя формально они числились свободными, их жизнь в Кукуе была несколько похожа на жизнь в гетто: селиться и вести дела в столице не разрешалось. Порой опричниками Грозного в слободе устраивались погромы. Все изменилось при Борисе Годунове, который в политике был ориентирован на взаимовыгодное сотрудничество с европейскими государствами. В Москве появилось много немецких купцов, которым он дал полную свободу и права гражданства в Москве наравне со всеми московскими купцами. По-настоящему свободными почувствовали и ливонские немцы с Кукуя.

      Но исторические катаклизмы продолжались. Наступило смутное время. Старая немецкая слобода была сожжена дотла. Иноземцы из Москвы разбежались: купцы по большей части вернулись на родину, мастеровые люди перебрались в провинцию, подальше от взрывоопасной столицы.

      Смута улеглась, выбран царь из рода бояр Романовых. Иноземцы снова поехали в Москву, чтобы вести торговые дела, служить наемниками в войске и просто мирно работать. Живя в России, иноземцы сохраняли своё вероисповедание, вступая в браки между собой. Хотя часто случались браки между представителями разных национальностей и даже конфессий, но только не с православными. Кстати, немцами русские называли практически всех иностранцев: они лопотали на своих непонятных языках, т. е. с точки зрения нормального русского были немыми.

      Согласно указу царя Алексея Михайловича, с 1652 года иностранцы, не принявшие православия, должны были разобрать и перенести свои дома на новое место и образовать иноверческое поселение за пределами города — в Новой Немецкой слободе. Под эти цели снова был выделен пустующий участок на правом берегу Яузы, западнее Басманных слобод и южнее дворцового села Покровского. Иноземцы застраивали новую слободу преимущественно деревянными домами в своем национальном стиле, интерьеры украшали по-европейски. Участки для постройки отводились каждому, в зависимости от его состояния, должности или промысла. Треть населения слободы составляли наемные офицеры, здесь жили так же европейские купцы, лекари, ювелиры и часовщики, другие ремесленники. Поселение было разделено правильными улицами, центральной из которых стала Большая улица (Немецкая, ныне — Бауманская).

      Конец 17 века стал временем расцвета Немецкой слободы. Она представляла собой уже настоящий иностранный городок с чистыми прямыми улицами, набережной аллеей, садами, уютными и опрятными домиками с цветниками. Именно эти порядок, опрятность и уют пленили молодого царя Петра I, который был частым посетителем слободы. Здесь он познакомился с Францем Лефортом и Патриком Гордоном, которые в будущем стали сподвижниками царя-реформатора. Здесь же Петр завел длившийся более десяти лет роман с Анной Монс.

       В 18 веке Немецкая слобода становится популярным местом. Раз это место любо царю-императору, то и его приближенным оно становится любо. В слободе начинается «дворцовая эпоха» — в районе современного Лефортово и рядом с ним строится несколько дворцов для высокопоставленных особ. Вот о них мы и поговорим.

       Первым из дворцов, возведенных в Лефортово, был Лефортовский. Он также известен под названиями Меншиковский или Старый слободской дворец. По указанию Петра I в 1698 году дворец построил для Франца Лефорта Дмитрий Васильевич Аксамитов – по документам того времени «каменных зданий художник», «постельничий истопник» — придворное звание, означавшее «мастер печного дела». В 1700 году Аксамитов, опять же по указанию Петра, строит стены и башни Киево-Печерской лавры. Дворец Лефорта сочетал в себе элементы западноевропейской архитектуры с теремными постройками (высокие крыши, каменные резные наличники) и первыми элементами петровского барокко. Считается, что это была первая попытка освобождения от допетровских форм в российской архитектуре – теремной архитектуры и московского (нарышкинского) барокко.

      Новоселье во дворце состоялось в феврале 1699 года, но пожить в царском подарке Лефорту не удалось. Примерно через месяц Франц Лефорт скончался. После его смерти дворец использовался Петром I для приёмов, праздников, ассамблей, театральных представлений и размещения иностранных послов. В 1706 году Пётр I подарил дворец Меншикову после того как дом Меншикова в Семёновской слободе сгорел. Дворец для Александра Даниловича перестроил Джованни Мария Фонтанa. Архитектор добавил к основному зданию незамкнутый квадрат из двухэтажных флигелей, соединённый с главным зданием переходами. Второй этаж флигелей использовался как жилые помещения, а первый был занят под хозяйственные нужды. Пётр I продолжал использовать дворец Александра Даниловича для встреч с послами и развлечений.

     После опалы Меншикова в 1727 году, дворец был конфискован в казну. Позже он был резиденцией Петра II, здесь часто бывала императрица Анна Иоанновна. В 1737 году дворец сильно пострадал от пожара, в котором сгорело пол-Москвы. При Елизавете Петровне, которая также останавливалась во дворце, последний был снова сильно перестроен. В последующие годы дворец использовался как резиденция иностранных послов, чумной карантин, жильё для театральных служителей, а с 1804 года — как военный архив. В 1812 году дворец был разрушен солдатами Наполеона и много лет стоял заброшенным, став пристанищем для бездомных и нищих. Дворец перестроили еще раз, в конце 1840-ых — начале 1850-ых годов. Были восстановлены основные помещения, а также во всем здании достроен третий этаж. В нём разместился архив Главного штаба.

  

      В настоящее время парадный вид с Яузы закрыт автостоянкой и буйной растительностью. Со стороны 2-й Бауманской улицы можно посмотреть на входные ворота и каре флигелей. Сейчас дворец занимают Российский государственный военно-исторический архив и Российский государственный архив фонодокументов. Вход на территорию закрыт. Но иногда можно попасть во дворец с экскурсией в архив фонодокументов. Знаю, что такие экскурсии иногда организует группа фейсбука «ДВОРЯНСКИЕ УСАДЬБЫ. Podmoskovnye.ru» https://www.facebook.com/groups/usadby/

   

      Как и Лефортовский, Слободской дворец так же расположен на правом берегу Яузы. История этого дворца начинается в 1749 году, когда канцлер Алексей Петрович Бестужев-Рюмин решил построить свой большой дом неподалеку от Лефортовского дворца. Строился этот дом-дворец почти десять лет. За это время Бестужев-Рюмин попал в опалу и был сослан. В 1764 году дворец был приобретён в казну, а спустя еще три года Екатерина II подарила его своему фавориту Алексею Орлову. Орлов во дворце практически не жил: здание постепенно стало разрушаться. Его даже планировали разобрать на материал для постройки Екатерининского дворца, о котором мы поговорим немного позже.

     В 1787 г. Екатерина II подарила обветшавшие постройки князю Александру Андреевичу Безбородко. Безбородко перестроил дворец по проекту Джакомо Кварнеги и Матвея Казакова. Домовую церковь для Безбородко спроектировал Василий Баженов, но она уничтожена пожаром 1812 года. К концу 18 века перестройка дворца была закончена. По отзывам современников, отделка дворца и декор интерьеров были одними из лучших в Москве.

     После смерти государыни-императрицы дворец выкупил у Безбородко новый император Павел. В нем останавливались императоры и члены императорской фамилии при визитах в Москву. Как и Лефортовский, Слободской дворец сгорел в 1812 году и несколько лет стоял в руинах, пока в 1826 году вдовствующая императрица Мария Федоровна не повелела учредить большие мастерские разных ремёсел для мальчиков-сирот московского Воспитательного дома. Разместить мастерские было решено в Слободском дворце. Для этого здание было снова перестроено, на этот раз по проекту Доменико Жилярди в стиле позднего московского ампира. Декоративные детали фасадов немногочисленны: это часто повторяющиеся ордерные арки, которые поддерживает пара дорических колонн. Центральная часть аттика украшена скульптурной композицией Ивана Петровича Витали, которая символизирует единство наук и ремесел. В центре композиции — богиня мудрости Минерва, а вокруг расположены аллегории наук и ремёсел. В конце 19 века над боковыми крыльями здания был надстроен третий этаж.

   

      С 1868 года ремесленные мастерские получает статус Императорского Московского технического училища. Кстати, в 1899 году Лев Николаевич Кекушев строит химическую лабораторию для училища. http://www.peshkompomoskve.ru/lev_kekushev/

     В 1930 году училище получает имя Баумана, с 1989 года официальное название вуза – Московский государственный технический университет имени Баумана.

    

      Покинем 2-ую Бауманскую улицу и отправимся дальше знакомиться с дворцами Лефортово. Наш путь лежит на противоположный берег Яузы. Здесь располагается Екатерининский дворец (1-ый Краснокурсантский проезд, 3/5, корп. 2). История этого места началась задолго до постройки того здания, которое мы видим сейчас. Как я говорила ранее, во время правления Петра I долина Яузы стала местом строительства больших усадебных комплексов для приближённых к царю особ. Местность здесь была живописная, свободного пространства много. Это позволяло строить большие усадьбы, и даже дворцы.

      Практически напротив дворца Лефорта на другом берегу Яузы строится дворцово-парковый ансамбль для сподвижника Петра генерал-фельдмаршала Федора Алексеевича Головина. Ансамбль был полностью сформирован к 1702 году. По проекту архитектора Дмитрия Иванова был возведён каменный дом и разбит регулярный французский парк, этакий Версаль на Яузе. По воспоминаниям современников, дворец и парк представляли собой симметричную композицию, включавшую кроме дворца хозяйственные постройки, пруды, многочисленные садовые скульптуры и павильоны.

      После смерти Головина в 1706 году усадьба пришла в упадок. В 1721 году ее выкупили у наследников в казну. Реконструкцией усадьбы и парка по поручению Петра занялся леб-медик, голландец Николай Ламбертович Бидлоо. Особое внимание было уделено парку: Бидлоо присоединил к парку Головина парк дворца Лефорта, соединив обе части мостами через Яузу.

      В 1731 года усадьба стала летней резиденцией императрицы Анны Иоанновны и получила название Анненгоф. В это время на территории усадьбы по проекту Растрелли был построен так называемый Тронный зал на Яузе. Фактически это был небольшой деревянный дворец в стиле барокко. В 1736 году Зимний Анненгоф из Кремля также перенесли в Лефортово, после чего Анненгоф перестал быть лишь летней резиденцией. При Елизавете Петровне неподалёку был построен еще один новый деревянный дворец, которому было возвращено историческое название — Головинский. В середине 18 века рядом с дворцом архитекторами Растрелли и Михаилом Григорьевичем Земцовым были сооружены несколько небольших дворцов и помещений для увеселений. Постройки в основном были деревянными.

      Еще при правлении Анны Иоанновны часть парка стала называться Аннегофской рощей. В последующие годы постепенно она заросла и превратилась в настоящий лес. Роща погибла от смерча в 1904 году. Поваленные деревья были разобраны на дрова, а сама территорию рощи забросили вплоть до 1930 годов, когда здесь началось строительство Московского энергетического института. Корпуса МЭИ занимают сегодня большую часть бывшей рощи.

      Дворцово-парковый ансамбль существовал в еще какое-то время при Екатерине II

      Но в 1773 году обветшавшие деревянные постройки снесли, снесли и летний Аннегоф. А на его фундаментах началось строительство каменного дворца по проекту Антонио Ринальди и князя Петра Васильевича Макулова. Новый дворец, естественно, был назван Екатерининским. Это был самый большой дворец в Москве 18 века. Но строительство проходило непросто: и в 18 веке даже при строительстве императорского дворца использовали плохой кирпич. Недостроенное здание стало проседать и разрушаться. Его пришлось разобрать и отстроить заново уже из качественного кирпича и под руководством Карла Бланка, того самого архитектора, который построил для Шереметева дворец в Кусково http://www.peshkompomoskve.ru/kuskovo/. Окончательно строительство завершилось в 1783 году. Отделкой фасадов и внутренних интерьеров занимался яркий представитель палладианства в российской архитектуре Джакомо Кварнеги, лепной декор выполнен российским архитектором и гравером итальянского происхождения Франческо Кампонези.

      При императоре Павле в 1796 году здание дворца было отдано под  казармы Московского гарнизонного полка. Отделку парадных помещений упростили, а перед дворцом устроили плац для парадов.

     В 1812 году дворец, как и предыдущие, был разрушен. Его восстановили в 1823 году и разместили в помещениях дворца Императорский 1-ый Московский кадетский корпус — военно-учебное заведение, готовившее офицеров российской армии. В советское время здание дворца занимала Военная академия бронетанковых войск имени маршала Р. Я. Малиновского. На базе бронетанковой академии, Военной академии имени М. И. Фрунзе и Высших офицерских курсов «Выстрел» в 1998 году была создана Общевойсковая академия Вооружённых Сил Российской Федерации, которая располагается во дворце сейчас.

      Неподалеку от Екатерининского дворца по Красноказарменной улице, 3 сохранился служебный флигель. Здание, как и сам дворец, выполнено в классическом стиле. Архитектором, возможно, был Семен Яковлевич Яковлев, который вместе со своими братьями Иваном и Василием и Карлом Бланком составлял план владения Головина.  Восстановление после пожара 1812 года было осуществлено под руководством Осипа Бове. Именно в это время фасады здания были окрашены в красный цвет. После открытия в Екатерининском дворце кадетского корпуса во флигеле разместили казармы курсантов. Тогда и появилось название Красные казармы. В конце 1820-ых годов казармы по южной стороне были расширены, в результате образовался замкнутый с трех сторон комплекс. Фасады, оставаясь красными, были обновлены в ампирном стиле с горизонтальной рустовкой и веерными замками окон первого этажа.

     Сейчас в здании располагается 154-ый отдельный комендантский полк.

     Обширный Головинский сад сохранился частично. Теперь он называется Лефортовским парком.

      Регулярная планировка в парке осталась еще со времён Петра I, восстановлены главные аллеи, очищены канал прямоугольного острова и пруды, которых в парке сохранилось семь: Сапожок, Банный, Головинский, Восьмигранный, Крестовый, Большой и Овальный.

 

   

      У Крестового пруда сохранился так называемый грот Растрелли. Грот был возведен под руководством Николая Бидлоо в 1720-ые годы. По проекту Бидлоо он был украшен фонтанами, статуями и сфинксами. В 1731 году перестройку грота провел Растрелли, добавив белокаменные колонны и заменив скульптуры. В конце 18 века грот украшало большое количество статуй и скульптурно оформленных фонтанов. К сожалению, это скульптурное оформление грота к настоящему времени полностью утрачено.

         С 18 века сохранился и мост-плотина, или плотина Венеры, между Головинским и Восьмигранным прудами на центральной липовой аллее.

          

       В парке есть еще одна достопримечательность. Это беседка с бюстом Петра I. Сооружена она в начале 19 века, но была полностью снесена смерчем 1904 года. В том же году ее восстановили по повелению великого князя Константина Константиновича. Беседка представляет собой полукруглое сооружение на восьми колоннах из серого гранита. В беседке стоит бюст Петра I, на котором выбита цитата из письма императора: «Труды моего Миниха сделали меня здоровым. Я надеюсь некогда ехать вместе с ним водою из Петербурга в Москву и выйти на берег в Головинском саду».

     

      И мы с вами вернемся к временам Петра I. Как известно, царь часто бывал в Немецкой слободе не только по государственным делам, но и по личным. Здесь жила его возлюбленная Анна Монс. Родилась и жила эта дама в Немецкой слободе. Она была младшей дочерью немецкого уроженца, золотых дел мастера Иоганна Георга Монса. Портретов Анны не сохранилось, но современники отмечали ее необыкновенную красоту. Десять лет она была любовницей Петра, хотя в отношении коронованных особ принято говорить «фавориткой». Но сути это не меняет. Ради Анны Петр отправил в монастырь свою венчанную супругу Евдокию Лопухину, он даже собирался жениться на Анне. Историки единодушны во мнении, что Анна совсем не любила царя и выполняла свою роль исключительно в корыстных целях. В конце концов, Петр оставил Анну, ее ждала опала и смерть от скоротечной чахотки.

        Но это все история, а у нас речь идет об архитектуре. Если вы окажитесь на экскурсии в Лефортово, вам непременно покажут «дом Анны Монс». Некоторые гиды укажут на дом на Спартаковской улице , 16, строение 1. Что же, дом и в правду выглядит симпатичным и старинным. На самом деле это дом купца Емельянова, построенный в 1816 году и перестроенный в 1910 году в русском стиле архитектором Василием Сергеевичем Кузнецовым для нового владельца, разбогатевшего крестьянина Василия Герасимова.

      Второй «дом Анны Монс» имеет больше прав так называться. Это каменные палаты второй половины 17 века, единственный сохранившийся жилой дом Немецкой слободы (Бауманская улица, д. 53, стр. 8). Дом принадлежал отцу и сыну Ван-дер-Гульстам, лекарям Алексея Михайловича и Петра I. Настоящий дом Монсов находился неподалеку, так что Анна вполне могла бывать у Ван-дер-Гульстамов и даже встречаться здесь с Петром. В последующие годы палаты неоднократно перестраивались. Долгое время здание оставалось жилым. Во второй половине 20 века в нём располагались различные службы завода НИИТП.

      Сейчас здание находится на территории завода Точных приборов, который не работает с 2004 года. С двух сторон дом окружен старыми корпусами завода постройки начала 20 века, с двух других — недостроенными корпусами 1980-ых — 1990-ых годов. И вездесущими бетонными заборами. И хотя он имеет статус памятника архитектуры федерального значения, дом не реставрируется, не используется, ветшает и разрушается. И, разумеется, не доступен для туристов. Владелец здания, госкорпорация «Российские космические системы», бездействует.

      

     Вот такой «замечательный» вид. Поэтому привожу два снимка из интернета. На первом – макет «дома Анны Монс», на втором – современное состояние здания, снятого с крыши соседнего дома.

  

     Следующий объект так же непосредственно связан с именем Петра. Речь идет о «военной гошпитале» – первом лечебном учреждении в России. Указ о его создании Пётр I подписал 25 мая 1706 года. Вот что гласит «Выпись в Монастырском приказе в док­лад боярину И. А. Мусину-Пушкину»: «Построить за Яузою-рекою против Немецкой слободы в пристойном месте гошпиталь для лечения болящих людей… А у того лечения быть доктору Николаю Бидлоо да двум лекарям, Андрею Репкину да другому — кто прислан будет, да из иноземцев и из русских, изо всяких чинов людей набрать для аптекарской науки 50 человек». Возглавил «военную гошпиталь» в Немецкой слободе на берегу Яузы Николай Бидлоо, сын амстердамского врача, выпускник Лейденского университета. Бидлоо был приглашён на службу в 1702 году, он сопровождал Петра в военных походах в должности лейб-медика.

     «Гошпиталь» строилась на протяжении многих лет, даже веков, т.к. постоянно расширялась. Первые здания госпиталя не сохранились. Самый старый корпус, сохранившийся до наших дней, построен в 1760-ых годах Дмитрием Васильевичем Ухтомским, но он находится на территории современного госпиталя имени Бурденко и с улицы не виден. А главный корпус по Госпитальной улице был построен уже при императоре Павле в 1997 – 1802 годах архитектором Иваном Васильевичем Еготовым, при участии Федора Михайловича Шестакова и Ивана Горлицина. Пристройка главного корпуса со стороны парка осуществлена по проекту Жилярди в 1820 году. Здания главного корпуса госпиталя соответственно времени постройки выполнены в классическом стиле: коринфские и ионические колонны, портики, треугольный фронтон, стилизованные под античность барельефы на темы медицины. В советское время на фронтонах появились барельефы с гербом СССР и серпом и молотом.

      

     

      На противоположной стороне Госпитальной улицы находится комплекс «Вдовьих домов». Под патронатом Императорского человеколюбивого общества с 1882 по 1914 год для Александровской общины вдов и сирот было построено шесть двух- и трехэтажных домов. В «Первом Военном Гошпитале», расположенном напротив, (так тогда именовался госпиталь Бурденко) лечились от ран участники русско-турецких войн. Часть из них умирала. Дети и вдовы этих воинов и составили основу Александровской общины вдов и сирот. Многие из вдов работали в госпитале сестрами милосердия. В домах были небольшие квартирки, которые вдовы получали от Императорского человеколюбивого общества бесплатно. До нашего времени сохранились только четыре дома, три из них приватизированы коммерческими фирмами, в четвертом располагается Комплексный центр социального обеспечения «Лефортово». Архитекторами сохранившихся домов были Иван Павлович Машков и Илья Евграфович Бондаренко.

   

   

      Рассказ о Госпитальной улице был бы неполным без упоминания стоящего неподалеку храма. Это церковь Петра и Павла, расположенная в самом начале Солдатской улицы, которая является продолжением Госпитальной. Деревянный храм в этой местности известен с 1613 года. В 1696 году он перестраивался на средства Франца Лефорта. Современное церковное здание в Солдатской слободе построено в 1711 году на средства императора Петра I для Лефортовского полка. Храм сочетает архитектурные черты, традиционные для русских храмов 17 века с элементами барокко. Основной объем четверика венчают пять глав, колокольня храма шатровая. Петропавловская церковь имеет южный придел апостола Иоанна Богослова и северный – преподобного Сергия Радонежского.

          

       В советские годы, храм не закрывался и сохранил колокола и убранство 18 века, в том числе деревянный позолоченный иконостас.

      В Немецкой слободе в конце 17 века было четыре церкви, где неправославным европейцам разрешалось беспрепятственно проводить богослужения, согласно их конфессиональным особенностям: лютеранские кирхи Святого Михаила и Петра и Павла, реформатская церковь для кальвинистов и англикан и католическая церковь Петра и Павла. Эти храмы придавали особый колорит Немецкой слободе и служили своеобразными единоверческими центрами для иностранцев в Москве. Храмы эти не сохранились, какие-то сгорели в 1812 году, какие-то разрушены в советское время.

      И все-таки лютеранская кирха в Лефортово есть. Расположена она на Введенском кладбище. Евангелическо-лютеранский храм в честь Святой Троицы построен в 1912 году и первоначально служил часовней для конфессий, входивших в комитет по благоустройству кладбища: евангелическо-лютеранской, католической, реформатской и англиканской церквей. Архитектор Владимир Александрович Рудановский в небольшом, прямоугольном здании сумел разместить хоры для певчих, скамьи для прихожан и нишу для органа. В 1999 году часовня была передана финской лютеранско-евангелической церкви.

      А само Введенское кладбище было основано в 1771 году в период эпидемии чумы. Расположилось оно за границей тогдашней Москвы, т.к. в связи с эпидемией указом Екатерины II на захоронения в черте города был наложен строгий запрет. Рядом была Немецкая слобода, и само кладбище изначально называлось Немецким или Иноверческим. Хоронили на нем в основном жителей Немецкой слободы: европейцев не православного вероисповедания — протестантов, англикан и католиков.

        В 1870-ых годах у кладбища появилась каменная ограда. Тогда же построена увенчанная колокольней южная проездная арка в псевдоготическом стиле по проекту инженера-архитектора Александра Адольфовича Мейнгардта. Арка северного входа и дом кладбищенского смотрителя построены в 1907 году архитектором А. Форинтом.

      Многие надгробия, часовни над могилами и мавзолеи на кладбище выполнены знаменитыми архитекторами. Среди них — Л. С. Кекушев, М. Д. Быковский, Ф. О. Шехтель, Б. Н. Шнауберт.

 

      Наша прогулка по Лефортово и знакомство с архитектурными памятниками 18 – 19 веков подошли к концу. 20-ый  век внес в архитектурный облик района свой вклад, прежде всего в эпоху расцвета конструктивизма. Но об этом мы поговорим в другом материале.

25.02.2018

 

Поделиться в соц. сетях

0

Комментарии

ЛЕФОРТОВО — 6 комментариев

  1. В 90-е гг. «вдовьи дома» были в состоянии разрухи — только стены, в которых были горы мусора, бездомные животные и такие же люди. Дома не сохранились — это реконструкция.

  2. Во дворце Лефорта сейчас Российский государственный архив фоНодокументов. Там хранятся звукозаписи и ведутся работы по их оцифровке ( не фото)

    • Спасибо, что заметили. Досадная опечатка, причем повторенная дважды и искажающая название организации. Исправлю.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *