ЛЕВ НИКОЛАЕВИЧ КЕКУШЕВ. ХЛУДОВСКИЕ БАНИ

ЛЕВ НИКОЛАЕВИЧ КЕКУШЕВ. Хлудовские бани.

            Проходя по Театральному проезду, нельзя не обратить внимания на два здания: одно — на углу с Неглинной, а второе —  на углу с Рождественкой. Оба здания имеют много общего: они построены на месте и с использованием построек 1820 года, когда эта территория принадлежала представителям грузинского царского рода, оба изначально имели четыре этажа, а позднее достроены до шести, оба принадлежали, как написано в справочниках и путеводителях по Москве, наследницам Хлудова, оба сейчас занимают министерства – МЧС и транспорта. И строились эти дома как доходные: в том, что находится на углу с Неглинной располагалась гостиница «Дюссо», а в том, что на углу с Рождественкой, сдавались квартиры в наем.

 

         Но у этих домов много различий. Первый перестроен в 1891–1893 годах по проекту известного архитектора Семена Семеновича Эйбушица, второй построен в 1894-1896 годах недавним помощником Эйбушица молодым архитектором Львом Николаевичем Кекушевым. Декор первого дома выполнен в эклектическом стиле с преобладанием классических элементов, а второй перестроен в 1934 году до неузнаваемости и больше похож на здание в стиле конструктивизм. Об этом доме можно прочитать в материале, посвященном Кекушеву http://www.peshkompomoskve.ru/lev_kekushev/, а о другом появится рассказ в ближайшем материале о доходных домах. Сейчас речь пойдет о том, что находится во дворе этих домов. А находятся там знаменитые Хлудовские бани – совместное творение Эйбушица и Кекушева. Чтобы попасть в них надо пройти по незаметному проходу между домами под переходом на уровне второго этажа, который их соединяет. И вот перед нами два банных здания.

        Но сначала несколько слов о владельце участка и заказчике строительства бань – Герасиме Ивановиче Хлудове.

           Герасим Иванович был одним из сыновей московского купца Ивана Ивановича Хлудова. Основатель династии родился в семье крепостного крестьянина Ивана Афанасьевича Хлудова в деревне Акатово Егорьевского уезда Рязанской губернии. Он был чрезвычайно энергичным и предприимчивым человеком. В юности Иван Иванович бросил крестьянскую работу и занялся перепродажей быков из южных областей в Москве.  Скопив денег, он перебрался в Москву, где занялся изготовлением тканых кушаков. Предприимчивость основателя династии позволила не только освободиться от крепостной зависимости, но и стать купцом первой гильдии, иметь несколько собственных лавок и обширный дом для своего многочисленного семейства.

          Иван Иванович оставил сыновьям огромное по тем временам наследство — 200 тысяч рублей. На эти деньги братья Савелий, Алексей, Назар, Герасим и Давыд учредили Торговый дом «А., Н., Г и Д. Ивана Хлудова сыновья». Сыновья существенно расширили дело своего отца. Так, в 1842 году они решили построить в Егорьевске бумагопрядильную фабрику. В итоге она стала одной из самых крупных ткацко-отделочных фабрик в центральной части России. Основное руководство строительством, а затем и работой фабрики осуществлял Савелий Иванович Хлудов.

          После смерти Савелия Хлудова его доля в фабрике перешла к братьям, а у руля семейного бизнеса встали братья Алексей и Герасим. Деятельность Хлудовых на поприще промышленности была отмечена многими почетными наградами. В 1849 году Хлудовская фабрика за свои изделия была удостоена серебряной медали, в 1853 году — золотой медали, а в 1857 году — Государственного герба. В 1860 году Алексей и Герасим Хлудовы получили звание мануфактур-советников, в 1861 году им пожаловали ордена Св. Станислава I степени. Изделия Егорьевской бумагопрядильной фабрики были хорошо известны не только внутри страны, но и за ее пределами — они экспонировались на Парижской выставке 1867 года, где была получена серебряная медаль за пряжу.

       Герасим Иванович Хлудов был гласным Московской городской думы, выборным московского купеческого сословия, выборным Московского биржевого общества, потомственным почетным гражданином. Он был страстным театралом, известным в Москве коллекционером живописи и благотворителем. В Москве на его деньги были благоустроены Крутицкие казармы, построены церковь при 2-ой Городской больнице, богадельня в Сыромятниках.  Кроме этого в завещании он пожертвовал две тысячи рублей на строительство психиатрической Алексеевской больницы.

        Жил Герасим Иванович с семьёй в усадьбе Высокие горы на Земляном валу, которую купил в 1855 году у чаеторговцев Усачевых. Он привел в полный порядок и отреставрировал пришедшую в ветхость усадьбу, и восстановил удивительный по красоте ансамбль – работу Доменико Жилярди http://www.peshkompomoskve.ru/domeniko_gilardi/. У Герасима Ивановича и его супруги Пелагеи Давыдовны, урожденной Широковой, было пятеро детей: скончавшийся в возрасте 22 лет сын Павел и четыре дочери, которых отец удачно выдал замуж за уважаемых москвичей.

      Александра Герасимовна была замужем за гласным Московской городской думы, владельцем ткацких фабрик Александром Александровичем Найдёновым.

          Мужем Клавдии Герасимовны стал купец 1-й гильдии, общественный деятель, гласный Московской городской думы, потомственный почетный гражданин, мануфактур-советник Дмитрий Родионович Востряков. Вместе с братом Николаем он руководил фирмой “Братья Н. и Д. Востряковы”, торговавшей чаем, сахаром и табаком на Варварке и Новгородском подворье в Москве.

        Мужем Прасковьи Герасимовны был представитель династии владельцев Трехгорной мануфактуры Прохоровых Константин Константинович.

       Любовь Герасимовна первым браком была замужем за Николаем Александровичем Лукутиным, владельцем фабрики Федоскинской лаковой миниатюры, а овдовев вышла замуж во второй раз за присяжного поверенного князя Николая Михайловича Пыльцова.

          Вот эти четыре женщины и именуются в справочниках и путеводителях по столице как «наследницы Хлудова».

         Купив у грузинских царевичей Ираклия и Окропира участок между Неглинным (в ту пору) проездом и Рождественкой, Хлудов в первую очередь решает осуществить свою заветную мечту – построить общественные бани, которые по роскоши и комфорту затмили бы славу Сандунов. Успех последних у москвичей не давал покоя Герасиму Ивановичу. Работу он поручает Семену Семеновичу Эйбушицу.

           Общественные бани строились в Москве либо у источников воды, будь то река, пруд или колодец, либо рядом со слободами, где было грязное производство. Поэтому бани в Москве стояли на Яузе рядом с Гончарной слободой, рядом с Иоаном Богословом в Бронниках, на Рождественке «в переулке в Кузнецах» и, конечно, рядом с Пушечно-Литейным двором. Там, где сейчас в Театральном проезде стоит гостиница «Метрополь», раньше располагались Челышевские бани, открытые купцом Петром Челышевым во дворе своей усадьбы. Воду для этих бань брали из Неглинки. Бани на Рождественке тоже использовали воду Неглинки, а их владельцами были некто Иван Гладин, Мишка Григорьев и Сенька Трушник.

           Но вернемся к Хлудовским баням. По легенде, когда Эйбушиц спросил у Герасима Ивановича, какими он видит будущие бани, тот ответил, что видит их сказочными, пышными, с русскими парилками разного разряда, большой Турецкой залой. Хлудов также планировал построить на участке маленький дворец в восточном стиле и даже приказал заложить фундамент. Но в 1885 году Герасим Иванович умирает, так и не увидев вожделенных бань. Его наследницы оказались более практичными – шикарные бани они достроили, а вместо декоративного дворца реконструировали гостиницу «Дюссо» и построили еще один доходный дом, о которых я говорила ранее.

        Эйбушиц спроектировал два корпуса бань, а для надсмотра за строительством и оформления интерьеров пригласил своего молодого талантливого помощника Льва Кекушева, который незадолго до этого приехал в Москву после окончания Петербургского института гражданских инженеров. До настоящего времени сохранились интерьеры первого мужского разряда, к осмотру которых мы и приступаем. Первый мужской разряд находился в западном корпусе бань.

           За скромным фасадом Кекушев создал такие интерьеры, которые наверняка понравились бы Герасиму Ивановичу: сказочные и пышные. Великолепие вестибюля невозможно описать словами. Создается впечатление, что мы входим во дворец или на худой конец в главный оперный театр страны, но никак не в бани. Двухуровневый вестибюль оформлен в стиле рококо и украшен богатой лепниной: венки, гирлянды, голенькие мальчики-путти, мужские маскароны, картуши в обрамлении дубовых листьев и рогов изобилия, коринфские пилястры. Кажется, что Кекушев не пропустил в декоре ни одной рокайльной детали. Для создания большей нарядности лепнина отделана позолотой, но не сплошной, кричащей о роскоши, а изящной, не перегружающей интерьер.

  

 

 

  

  

           Потолок вестибюля также украшен причудливой лепниной с позолотой, а его центр занимает живописный плафон с изображением неба и облаков.

         Чтобы придать симметричность небольшому по площади вестибюлю первого этажа, Кекушев помещает в левом от входа углу мраморный камин, украшенный, как и все в вестибюле рокайльной позолоченной лепниной.

 

         Симметричность вестибюля лишний раз подчеркивает великолепие мраморной лестницы с кованными перилами, которая начавшись одним маршем разделяется на площадке с зеркалом на два симметричных рукава. Есть мнение, что Кекушев спроектировал уменьшенную копию лестницы парижской Гранд Опера. Не знаю, так ли это, но в Парижской опере точно нет таких великолепных кованных перил. Растительный орнамент, украшенный позолотой, причудливо переплетается, создавая необычный узор перил. А начинается лестница фигурами драконов с позолоченными крыльями.

 

  

 

          Поднявшись по лестнице, мы попадаем на второй этаж вестибюля. Здесь декор на много скромнее: узорный плафон, мраморный резной фриз, отделяющий поверхность стены от потолка. Поскольку сейчас в исторических интерьерах Хлудовских бань расположен ресторан «Серебряный век», то в помещении второго этажа вестибюля установлена барная стойка. Во времена Хлудовых здесь тоже была стойка, где можно было оплатить банные и не только процедуры, получить банные принадлежности.

  

        А затем посетители проходили в раздевалку – сейчас это главный зал ресторана. Оформлена раздевалка, или, как говорили в конце 19 века, раздевальня в стиле Ренессанс.

 

         Кессонированный потолок разделен широкой балкой на две части. В центре зала – квадратная колонна, которая поддерживает эту балку. Кессоны, колонна, балка, фриз в верхней части стен украшены позолоченной лепниной. Кекушев всегда уделял особое внимание даже незначительным деталям, тщательно их прорабатывая. Обратите внимание на вентиляционные решетки и сравните кекушевские и современные.

 

          На потолке две латунные люстры с женскими маскаронами. В аналогичном стилевом решении выполнены настенные бра. Не могу точно сказать, сохранились ли эти светильники со времен Хлудовых или появились уже во время переделки здания под ресторан в наше время, но в интерьере смотрятся они органично.

 

        А вот что точно сделано по эскизам Кекушева, так это большой камин с типичным ренессансным оформлением дымохода, милыми ангелочками-путти и двумя крылатыми львами. Появившись впервые в оформлении интерьеров Хлудовских бань, львы станут в дальнейшем своеобразной визитной карточкой архитектора и будут появляться в том или ином виде практически на всех зданиях, построенных по его проектам. По крайней мере так пишут в литературе о Кекушеве, так говорят и гиды. Собирая материал об архитекторе, я пыталась отыскать львов на всех зданиях его постройки. Но увы, мне это не удалось: львы встречаются довольно часто, но не везде. Может быть они присутствуют в интерьерах зданий, например, в оформлении вестибюлей, которые сейчас не доступны для осмотра, а может быть – это просто красивая легенда http://www.peshkompomoskve.ru/lev_kekushev/.

 

          По бокам от камина расположены две двери в обрамлении золоченных лавровых гирлянд. Сейчас они закрыты, а при Хлудовых через эти дверные проемы посетители могли попасть в следующее помещение – курительную комнату.

    

        Мне не удалось отыскать старые фото раздевальни и поэтому можно только предположить, как она была обставлена. Вероятнее всего здесь были диваны и шкафчики для одежды, как в Сандунах, старую фотографию которых я нашла в интернете.

          Курительные комнаты в 19 – начале 20 веков были во многих особняках, мужских клубах и даже в банях. В особняках роль курительных комнат часто выполняли малые гостиные. А если комнату делали в доме или общественном здании специально предназначенной для курения, то оформляли ее, как правило, в мавританском стиле. Так, например, оформлена курительная комната в особняке Стахеева http://www.peshkompomoskve.ru/osobnyak_staheeva/. Чтобы попасть в курительную комнату Хлудовских бань, теперь надо из главного зала ресторана (раздевальни) пройти в третью дверь, которая ведет технический коридор. При Хлудовых по нему сновали банщики и другие работники бань, обслуживая состоятельных клиентов.

 

           Жили многие банщики прямо здесь же, на третьем этаже. Сейчас можно увидеть лестницу, ведущую на этот этаж.

        Курительная комната, в которой в настоящее время располагается кальянная ресторана «Серебряный век», поражает своим великолепием и яркостью красок. Декор комнаты считается мавританским, хотя вернее его надо было бы назвать просто мусульманским. Дело в том, что помимо мавританских мотивов, Кекушев использовал в оформлении комнаты и среднеазиатские. Этим он хотел показать связь семьи Хлудовых с Туркестаном. Хлопок для своих фабрик Хлудовы закупали в США, но, когда там вспыхнула гражданская война, с поставками сырья возникли проблемы. Так племянник Герасима Ивановича, Иван Алексеевич, чтобы вызволить уже купленный хлопок, поехал в Англию, нанял там военный крейсер и напра­вился в США. Сырье для фабрик он практически отвоевал, но на обратном пути попал в плен к северянам. Хлопок был конфискован, а сам он с трудом был вызволен русским посольством. Тогда Хлудовы решили наладить поставки сырья из Средней Азии, хотя туркестанский хлопок был по качеству хуже американского. Этим тоже стал заниматься Иван Алексеевич Хлудов. Поставки были налажены, был заключен контракт с бухарским эмиром, а Иван Алексеевич скоропостижно скончался в Самарканде в возрасте 29 лет. Вот в память об этом Кекушев и использовал среднеазиатские мотивы в оформлении курительной комнаты.

  

 

         На старой фотографии видно, что курительная комната обставлена мавританскими диванами с подушками и столиками, а проход был сквозным из раздевальни в зал с бассейном. Арки, которые сейчас завешены шторами-маркизами, по замыслу Кекушева были украшены витражами.

 

       Росписи, лепнина, большой светильник-фонарь, даже вентиляционные решетки сохранились до наших дней в первозданном виде.

   

  

        Чтобы попасть сейчас в зал с бассейном, снова придется пройти по техническому коридору. Сейчас стены этой части коридора украшают фотографии известных людей, посещавших бани в разные годы.

             Появление этого зала приписывают по легенде желанию Клавдии Герасимовны Хлудовой. С годами Клавдия Герасимовна Вострякова (Хлудова) набрала лишний вес и очень его стеснялась. Чтобы похудеть она обращалась к докторам, сидела на диетах и даже прибегала к экзотическим по тем временам способам, как занятия спортом. Кто-то из докторов посоветовал Клавдии Герасимовне плавание, как способ похудения. Вот она и пожелала иметь бассейн в частично принадлежавших ей банях. Думаю, что не все тут правда. Вряд ли в таком небольшом бассейне можно было полноценно плавать, хотя изначально он был немного больше по размеру. Да и расположен он в мужской части бань. Для занятий Клавдии Герасимовны наверняка больше подходил бассейн в женской части. Такой бассейн существовал, но теперь его нет, как и интерьеров женского отделения в целом.

         Правда в этой истории заключается в том, что Клавдия Герасимовна маниакально старалась похудеть для того, чтобы выглядеть моложе, и использовала для этого все доступные способы. Закончилось все печально. В 1899 году она решается на операцию по коррекции фигуры. Не знаю, в чем заключалась эта операция, ведь о липосакции тогда еще понятия не имели. Операцию провел в Неаполе известный в то время специалист, но неудачно: Клавдия Герасимовна скончалась. Ее муж Дмитрий Родионович Востряков поехал в Неаполь, чтобы предъявить претензии доктору, но тот показал бумагу, написанную рукою Клавдии Герасимовны, где она ставит в известность мужа и детей, что решилась на операцию без всякого принуждения со стороны кого-либо, а потому, если операция не удастся и кончится смертью, то просит никого в этом не винить.

            Зал с бассейном в первом мужском разряде имеет скорее декоративное предназначение. В нем, конечно, можно было окунуться после парной. Но по большей части зал предназначался для отдыха и успокоения, чему способствовало журчание воды. Изначально Кекушев оставил отверстия в потолке, через которые дождь капал прямо в бассейн. Но потом такое решение посчитали неудачным: отверстие заделали, под куполом повесили люстру, а журчание стали создавать писающие ангелочки-амурчики по окружности бассейна.

 

          В целом зал, выполненный в виде ротонды, оформлен в тематиках водной стихии и античности. В четырех нишах расположены скульптуры античных богов и богинь: Зевса (Юпитера), Посейдона (Нептуна), Афродиты (Венеры) и Амфитриты (супруги Посейдона). Каждого античного персонажа окружают скульптуры богов, связанных с ними по мифологии.

 

 

          Между нишами – майоликовые панно с амурчиками, играющими на музыкальных инструментах и дорические колонны с позолоченными капителями.

  

           Стены от свода отделяет майоликовый фриз, а сам свод украшен живописными панно с изображением кораблей разных эпох.

 

        Бассейн Хлудовских бань по тем временам был уникальным, прежде всего тем, что находился он на втором этаже здания. Для осуществления такого проекта нужны были точные расчеты нагрузки и прекрасная гидроизоляция. Считается также, что этот бассейн был первым крытым бассейном в Москве.

         Герасим Иванович Хлудов скончался в 1885 году, так и не дождавшись окончания строительства банного комплекса своей мечты. При его жизни в 1881 году был открыт только восточный корпус бань – корпус для простонародья. А само строительство затянулось на долгие 13 лет. Дочери Хлудова оказались особами предприимчивыми, они не только воплотили мечту отца, но и сделали банный комплекс прибыльным предприятием.

           Бани были оборудованы по последнему слову тогдашней техники и с максимальным уровнем комфорта. Вода поступала по специально проложенному водопроводу из Москвы-реки. В банях были русские парилки и турецкий хамам, дамское отделение и отдельные кабинеты для семей, а кроме того масса сопутствующих заведений: парикмахерская с мастером по маникюру, массажный кабинет, вели прием доктор и костоправ. В Хлудовских банях появилась первая в России механическая прачечная. Здесь были ресторан, зал для переговоров, парфюмерный магазин и продуктовая лавка. Было при банях и специальное детское отделение — с игрушками и закрепленной за каждым ребенком банщицей. А на Хамовнической набережной бани открыли «пляжный филиал». Мелкий белоснежный песок туда привозили с Финского залива. Может быть в такой вот комнате, которая представляет собой в настоящее время отдельный кабинет ресторана, при Хлудовых принимал доктор или была парикмахерская.

              Цены в банях были разными: от 5 копеек в восточном корпусе для простонародья до 50 — в первых разрядах. Посещение отдельных номеров, состоявших из трех помещений (раздевалки, парилки и комнаты отдыха с бассейном), стоило 10 – 12 рублей. Простонародные бани прибыли не приносили, а основным источником дохода были бани для состоятельных москвичей. Красивые интерьеры в купе с качеством оказываемых услуг сделали Хлудовские бани очень популярными. Несохранившиеся интерьеры этого банного комплекса, выполненные Кекушевым, были тщательно продуманы и исполнены со вкусом и роскошью. Достаточно посмотреть на старые фотографии из журнала «Всемирная иллюстрация» за 1895 год. Здесь кроме сохранившихся интерьеров можно увидеть как выглядели, например, раздевалки отдельных кабинетов и вход, который вел к ним.

            Торжественное открытие бань состоялось в 1893 году после того, как С. С. Эйбушиц закончил перестройку здания гостинцы Дюссо. Судя по датам, которые Кекушев обозначил в оформлении вестибюля первого мужского разряда, эта часть работы была завершена на два года раньше.

  

          Как я говорила раньше, работа Льва Николаевича очень понравилась сестрам Хлудовым, и в 1894-1896 годах он строит для них доходный дом. Этот дом вместе с примыкавшими к нему банями и гостиницей представлял собой единый многофункциональный комплекс: помимо магазинов здесь располагались также конторы, рестораны, выставочные залы и помещения для сдачи в наем. Сам Кекушев несколько лет снимал квартиру доме на углу Рождественки.

       После 1917 года сестры Хлудовы вместе с семьями эмигрировали во Францию. В советское время бани стали называться «Центральными». Название это появилось еще до революции и существовало одновременно с названием Хлудовские. С легкой руки, или, вернее, легкого пера Гиляровского у бань появилось еще одно название – Китайские. Именно так он назвал бани в вышедшей в 1926 году книге «Москва и москвичи». Что побудило Гиляровского дать баням такое название, близость к Китайгородской стене или драконы у подножья парадной лестницы первого мужского разряда, доподлинно неизвестно: никаких китайских мотивов, кроме драконов, в интерьерах бань нет и не было.  Тем не менее название «Китайские бани» уверенно кочует по просторам интернета из одной публикации в другую.

         Центральные бани работали до начала 1990-ых годов. В 1993 году пожар уничтожил многие интерьеры и повредил фасады здания. К счастью, интерьеры первого мужского разряда не пострадали. После ремонта и реконструкции банный процесс в зданиях больше не возобновлялся. В исторических интерьерах правого корпуса, как я писала ранее, работает ресторан «Серебряный век», остальные занимают лофты и помещения для коворкинга. Говоря русским языком, помещения сдаются для проведения переговоров и других мероприятий, в том числе для создания временных офисных рабочих мест. Восточный корпус используется так же, но в последнее время на него претендует МЧС.

         Закончить рассказ о Хлудовских банях хочу одной легендой, возникшей в годы революции. Чтобы сохранить свои богатства в те лихие годы одна из дочерей якобы приказала изготовить три банных тазика из чистого золота и то ли десять, то ли сорок — из серебра. Тазики замуровали в стенах бани. Легенда упорно циркулировала среди москвичей. Ей заинтересовались даже сотрудники ВЧК. В банях провели обыск: метр за метром простучали все стены, в нескольких местах вскрывали полы, но так ничего и не нашли. Легенда возникла не на пустом месте. Во-первых, дочери Хлудова и их мужья, действительно, были богатыми людьми и вполне могли изготовить несколько тазов из драгоценных металлов. Во-вторых, в Хлудовских банях действительно было несколько серебряных тазов, которые можно было получить за определенную плату. А в-третьих, в Хлудовских банях тщательно следили за чистотой помещений и утвари. Медные и латунные тазы, бронзовые краны чистили так, что они сияли, словно золотые. Так среди посетителей простонародного отделения появилась легенда о «золотых» тазиках.

12.06.2020

Поделиться в соц. сетях

0

Комментарии

ЛЕВ НИКОЛАЕВИЧ КЕКУШЕВ. ХЛУДОВСКИЕ БАНИ — 4 комментария

  1. Благодарю за подробный экскурс в историю этого необычного места, в историю семьи Хлудовых и прекрасные фото. Очень хочется присоединиться к экскурсии по этому объекту, если будет такая возможность

  2. В 90х годах была, понравилось, но многого не замечала, молодая была. Сейчас интересно посмотреть. Интересную информацию получила. СПАСИБО!!!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *