МОСКОВСКИЙ МОДЕРН-2

     МОСКОВСКИЙ МОДЕРН. Часть 2.

     Продолжим наше знакомство с московским модерном. А начнем его с Большой Полянки – улицы в Замоскворечье, на которой расположено много интересных домов. Вот, например, дом 58 – бывший доходный дом Воробьева, который был построен в 1905 году архитектором Леонидом Васильевичем Стеженским. Стеженский – признанный мастер модерна, строил он, в основном, доходные дома – в столице их порядка двадцати. Николай Сергеевич Воробьев заказал архитектору небольшой  двухэтажный доходный дом с квартирой для семьи самого Воробьева и конторским помещением. Участок на Большой Полянке купил в 1875 году еще отец Николая Сергеевича, Сергей Петрович совместно со своим братом Дмитрием. Воробьевы занимались торговлей москательным товаром (так раньше называли бытовую химию: краски, лаки, клеи, мыло, смазочные материалы, сапожные мази и т.п.) в Гостином дворе. Торговля шла успешно, Николай Сергеевич был состоятельным человеком, ему было даровано потомственное почетное гражданство. Но все-таки он был купцом, а не дворянином. Тем не менее, то ли в рекламных целях (помните, в доме было предусмотрено помещение для конторы Воробьева), то ли из тщеславия, Николай Сергеевич заказал архитектору поместить на фасаде дома «герб» с инициалами владельца. В прочем, он теряется на фоне богатого декора фасадов.

     После революции дом Воробьевых оборудовали под Клуб просвещения Замоскворецкого района. Потом здание перешло Академии педагогических наук СССР. А сейчас его занимает Университет Российской академии образования.

     На всех сайтах, форумах и прочих интернет-ресурсах здание на Большой Полянке, 58, называется как «бывший доходный дом Н.С. Воробьева и М. Пайкерта». Кто такой Пайкерт, чем он занимался, какое отношение имел к этому дому или его владельцу и даже как его зовут – на все эти вопросы интернет ответов не дает. Скорее всего, снова проявилась беда интернета: кто-то выложил информацию без комментария или даже недостоверную, и она пошла гулять по сайтам и форумам в виде перепечаток.  Думаю, что правильнее считать этот дом — «бывшим доходным домом Н.С. Воробьева». Теперь полюбуемся необыкновенно красивым декором фасада.

    

     

     Удивительно красивый доходный дом расположен на Кузнецком мосту, 3. Построен он по заказу крупной московской домовладелицы Марии Васильевны Сокол в 1904 году архитектором Иваном Павловичем Машковым. Большинство построек Машкова принадлежит к русскому стилю и неоклассике, но самой известной стал именно этот доходный дом, выполненный в стиле модерн, а если быть более точными, то в стиле венского модерна. Дом задумывался, как некое архитектурное продолжение гостиницы «Метрополь» и стилистически оба здания очень близки. М. В. Сокол была известной благотворительницей, состояла в Московском братолюбивом обществе, которое занималось предоставлением неимущим  дешевых квартир. Но этот дом был построен для сдачи квартир людям богатым. Кроме того, расположение дома на одной из главных торговых улиц города, определило и дополнительное его использование – первый и второй этажи были отведены для сдачи помещений под магазины.

     Здание представляет собой каре с внутренним двором и несколькими корпусами. Дворовые корпуса доходного дома были жилыми, но наиболее комфортабельные многокомнатные квартиры занимали верхние этажи корпуса, выходящего на Кузнецкий мост. Линия главного фасада искривлена, что подчеркивается изогнутым аттиком и балконами верхнего этажа. Этот фасад богато декорирован. Здесь мы можем видеть и изящные кованые решетки балконов и аттика, и оригинальные оконные рамы, и причудливые опоры эркеров, и майоликовые вставки, некоторые из них изготовлены по эскизам Врубеля. Но главным украшением, бесспорно, является  майоликовое панно, располагающееся в аттике. Выполнено она по эскизу известного живописца Николая Николаевича Сапунова и было изготовлено в мастерских Бутырского завода по выпуску керамических изделий «Абрамцево». На панно изображен парящий сокол, как намек на фамилию владелицы здания, под крыльями которого простираются степи и горы. Архитектурный акцент панно создают устремившиеся вверх пилястры. Панно на доме напоминает по исполнению панно на гостинице Метрополь, что создает дополнительное впечатление о единстве двух зданий.

  

     В советское время в здании размещались магазины, в основном книжные, и конторы различных организаций.  С 1960-ых годов по сегодняшний день здесь работает ГУП «Моспроект-3» — организация по проектированию жилых и нежилых зданий и сооружений. В 1980-ых годах в здании располагались представительства иностранных авиакомпаний.

  

       Перестройки дома в период с 1930-ых по 1970-ые годы привели к утере отделки большей части внутренних помещений. Внешний вид дома пострадал меньше, но кое-какие элементы декора все же были утрачены.

      Совсем иначе выглядит доходный дом в Подсосенском переулке. Построен он по проекту Ольгерда Густавовича Пиотровича в 1910 году.  Пиотрович  был необычайно плодовитым архитектором и строил практически только одни доходные дома среднего класса. В Москве их построено порядка ста, более сорока — сохранились до нашего времени. Вот и дом в Подсосенском переулке относится к домам среднего класса. Это видно невооруженным глазом. Вроде бы все элементы декора, характерные для модерна есть: и отделка стен глазурованной плиткой и лепными вставками, и карниз с кронштейнами, которые украшены картушами, и аттик с мозаикой из разноцветных изразцов. Но весь этот декор более чем скромный. 

  

      В настоящее время дом является жилым.

     Следующее здание, о котором я хочу рассказать, в интернете упорно называется торговым домом, хотя его объемы явно велики для торгового дом начала 20 века. Мне удалось найти официальный документ, в котором здание упоминается все-таки как доходный дом. Это Постановление Правительства Москвы № 718-ПП от 12 августа 2008 года об установлении границ территории объекта культурного наследия. Привожу из этого документа цитату: «Торговый дом Р. Б. Левинсона. Доходный дом с мебельным магазином,  1901 — 1903 гг., арх. А. Э. Эрихсон, 1924 г., арх. И. А. Герман»(адрес: ул.Б.Дмитровка, д.32, стр.1»

      Доходный дом Левинсона с магазином построен по проекту Адольфа Эрнестовича Эрихсона в стиле модерн венского направления. А вот участие Ивана Андреевича Германа не совсем ясно. Герман был учеником и коллегой Эрихсона, и интернет указывает на него, как на строителя этого дома вместе с Адольфом Эрнестовичем. Но согласно Постановлению Герман принял участие в перестройке дома в 1924 году. Перестройка эта очевидно была связана с надстройкой четвертого этажа, хотя ссылки в интернете сообщают, что проведена эта надстройка в 1930-ых годах. В результате перестройки здание лишилось карниза и получило аттики другой формы. Что касается владельца этого доходного дома, то Рафаил Борисович Левинсон был купцом первой гильдии, торговал лесом, владел мебельным производством. На первом этаже дома на Большой Дмитровке располагался его мебельный магазин.

      В советское  время в продолжение традиции в здании размещался магазин Мосмебельторга. Сейчас помещения здания занимают Московский столичный аукционный зал, ОАО «Росагропром», кафе и рестораны.

      А вот еще один дом-загадка. Нет, в самом доме по Большому Черкасскому переулку, 9 ничего загадочного нет: здание в стиле модерн построено в 1901 году по проекту Александра Фелициановича Мейснера, и занимает его в настоящее время Центральная избирательная комиссия Российской Федерации (ЦИК). А вот для кого он был построен изначально полная неразбериха. В интернете и доступных мне справочниках здание называется «Торговый дом князя А. Н. Голицына — Товарищества Г. С. Понизовского». Семейство князей Голицыных — очень обширно, с множеством ветвей и ответвлений. Кто такой А. Н. Голицын и для чего был построен его торговый дом, т.е. каким бизнесом занимался этот А.Н., я так и не выяснила, хоть мне и пришлось еще раз перелистать книгу Сергея Михайловича Голицына «Записки уцелевшего». Боже! Сколько там разнообразных Голицыных упоминается! Но, ни одного, который бы мог быть владельцем торгового дома. Неудача постигла  и в поисках информации о Г. С. Понизовском. Единственное, что мне удалось выяснить, так это то, что торгово-мануфактурное товарищество Г. С. Понизовского существовало, а правление с главным складом находилось в Черкасском переулке, 15.

       Но оставим в покое бывших владельцев и поговорим о доме. Здание построено, как я уже говорила в стиле модерн с лепным декором, близким к арт-нуво: нежные растительные орнаменты, маскароны с женскими лицами, полуциркульные окна. В 1998–2000 годах его перестроили для Центральной избирательной комиссии. Бережно восстановили только фасад. Внутренние помещения полностью переделаны, центр здания превратился в  большой атриум, в котором сделаны панорамные лифты, а на крыше появился конический купол, со смотровой площадкой. Слава богу, он не виден из переулка.

   

       А теперь поговорим о доходном доме в Архангельском переулке, 9. В 1911 году участок под застройку здесь покупает купец первой гильдии Иван Григорьевич Гринберг. Гринберг торговал мануфактурными товарами, был известным благотворителем, за что ему было пожаловано потомственное почетное гражданство и гражданский чин статского советника. В Архангельском переулке строится доходный дом по проекту Адольфа Норбертовича Зелигсона. Архитектор строил дома в Москве в стиле французского модерна, который он очень любил и считал достойным не только подражания, но и преклонения. Вот и вырос в Москве шестиэтажный дом на цокольном этаже с ажурными балконами, скругленными эркерами, лепными масками и виньетками на фасаде. Почти, как в Париже.

      Квартиры в доме снимали актеры, литераторы, ученые, среди которых физик Игорь Евгеньевич Тамм и астрофизик Владимир Александрович Костицын, который был женат на дочери домовладельца Юлии Ивановне. Сейчас дом Гринберга занимают офисы различных компаний и магазины.

    

     На пересечении Хлебного и Малого Ржевского переулков напротив друг друга расположены два особняка в стиле модерн. Об одном из них я уже рассказывала – это особняк золотопромышленника Некрасова  ( http://www.peshkompomoskve.ru/roman_clein_2/ ), а о втором расскажу сейчас. Это особняк архитектора Сергея Устиновича Соловьева, построенный по его собственному проекту в 1902 году. Сергей Устинович никогда не строил особняков  и никогда не был приверженцем стиля модерн. Он строил общественные здания в неоклассическом или русском стиле. И вдруг такой замечательный образец модерна! Карниз, поддерживаемый коваными кронштейнами, обилие майоликовой плитки, скульптуры львов и сов, как символы силы и мудрости. На фасаде по Хлебному переулку над большим окном (в доме за ним размещалась мастерская) расположены четыре майоликовых панно — музы четырёх искусств: ваяния, живописи, архитектуры и музыки. Над ними — барельеф Афины Паллады, которая в эпоху модерна считалась покровительницей искусства, над которой распростерла крылья мудрая сова. Выше Афины — майоликовое панно «Сумерки», выполненное в Абрамцевской мастерской по эскизам знаменитой художницы Марии Васильевны Якунчиковой – дочери купца Василия Ивановича Якунчикова, владельца усадьбы Черемушки, о котором я рассказала здесь http://www.peshkompomoskve.ru/usadby_yugo_zapada/ .

     Трёхчастное окно на втором этаже по Малому Ржевскому переулку (это было окно гостиной) украшено по бокам волютами, а снизу — керамическим «ковром» из зеленых изразцов, изготовленным по эскизу Михаила Врубеля. Под козырьком на этом же фасаде расположены майоликовые тондо с изображением цветов и римских цифр даты постройки здания. А почтовый ящик, как и тайну переписки жильцов дома, охраняет летучая мышь – символ таинственности.

              

      В собственном доме в Хлебном переулке, единственном случае, когда архитектор обратился к модерну, Соловьёв наиболее полно раскрылся как художник. Необыкновенный романтический образ особняка возникает из синтеза архитектуры с декоративной пластикой (барельефы и скульптуры Николая Андреевича  Андреева) и живописными панно на фасаде.

     После революции особняк занимали разные посольства и дипломатические представительства. До 2008 года здесь было посольство Грузии, сейчас располагается Секция интересов Грузии Посольства Швейцарии в Москве.

   И еще немного из области легенд и трактований литературных произведений. Исследователи творчества Булгакова, а вместе с ними и московские гиды, никак не могут определиться в каком же доме жила Маргарита. Претендентов двое: дом Соловьева и особняк З. Г. Морозовой на Спиридоновке, построенный Шехтелем.

http://www.peshkompomoskve.ru/fedor_shehtel/

      Оба здания, соответствуют описанию из романа, так что домом Маргариты можно считать любой из них.

       Двухэтажный усадебный дом на углу Глазовского и Денежного переулков построен в 1906 году для семьи Павловых Станиславом Доминиковичем (Сильвестром Дмитриевичем) Кучинским.  В Москве архитектор построил немного: общежитие для рабочих кондитерской фабрики, доходный дом на Большой Никитской и дом Павловых. В основном он строил промышленные здания в Костромской губернии. Там Кучинский и познакомился с владельцем бумажных мануфактур Петром Александровичем Павловым и его сыном Николаем. Павловы совместно с другим предпринимателем, Иваном Ивановичем Скворцовым в поселке Середа (ныне город Фурманов Ивановской области) учредили «Товарищества мануфактур, основанных И. И. Скворцовым» и были его совладельцами.  Павловы были состоятельными людьми, но жили скромно, тратя огромные средства на благотворительность: социальные проекты для рабочих своих мануфактур (больницы, училища, библиотеки и т.п.), храмы и даже Московский императорский университет. Привожу цитату из фурмановской газеты «Новая жизнь» от 31.03 2009 года: «17 ноября 1893 г. в правление университета поступило заявление, в котором Павлов выразил желание внести капитал в размере 239 тыс. руб. Из этой суммы 71 тысяча рублей предназначалась на постройку фундаментальной библиотеки с тем, чтобы один из залов этой библиотеки был назван именем Ивана Ивановича Скворцова и в нем был поставлен его портрет. Ещё 100 тыс. руб. — на стипендии имени И .И. Скворцова. 50 тыс. руб. — на выдачу премий имени Володи Павлова — двух на историческом отделении историко-филологического факультета». Володя Павлов – рано скончавшийся сын Николая Петровича.

     В Москве Павловы бывали не часто, по делам бизнеса и благотворительности. Дом в Глазовском переулке решили построить скромным, что соответствовало их образу жизни. Из декора здесь использованы только голубая и серая керамическая плитка на фасадах, небольшое количество лепных элементов и купол на крыше.

      Сейчас здание занимает информационный центр ООН в Москве.

      Очень обидно за особняк, расположенный в самом центре Москвы, в Петровском переулке, 8. Прекрасный образец модерна направления арт-нуво находится в плачевном состоянии: краска шелушится и покрыта грязными пятнами, штукатурка отваливается, как и украшающая фасады лепнина. Будем надеяться, что здание отреставрируют и отреставрируют качественно. Ведь оно не просто красиво, а очень красиво, и история у него богатая и интересная. Особняк построил не за долго до своей кончины в 1833 году Осип Бове. Какое-то время после смерти архитектора в особняке жила его вдова, потом дом неоднократно менял владельцев, пока в начале 20 века его не купил потомственный почетный гражданин купец первой гильдии Николай Алексеевич Терентьев. Терентьев был богатым бакинским купцом, в сферу его коммерческих интересов помимо торговли входила разработка нефтяных месторождений. И как многие состоятельные представители купечества того времени Терентьев был известным благотворителем, жертвую крупные суммы на сирых и убогих. Николай Алексеевич был директором Бакинского попечительного о тюрьмах комитета и на его средства, например,  был построен православный храм Николая Чудотворца в бакинском тюремном замке на Баиловом мысу.

      Вот этот Терентьев и покупает бывший дом Осипа Бове, построенный в стиле ампир, и решает переделать его в духе времени. В 1902 году особняк перестраивает для нового владельца архитектор Илларион Александрович Иванов-Шиц. Иванов-Шиц был востребованным московским архитектором, мастером модерна, создавшим свой собственный стиль, часто сочетающий элементы венского модерна и неоклассицизма. Но особняк для Терентьева архитектор переделывает в стиле арт-нуво: плавность линий, маскароны с женскими лицами, изогнутые очертания эркеров, рокайльные орнаменты лепнины. Интерьеры дома были роскошны и изысканны одновременно. Мебель и прочие предметы обстановки Терентьев выписал из Парижа. К сожалению, отделка интерьеров почти не сохранилась.

  

      После революции в особняке какое-то время размещалось посольство Мексики. В 1930-х годах дом был надстроен двумя этажами, из-за чего потерял свой первоначальный силуэт: исчезли аттики над эркерами, а карниз под крышей оказался посередине фасада. В это же время безвозвратно утеряна, а точнее, разграблена обстановка дома. Особняк заняла редакция журнала «Советский Союз». После распада СССР исчез и журнал, здание занимали разные организации, но о ремонте и реставрации никто из них не позаботился. Вот и отваливаются женские лица и другие элементы орнаментов… Зато над воротами в рокайльной виньетке под именем Терентьева появилось другое имя «Орлов Г. С. 1999». Инициалы Г.С. О. «украсили» и уникальные ворота… Хотелось бы узнать, кто это такой, Орлов Г.С.!

      Сейчас в здании находится  офис «English Club – система детских лагерей».  

     А теперь предлагаю плавно перейти к следующей части моего рассказа о московском модерне. В ней я попытаюсь рассказать, как порой бывает трудно определить стиль, в котором построено то, или иное здание. В заключении же этой части познакомлю вас с еще двумя зданиями.

     Усадьба на пересечении Вспольного и Гранатного переулков, 4/24, поразила меня своим изящным декором в стиле северного модерна. Состоит она из двух двухэтажных домов, соединенных одноэтажным переходом. В справочниках об этих зданиях упоминаний я не нашла, а из интернета удалось выяснить, что это городская усадьба некоего А. Зерщикова. Построена она в 1870-ые годы по проекту Василия Гавриловича Залесского в стиле неоклассицизм. !? Либо эта усадьба была построена значительно позже, когда в моду вошел модерн, либо была на рубеже 19-20 веков перестроена.

 

  

      Любуясь цветочным орнаментом усадьбы Зерщикова, я невольно вспомнила похожие орнаменты из совсем  другого места – норвежского города Олесунда. В 1904 году деревянный Олесунд был полностью уничтожен пожаром, и более десяти тысяч человек остались без крова. Город был отстроен в кратчайшие сроки в камне, а проекты для новых зданий были разработаны молодыми норвежскими архитекторами в стиле модерн. Чтобы не быть голословной привожу несколько фотографий декора зданий Олесунда. Правда, похоже?

      Сейчас здания в Гранатном переулке занимает представительство Новосибирской области в Москве.

      И последнее здание, о котором я хочу рассказать в этой части материала о московском модерне, находится в Большом Харитоньевском переулке, 10. Это особняк Назара Федоровича Грибова, текстильного фабриканта, выпускавшего бумажные, шелковые ткани и сукно, владельца торгового дома «Н. Ф. Грибов с сыновьями». Дом построен в 1900 году, а вот кто автор проекта этого дома  — неизвестно. Может быть, это Густав Андреевич (Густав Карл Юлиус Адольфович) Гельрих, который построил неподалеку, на улице Чаплыгина, доходный дом для братьев Грибовых. А может быть, Борис  Михайлович  Великовский, который построил для одного из братьев Грибовых, Владимира Назаровича, элегантный особняк в Хлебном переулке, 15, в неоклассическом стиле.

      В чем единодушны все источники, так это то, что дом построен в стиле модерн. !? В этом доме есть все: карнизы с древнегреческим узором, классические окна и балконы, рустовка первого этажа в стиле неоренессанса, барочные волюты на угловых аттиках… К модерну здесь можно  отнести разве что купола над угловыми эркерами и узор, оформляющий эркер снизу.

     Так что идентификация стиля здания – вещь непростая, да может быть и не очень нужная для дилетанта. Но об этом мы поговорим в следующей части моего рассказа.

 

24.02.2017 

Поделиться в соц. сетях

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *