МОСКОВСКИЙ МОДЕРН-1

МОСКОВСКИЙ МОДЕРН. Часть 1.

  Конец 19 – начало 20 века – эпоха изящного модерна. Здания строят красивыми и удобными. Плавность линий, единство всех элементов здания вплоть до ограды, богатый, часто необычный декор фасадов и интерьеров… Порой в общую тональность модерна вплетаются готические или древнерусские элементы архитектуры. И тогда получаются эклектичные здания, но не менее прекрасные, чем выполненные в строгом соответствии со стилистикой северного модерна или арт-нуво. Все они по-своему великолепны.

     Самыми яркими представителями московского модерна в архитектуре по праву считают Федора Шехтеля и Льва Кекушева. Об их творчестве можно прочитать здесь

http://www.peshkompomoskve.ru/fedor_shehtel

http://www.peshkompomoskve.ru/lev_kekushev

Но в столице огромное количество особняков, доходных домов и общественных зданий, возведенных по проектам других архитекторов, менее известных, но не менее талантливых. О таких домах и их создателях и пойдет речь в этом рассказе.

В Москве, к сожалению, а может быть и, наоборот, к счастью, нет районов, построенных полностью в стиле модерн. Наш город всегда отличался тем, что в нем применялась, как теперь говорят, точечная застройка. Сносились обветшавшие или просто не устраивавшие по каким-то причинам владельцев здания, а на их месте строились новые, во вкусе заказчика, невзирая на окружавшие их дома.

Здания в стиле модерн, словно жемчужины, разбросаны по всему историческому центру. С некоторыми из них предлагаю познакомиться.

 Знакомство с жемчужинами московского модерна начнем с доходных домов на Мясницкой. Здесь сразу за зданием Главпочтамта расположены два дома, выполненных в стиле модерн.  Это бывшие доходные дома Строгановского училища. Один из этих домов построен в 1904 -1905 годах по проекту Ф. О. Шехтеля и о нем можно прочитать на страничке, посвященной этому архитектору. А теперь поговорим о другом доходном доме. В 1868 году в Москве на Мясницкой улице открылся художественно-промышленный музей в здании Строгановского училища. Музей состоял из трех отделений: художественного, промышленного и исторического. Последнее было наиболее интересным: оно посвящалось византийскому и древнерусскому искусству. В экспозиции было много экспонатов, выполненных студентами училища.

     В начале 1875 года по подписке были собраны деньги для возведения нового здания для музея и дополнительных построек, которые могли бы приносить доход при сдаче помещений внаем. Строительство было поручено венскому архитектору Августу Егоровичу Веберу, прибывшему в 1871 году в Москву по приглашению Александра Александровича Пороховщикова. Пороховщиков, русский предприниматель, публицист, меценат, общественный деятель и славянофил, пригласил Вебера для строительства ресторана «Славянский базар». Вебер построил ресторан и еще порядка 30-ти зданий в Москве. Работа в России так увлекла архитектора, что в Австро-Венгрию он так и не вернулся.

     Вебер строит доходный дом для Строгановского училища, на первом этаже которого разместилась экспозиция художественно-промышленного музея. Другие помещения сдавались в аренду под мастерские и жилье. Украшавшие здание орнаменты в «русском стиле» выполнены под руководством преподавателя Строгановского училища Михаила Васильевича Васильева. Майоликовые вставки сделаны руками студентов в мастерских училища.

      Строгановский музей пользовался известностью и в России, и за границей, а помещения, сдаваемые в аренду, приносили училищу большой доход. В 1958 году Строгановское училище переезжает в новое, специально построенное по проекту архитектора Ивана Владиславовича Жолтовского, здание на Волоколамском шоссе,  в котором оно находится и по сей день.  Туда же переезжает и музей. А дом на Мясницкой превращается в жилой с магазинами и кафешками на первом этаже.

     Два прекрасных образца московского модерна расположены на Яузском бульваре.

     Дом №13 – доходный дом Болдыревых, построен в 1908 году по проекту архитекторов Николая Павловича Евланова и Густава Августовича Гельриха. И хотя дом построен для стиля модерн достаточно поздно, стилистически его можно отнести к раннему московскому модерну. Здание имеет волнообразную форму и полностью повторяет изгиб бульвара. Это характерный прием модерна, одной из отличительных черт которого является пластичность формы. Фасад украшает богатая лепнина растительной тематики и вставки керамической плитки серого и бирюзового цвета.

     В советское время он был обычным жилым, в 1995 году в нём открыли Центральный музей Федеральной пограничной службы России.

     Следующий дом по Яузскому бульвару – городская усадьба московского чаеторговца Ивана Николаевича Филиппова. Филипповы перебрались из Вологды в Москву в начале 19 века и поселились в районе нынешнего Яузского бульвара. Постепенно семейство Филипповых скупило окрестные участки земли, разместив здесь сначала чайную лавку, позже  — чаеразвесочную фабрику. Здесь же был и жилой дом Филипповых, построенный по проекту Андрея Васильевича Красильникова. В начале 20 века для семейства Ивана Николаевича Филиппова строится новый дом по проекту архитекторов Василия Ивановича Мясникова и Августа Егоровича Вебера. По замыслу архитекторов небольшой особняк, выполненный в «романтическом» стиле, должен был своим внешним видом вызывать ассоциации со средневековым зданием. Для этого в украшении фасадов дома появляется остроконечная башенка, как в рыцарском замке и кокошник, декорированный абрамцевской майоликовой плиткой, как в православных храмах. Вот такой симбиоз стилей.

     Вообще-то чаще всего подобные здания называются неоготическими, но иногда бывает и такое определение — «модерн с элементами псевдо- или неоготики». Так я и буду называть подобные дома дальше. А их с столице не мало.

     И немного из области легенд. По одной из них башенка особняка — это не просто башенка. Дело в том, что Иван Николаевич Филиппов был заядлым аквариумистом. И в этой угловой башенке находились его главные сокровища – аквариумы с тропическими рыбками. Иван Николаевич выписывал их из-за границы, как и самые передовые приспособления для аквариумов, как то: электрические фильтры, лампы и т.д.

     В советские годы в этом здании поочередно располагались ресторан, кафе, пивной бар и даже один из первых в Москве видеосалонов. Еще лет пять назад оно было окрашено в бледно-желтый цвет, а каким цвет был в момент постройки – неизвестно.

     Сейчас здание занимает какой-то офис без вывески, попасть внутрь нереально, а информации о том, сохранились ли интерьеры, я не нашла.

     Недалеко от домов на Яузском бульваре, на улице Воронцово Поле, 6-8 находится посольство Индии и культурный центр имени Джавахарлала Неру. Одно из зданий, которое занимает посольство, в начале 20 века было особняком, принадлежавшим Глафире Васильевне Бардыгиной – супруге Михаила Никифоровича Бардыгина. Бардыгины – егорьевские предприниматели, владельцы ткацких фабрик, общественные деятели и меценаты.  Михаил Никифорович помимо того был членом совета Московского купеческого банка, членом правления Страхового союза, учредителем Московского банка. В 1911 году по инициативе и на средства Михаила Никифоровича был создан музей в Егорьевске, где представлена богатая коллекция декоративно-прикладного искусства, экспонаты которой по большей части представляют собой работы крепостных.

     В 1904 году Бардыгин покупает особняк у вдовы Алексея Петровича Бахрушина для своей жены, Глафиры Васильевны. В 1911 году дом перестраивается в стиле модерн по проекту архитектора Ивана Тимофеевича Батюрина. Главный фасад при этом получает пышную лепную отделку на фоне  гладкой керамической плитки. Левая двухэтажная часть особняка завершается щипцовой крышей в русском стиле, правая трехэтажная – барочным куполом. Карнизы и ограда украшены вазонами, обвитыми змеями. Из-за этого бардыгинский дом получил в народе прозвище «дом беседующих змей».

      Если пройти по Бульварному кольцу до Чистых прудов, то мы увидим очень оригинальный дом, который тоже, как и предыдущий, имеет народное прозвище. Это доходный дом церкви Троицы на Грязех, расположенный по Чистопрудному бульвару, 14, получивший народное прозвище «дом со зверями». Кирпичный доходный дом для церкви Троицы Живоначальной на Грязех был построен в 1909 году по проекту архитектора Льва Людвиговича Кравецкого и инженера Петра Карловича Микини. В нем изначально было пять этажей. Третий и четвертый этажи украшает пояс барельефов на зеленовато-голубом поле. На барельефах изображены сказочные звери, птицы и растения. Барельефы были изготовлены в художественной артели «Мурава» по эскизам художника Сергея Ивановича Вашкова. Диковинные звери очень похожи на те, что украшают Дмитровский собор во Владимире. Но звери и птицы не копируют владимирские, они более крупные, даже несколько гротескные, что прекрасно смотрится на поверхности стен большого здания.

     Квартиры в доходном доме частью предназначалась для временного проживания нуждающихся прихожан церкви, оставшиеся сдавались в аренду за достаточно высокую плату. Дом остался жилым и после 1917 года. В 1945 году по проекту Дмитрия Григорьевича Топазова надстраиваются еще два этажа. Достройка проведена настолько грамотно, что отличить надстроенные этажи практически не возможно. Кажется, что таким дом был с момента его строительства. В настоящее время «дом со зверями» продолжает оставаться жилым.

     При словах «доходный дом» воображение рисует огромное многоквартирное здание. Чаще всего та к и было на самом деле. Но не всегда. Вот, к примеру, дом в Мансуровском переулке, 4. Типичный особняк! А на самом деле это доходный дом Петра Васильевича Лоськова. Лоськов по сословию был крестьянином, а по роду деятельности и доходам – фактически купцом, торговавшим бакалеей. В 1906 году он заказывает архитектору Александру Устиновичу Зеленко строительство небольшого доходного дома. И Зеленко строит здание, в котором сочетаются архитектурные элементы северного модерна и средневекового замка. Башенки, узкие окошки под крышей, похожие на бойницы, рустованная штукатурка первого этажа, имитирующая природный камень… Вот такой необычный замок – доходный дом. Долгое время фасады были гладко оштукатурены и окрашены в песочный цвет. В 2010 году проведена реставрация здания. Фасадам вернули первоначальный облик, но при этом деревянные рамы в стиле модерн были заменены пластиковыми. Дом Ласькова сейчас занимает посольство Сирии, частично сохранившиеся интерьеры для осмотра не доступны.

     Несколько слов об архитекторе. Зеленко строил здания в стиле северного модерна в Самаре и в Москве. Наследие Александра Устиновича в Москве невелико. Кроме дома Лоськова, это детский клуб общества «Сетлемент» в Вадковском переулке и сильно перестроенный доходный дом на Тверском бульваре ( о них я расскажу позднее). Но каждое из этих зданий уникально по архитектурному решению. Кроме того Зеленко занимался общественной и просветительской деятельностью, писал научные труды по архитектуре и музейному делу.

     Если от Мансуровского переулка пройти немного в сторону центра по Остоженке, мы увидим еще один доходный дом в стиле модерн. Но это совсем другой дом – большой и богато декорированный.  Бывший доходный дом на Остоженке, 20 был построен по проекту Николая Ивановича Жерихова в 1902 году по заказу Германа Ефимовича и Анжелики Гастоновны Бройдо.  Бройдо занимались выкупом земельных участков и строительством на них домов с целью дальнейшей перепродажи.

     Для Жерихова это был первый самостоятельный проект. Реализация проекта оказалась настолько удачной, что архитектор  стал одним из самых успешных и востребованных архитекторов Москвы. Строил Николай Иванович в основном  доходные дома: немногим более, чем за 10 лет он построил порядка 50-ти доходных домов, некоторые из них – для семьи Бройдо. Но о творчестве Жерихова я постараюсь рассказать отдельно. А пока поговорим о доме Бройдо на Остоженке.

     Элементы декора здания искусствоведы относят к разным направлениям модерна. Не хочу загружать читателей разбором подробностей различия этих направлений. Скажу только, что если вы окажитесь около этого дома, обратите внимание на кованные балконы, металлический козырек над главным входом, карниз в стиле арт-нуво и декоративные лепные панно с изображением растительности. Но самой интересной частью фасада по праву является скульптурный фриз между третьим и четвертым этажами дома. На нем изображены антилопы и стаи летящих птиц. Аналогов такой тематики во фризах московских зданий больше нет.

     В 1990-ых годах была проведена реконструкция дома с реставрацией фасадов. Что касается внешнего облика здания, то он полностью восстановлен, а вот авторский декор интерьеров практически весь утрачен из-за перепланировок. На форумах, посвященных этой тематике, о подобных «реставрациях» пишут, что они уничтожают дух старой Москвы, разрушают стилевой ансамбль доходного московского жилья, складывающийся из экстерьера и интерьера постройки и т.д. Не знаю, что на это сказать. Да, безусловно, жаль, что утрачиваются какие-то архитектурные элементы здания, чаще всего, интерьеры. Но ведь полноценно эксплуатировать здания возрастом в сто лет тоже нельзя. Наверняка в таком доме, проржавели трубы, прогнили перекрытия, рассохся паркет и отслаивается штукатурка. Насколько мне известно, сохранение исторических фасадов с полной перестройкой внутренних помещений – широко распространенная практика во всем мире.  Так что предлагаю просто полюбоваться этим домом снаружи. Сейчас дом Брондо – это жилой дом с магазинами и офисами на первом этаже.

     В стиле модерн строили не только особняки и доходные дома: модный стиль находил свое воплощение и в общественных зданиях.

     Конечно стиль здания гостиницы «Националь» нельзя назвать модерном. Скорее это эклектика с элементами модерна. В 19 веке «Варваринское акционерное общество домовладельцев» выкупило участок на углу Тверской и Моховой улиц. Здесь было построено несколько дешевых доходных домов с лавками на первых этажах. В начале 20 века на их месте решено было построить новую роскошную гостиницу по проекту Александра Васильевича Иванова. Проект предполагал повторение очертания стоявшего ранее на углу улиц доходного дома, включая полукруглый угол.

     Гостиница и впрямь получилась роскошной: обилие натурального камня в отделке интерьеров, мозаичные полы, витражи, лифты и телефоны в номерах. Такими же роскошными были и фасады. Их украсили пилястры с коринфскими капителями, многочисленные лепные орнаменты из дубовых листьев, скульптуры кариатид, кованные решетки балконов, карнизы с греческим орнаментом и дентикулами, наличники окон, имитирующие каменную резьбу , лепные картуши над некоторыми из них и, наконец, огромное майоликовое панно на тему технического прогресса. Короче, все стили в гости к нам! Но если внимательно присмотреться к этому великолепию, то можно выделить типичные элементы модерна: решетки балконов, растительные лепные орнаменты, маски с изображением женских лиц и, конечно, панно.

     А вот еще один пример – здание детского сада при школе с углубленным изучением иностранных языков №1231 в Плотниковом переулке. Здание было построено в 1908 году по проекту архитектора Адольфа Норбертовича Зелигсона в стиле позднего модерна для Первого Городского Анастасьинского училища рукоделия (официальное название — Городская рукодельная школа имени Великой княжны Анастасии Николаевны). Здание выполнено в типичной для Зелигсона манере, сочетающей в себе декоративные элементы северного модерна с элементами русского стиля и готики. Главный фасад здания, ассиметричный, с краснокирпичными межоконными вставками украшают белокаменные орнаменты в виде стилизованных гербов, лавровых венков и других растительных мотивов. Полуциркульные окна на первом этаже подчеркнуты веерными рустами, рустовка также украшает два нижних этажа здания. Эти этажи отделяет от двух верхних межэтажный декоративный карниз. Главный вход оформлен белым камнем и имеет завершение в виде арки с гирляндой из лавровых листьев и стилизованными гербами.

  

     После 1917 года здание долго использовалось как жилое. С 1959 года его занимает детский сад (под разными номерами). В настоящее время – это дошкольное образовательное учреждение при школе 1231 имени Поленова с углубленным изучением иностранных языков.

     Соседний дом в Плотниковом переулке тоже выдержан в стиле северного модерна. Это доходный дом на 16 квартир был построен в 1906 году по проекту Николая Дмитриевича Бегичева. Николай Дмитриевич построил в Москве кроме доходного дома в Плотниковом переулке только еще один, в Сеченовском переулке. Профессиональная деятельность архитектора в основном была связана со строительством дорог и производством строительных материалов. Дом в Плотниковом переулке скромен и изящен, украшение фасадов – облицовка керамической плиткой модных в то время песочного и зеленоватого цветов, козырьки над окнами лестничных клеток, небольшие лепные украшения. Сейчас в доме, кроме квартир, находится Региональный Общественный Фонд Булата Окуджавы, о чем свидетельствует вывеска в двери одного их подъездов.

        

          Считается, что эпоха модерна закончилась с началом первой мировой войны. В Москве это произошло немного раньше. Начиная с 1910 года, мода на модерн сходит на нет, дома и особняки строятся в стиле эклектики, снова возрождается интерес к классике. Так что этот большой доходный дом, выходящий фасадами на Смоленскую-Сенную площадь и Садовое Кольцо, возведенный в 1906 году по проекту архитектора Владимира Владимировича Шервуда, можно отнести к позднему московскому модерну. О творчестве Шервуда я расскажу в отдельном материале, а пока коротко об этом конкретном доходном доме. Он был построен на средства купцов Ивана Егоровича и Николая Егоровича Орловых, крупных московских домовладельцев, занимавшихся кожевенной торговлей.

     Здание доходного дома Орловых ассиметрично, но фасады выдержаны в едином стиле. Центром всей композиции дома является его скругленная угловая часть, смотрящая на Смоленскую-Сенную площадь. Силуэт этой части завершает монументальный криволинейный аттик с полуциркульным трехчастным окном.  Похожие аттики украшают и боковые фасады: один на коротком фасаде, и два – на длинном. Эркеры, встроенные в обрамление из ризалитов, задают вертикальный ритм фасадов, а горизонтальный задан балконными галереями, скульптурными фризами и панно на уровне пятого этажа.

     Шервуду, несмотря на спад интереса к стилю модерн, удалось совместить в этом доме некоторую тяжеловесность здания с необычностью продуманного декора и продемонстрировать новые художественные и пластические возможности модерна.

     Сейчас — это элитный жилой дом с офисами и магазинами на первом этаже, к сожалению, изуродованный кондиционерами.

     В конце первой части рассказа о московском модерне я хочу познакомить вас с особенным и загадочным особняком. Особенным его можно считать хотя бы потому, что во всех справочниках он называется, как последний в Москве особняк в стиле модерн, а загадочным – потому что мне так и не удалось выяснить, что в нем расположено в настоящее время. Особняк огорожен высоким бетонным забором, на глухих металлических воротах грозная надпись «Машины не ставить», а на форумах об этом особняке ходят слухи, что в советское время его занимал КГБ, а сейчас – ФСБ.

      А теперь немного о самом особняке. Построен он на Садовой-Спасской улице, 2 в 1907 году по проекту архитекторов Анатолия Александровича Остроградского и Анатолия Оттовича Гунста для Варвары Сергеевны Казаковой. Варвара Сергеевна была дочерью чайного короля Сергея Васильевича Перлова, того самого для которого Клейн совместно с Гиппиусом построили «китайский чайный дом» на Мясницкой улице (http://www.peshkompomoskve.ru/roman_clein_1) и супругой другого крупного московского чаеторговца  — Иннокентия Ивановича Казакова.

     Особняк по желанию заказчика построили довольно скромным. Здание представляет собой совокупность пересекающихся кубов и прямоугольных параллелепипедов, каждый из которых соответствует определенному помещению. Почти грядущий модернизм или даже конструктивизм! Однако, козырьки кровли, декор из керамической плитки, металлические кронштейны крыши и ограды балконов выполнены типичными для модерна.

     Сейчас из-за мощного забора рассмотреть особняк полностью невозможно. Предлагаю взглянуть на фотографию начала 20 века, которую я нашла в интернете. Она плохого качества, но дает представление о том, как выглядит этот дом.

      Закончить первую часть рассказа о московском модерне хочу словами, которые обычно пишут в титрах многосерийных фильмов – «продолжение следует».  Нас ждет знакомство в другими жемчужинами московского модерна, яркими и скромными, но всегда неповторимыми.

23.02.2017

Поделиться в соц. сетях

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *