МОСКОВСКИЙ МОДЕРН-3. МОДЕРН ИЛИ НЕ МОДЕРН?

МОСКОВСКИЙ МОДЕРН. Часть 3. Модерн или не модерн?

     Определить архитектурный стиль здания порой бывает очень непросто. Особенно, если речь идет о дилетантах-любителях, вроде меня. Искусствоведам и другим специалистам в области архитектуры, наверное, не составит большого труда разобраться в тонкостях того или иного стиля. Хотя разночтения по этому вопросу частенько встречаются и у специалистов. И когда в здании обнаруживаются элементы разных архитектурных стилей, говорят об эклектике. Но эклектика – это не просто нагромождение элементов различных стилей. Если имеет место просто нагромождение, то и получается эклектика в негативном смысле этого слова. Для себя я уяснила, что эклектика без оттенка негатива почти всегда имеет в своей основе какой-то один стиль, в который вплетаются, порой очень бережно и талантливо, элементы других.

     Ни один архитектурный стиль не возникает внезапно и не исчезает вдруг и полностью. Какие-то элементы грядущего модного направления возникают несколько раньше всеобщего увлечения этим направлением и остаются после спада интереса к нему. Когда мы говорим о модерне, то его предшественниками были классицизм и русский стиль, существовавший в России наряду с модерном много лет. А сменили модерн неоклассицизм и модернизм (конструктивизм в Советской России). Я хочу показать, как элементы модерна появились в декоре зданий раньше самого модерна, как причудливо сочетались разные стили в период расцвета модерна и как он продолжал проявляться в зданиях после завершения периода расцвета. Я назвала эту часть рассказа «Модерн или не модерн?» У меня нет ответа на этот вопрос. Так что на него предстоит ответить вам. Или просто познакомиться с еще несколькими интересными зданиями Москвы. Начнем.

     На Большой Полянке, 56, расположен одноэтажный особняк, принадлежавший купцу второй гильдии Степану Федоровичу Неокладову. Здание построено в 1862 году, задолго до распространения модерна. Оно представляет собой эклектичную постройку, сочетающую в себе простые формы уходящего классицизма с дизайном фасадов, в котором можно угадать грядущие элементы модерна: форма окон, лепной орнамент карниза под крышей и карнизов над окнами – сандриков.

     В последние несколько лет здание занимал пивной ресторан «Дурдинъ», но после ремонта, проведенного год назад, в нем разместился медицинский центр.

      Вот еще один пример предшественника модерна – комплекс доходных домов Виноградовых на углу Мясницкой улицы, Гусятникова переулка и Чистопрудного бульвара. Участок этот принадлежал купцу Петру Гордеевичу Виноградову. Здесь он построил доходные дома размещенные в виде буквы П: фасад одного выходил на Мясницкую, второго – в Гусятников переулок, а третьего – на Чистопрудный бульвар. Этот дом был построен в конце 1880-ых годов по проекту Бориса Викторовича Фрейденберга. На первом этаже дома размещалась пекарня, булочная и кофейня, на втором – квартиры для сдачи в наем.  После кончины Петра Гордеевича дом перешел во владение его вдовы Анны Ивановны. Статус дома сохранился до сих пор: пекарня и кофейня на первом этаже и квартиры – на втором.

     А что же  с внешним видом здания? Б. В. Фрейдберг был признанным мастером русского стиля, вот и дом Виноградовых по первому впечатлению – здание в русском стиле. Фасад дома украшен лепным орнаментом, напоминающим резьбу по камню. Да, здесь есть поребрики и бегунцы – непременные элементы русского стиля. Но если присмотреться к нему повнимательней, то можно увидеть не типичные для русского стиля элементы. Например, оформление окон лестничных пролетов: сандрики оригинальны и больше подходят для модерна, чем для русского стиля.

      После 1910 года наблюдается спад интереса к модерну и возврат к классическим формам. Но возникающий стиль не просто копирует элементы классицизма – симметричность фасадов, наличие портика и колонн. Фактически получается совершенно новый стиль, который не зря называется неоклассицизмом.

      На Большой Дмитровке, 23 расположен доходный дом М. А. Ливен. В конце 19 века участок на углу Большой Дмитровки и Страстного бульвара принадлежал представителям дворянского рода немецкого происхождении Адельгейм. Братья Адельгейм продают участок с доходным домом на нем Александре Алексеевне Пантелеевой, родственнице жены светлейшего князя Александра Карловича Ливен, Екатерины Панкратьевны, а в в конце первой декады 20 века участок переходит к дочери Александра Карловича и Екатерины Панкратьевны, Марии Александровне. В 1910 году здесь возводится новый доходный дом по проекту Семена Васильевича Баркова. И хотя считается, что эта богато декорированная постройка является воплощением неоклассического стиля, кривизна фасада, вызванная наличием эркеров разной формы, создает впечатление, что перед нами модерн. И все же первый взгляд оказывается обманчивым. Приглядевшись, замечаешь классические элементы: лепнина фасада на античные темы, ионические колонны на балконе пятого этажа, двухэтажная арочная ниша  и необычный вогнутый аттик над центральным эркером. В виньетке над главным входом помещена монограмма владелицы в виде латинской буквы L.

               

              

     А это здание на Малой Дмитровке известно, наверное, всем театралам и не только. Его занимает культовый московский театр Ленком. А построено оно в 1909 году по проекту Иллариона Александровича Иванова-Шица для Московского купеческого клуба. В проекте принимал участие архитектор Вячеслав Константинович Олтаржевский. Иванов-Щиц выработал свой сдержанный венско-греческий стиль. Этот стиль привлекал заказчиков, которые не воспринимали  роскошь раннего модерна в силу традиций или ограниченности средств. Он стал особенно востребован после революции 1905 года, когда в обществе возродился интерес к классике.

      В здании клуба проходили собрания московского купечества, концерты, игрались музыкальные и драматические спектакли. Купеческий клуб посещали не только представители московского купечества, но и деятели культуры, представители аристократических фамилий. После революции в здании разместился политический клуб «Дом анархии», потом Коммунистический университет имени Я. М. Свердлова, кинотеатр «Малая Дмитровка». С 1933 года здание занимает Театр рабочей молодёжи (ТРАМ) — Театр имени Ленинского комсомола — «Ленком».

       И хотя здание купеческого клуба построено еще в период расцвета модерна, фасад здания представляет собой сочетание неоклассицизма и модерна. В целом здание симметрично, но в этой симметрии присутствует и элемент асимметрии: два башнеобразных выступа оформлены по-разному. Между этими башнями расположена галерея с ионическими колоннами – типичный элемент классической архитектуры. А вот лепнина на фасадах выдержана в двух стилях: здесь и классические музы в древнегреческих одеждах, и маскароны с женскими лицами, растительные орнаменты — в стиле модерн.

               

      Но вернемся снова к эпохе заката модерна. Рядом с доходным домом Гринберга в Архангельском переулке, о котором я говорила во второй части своего рассказа (http://www.peshkompomoskve.ru/moscow_modern-2/) находится еще один доходный дом – дом Меркелей. Доходный дом в Архангельском переулке, 7, был построен в 1913 году архитектором Борисом Михайловичем Великовским. Здание вскоре выкупают отец и сын Меркели — Аркадий Яковлевич, потомственный почетный гражданин, сын астраханского промышленника, производившего стройматериалы Якова Андреевича Меркеля, и Юлиан Аркадьевич, имевший свою адвокатскую контору. Помещения дома сдавались в аренду для частных лиц и для организаций. На первом этаже, например, помещение снимали  общество «Евангелическое попечительство о бедных» и председательство Московского Торгового Банка.

       Оба дома внешне похожи, но только на первый взгляд.  Если декор дома Гринберга – типично модерновый, то у дома Меркелей – классический. От модерна в нем осталась только кривизна фасада за счет полукруглых эркеров и балконов пятого этажа, как в доме Ливен. Лепные украшения фасада выполнены на античную тематику.

      Удивительные здания находятся на улице Ильинка, 21-23, о которых тоже можно услышать, что они построены в стиле модерн. На мой взгляд, это – все, что угодно, но не модерн! Здания Северного страхового общества возведены в 1909-1911 годах, как раз в то время, когда рождались новые архитектурные стили. Два корпуса, Западный и Восточный, строились, как конторские, торговые и складские помещения для Страхового общества, образованного в Петербурге в 1872 году и которое переехало в Москву в 1880 году. Общество занималось страхованием от огня движимого и недвижимого имущества, а также товаров, транспортных средств и судов.

      Для того, чтобы понять, почему здания получились такими необычными и ни на что не похожими, посмотрим, кто участвовал в их проектировании.

  • Иван Иванович Рерберг — инженер и архитектор, по его проектам построены Киевский вокзал и Центральный телеграф;
  • Мариан Марианович Перетяткович, в архитектурном творчестве, которого модерн сочетался с мотивами неоклассики, неореннесанса, русского стиля и даже с элементами средневековой архитектуры. Он наряду с другими архитекторами принимал участие в проектировании Музея изящных искусств, Елисеевского магазина и отделке фасадов гостиницы «Метрополь»;
  • Вячеслав Константинович Олтаржевский- крупнейший специалист по высотному строительству, первый главный архитектор Всесоюзной сельскохозяйственной выставки;
  • Илья Александрович Голосов — будущий мэтр конструктивизма.

 

       Вот и получились здания Северного страхового общества из симбиоза будущих и уходящих архитектурных тенденций. Здесь мы видим и скромные лепные украшения в стиле классицизма, и ионические колонны на башне западного корпуса, и часы, похожие на те, что установлены на Киевском вокзале, и намек на будущее высотное строительство, и простоту форм и функциональность будущего конструктивизма.

                   

     Сейчас западный корпус занимает Министерство труда и социальной защиты РФ, а восточный — Администрация Президента.

      Теперь поговорим о неоготике в Москве. Этот стиль считается одним из направлений национальной эклектики, как псевдорусский или неомавританский.  Но порой можно найти и такое определение – направление северного модерна с элементами средневековой стилизации. Мне такое определение нравится больше, т.к. позволяет отнести к этому направлению доходные дома и особняки, которые лишены характерных для неоготики элементов: высоких башен, витражей и розеток. Настоящей неоготикой в Москве, пожалуй, можно считать только католический собор Непорочного зачатия Девы Марии на Малой Грузинской улице, построенный в 1911 году по проекту Фомы Осиповича Богданович-Дворжецкого.

       Что касается гражданских зданий, построенных в эпоху модерна, то все они в той или иной степени являются стилизацией готики или средневековья. Неподражаемым мастером этого направления по праву считается Валентин  Евгеньевич  Дубовский. Он строил в основном доходные дома в собственной манере, несколько суровой, но изящной. По легенде им в соавторстве с другими архитекторами в Москве были построены то ли четыре, то ли семь домов с рыцарями, которые должны были охранять город от всяческих бед. Дома эти были построены в одно и то же время, в 1912 – 1913 годах. Все рыцари получились очень похожими — в одинаковых латах и с одинаковыми мечами в руках. Был ли это определенный заказ, или прихоть мистически настроенного архитектора, есть ли у рыцарей имена — никто не знает.

      Не все дома с рыцарями сохранились, да и были ли они в действительности построены – неизвестно. Здесь я расскажу о двух из них (точно знаю, что есть еще один, на Арбате, но о нем, как и о других постройках Дубовского речь будет в отдельном рассказе).

      В Гусятниковом переулке, 11, находится бывший доходный дом семейства Эпштейн. Эпштейны занимались производством строительных материалов и метизов, а также были владельцами нескольких доходных домов – благо стройматериалы для них были собственного производства. Вот для них Валентин Евгеньевич Дубовский строит доходный «Дом с рыцарем» в Огородной слободе. Фасад здания выполнен строго  и без излишеств. Скульптурный декор этого здания намного выразительней его общей композиции. Над входом расположена большая фигура рыцаря в латах, шлеме, с мечом в руках. Рыцарь размещен на консоли, под балдахином. Капитель тонкой пилястры под эркером четвертого и пятого этажей составляют не листья и завитки, а два согбенных, но улыбающихся гномика в средневековых костюмах, разделенные гербом под дворянской короной. Над входом в готических нишах поселились  ящерицы. Сейчас здание занимают различные офисы, в том числе ФГУП «Ростехинвентаризация — Федеральное БТИ».

           

       Это восточный «Дом с рыцарем», западный находится на Арбате, а южный – на Большой Полянке, 54. Доходный дом московского купца 1-й гильдии Якова Марковича (Маркусовича) Демента построен в также 1912 году по проекту В .Е. Дубовского. Яков Маркович был совладельцем фирмы «Маркус Демент и сын», торговавшей продукцией своего шорно-седельного завода. Вот что пишет о своих предках Назира Гольда Вайберг в альманахе «Еврейская старина», № 2 за 2014 год: «Отец маминого дедушки Якова Марковича Демента, Марк (Маркус) Соломонович Демент, отслужил 25 лет в Николаевской армии и поэтому, хотя и был евреем, имел право поселиться в одной из столиц. Он выбрал Москву… По профессии он был сапожником, в армии постиг ремесло шорника и седельника… Марк Соломонович Демент был очень здоровым и работоспособным человеком. По рассказам его дочери, после целого рабочего дня он становился за верстак и раскраивал кожу всю ночь, чтобы утром раздать накроенное в работу. С 1888 г. он стал купцом 2 гильдии. В 1890 г. он основал шорную фабрику, а 13 ноября 1890 г. – торговый дом «М. Демент и сын». В 90-х годах он, купец 2 гильдии, имел уже значительные средства: фабрику на 190 человек, кожевенный завод, свой выезд… Как я уже писала, Яков Маркович, родившийся в 1866 г, закончил лишь 2 класса реального училища, а затем он стал помогать отцу в работе и уже с детства научился хорошо разбираться в кожах. Отец отправил его в Германию для всестороннего изучения кожевенного дела… После его возвращения в Москву отец с сыном открыли свой кожевенный завод, на котором применялась самая передовая немецкая технология выделки кож и пошива кожевенных изделий…  Будучи одним из крупнейших в России фабрикантов и купцом первой гильдии (с 1897 г.), он был еще и высококультурным человеком…».

          

      Фасад дома Демента на Большой Полянке вызывает ассоциации со средневековьем. Как и в Гусятниковом переулке, дом украшает статуя рыцаря, только на это раз без щита, и расположенная почти под самой крышей, на козырьке центрального эркера. В лепных медальонах на фасаде снова изображены то ли гномики, то ли карлики и ящерицы.   Но есть и отличие. Это скульптуры пантер по краям от боковых эркеров. Так что его по праву можно называть не только домом с рыцарем, но и домом с пантерами.

           

      В наши дни здание сдается в аренду различным фирмам.

      Эклектика, неоклассика, неоготика или модерн с элементами средневековой стилизации – как вам будет угодно – на рубеже 19-20 веков широко применялась и при строительстве особняков.

     На проспекте Мира, 52, расположен комплекс зданий городской усадьбы Баевых. Многочисленное семейство Баевых занималось производством обуви и было известно свои товаром по всей Москве. Иметь жилье в районе Мещанских улиц считалось делом престижным, здесь имели дома Кузнецовы, Перловы и другие известные предприниматели Москвы. Вот и Баевы построили здесь свою усадьбу. Первый дом на красной линии появился в начале 19 века, в середине века он обрастает служебными постройками, а в 1896 году строится второй дом, соединенный с первым переходом. Этот второй дом построен по проекту Владимира Ивановича Чагина. Архитектор постоянно жил в Москве, но строил и в Москве, и в Петербурге. Он являлся приверженцем северного модерна. Для дома Баевых молодой на ту пору архитектор выбрал неоклассический стиль, который прекрасно сочетался со стилем первого дома усадьбы. Но в лепном декоре дома просматривается  влияние модерна.

  

        Сейчас усадьбу Баевых занимает посольство Танзании.

       Если об усадебном доме Баевых, знатоки архитектуры могут сказать, что модерн здесь слега притянут за уши, то в других особняках, о которых я расскажу дальше, мы увидим эклектику или модерн со стилизацией под средневековье в чистом виде.

     В Колпачном переулке, 5, расположен прекрасный образец неоготического стиля тюдоровского направления,  настоящий английский замок с граненой зубчатой башенкой и щипцовыми фигурными завершениями. Это здание городской усадьбы барона А. Л. Кнопа в 1900 году построил архитектор Карл Васильевич (Густавович) Трейман. В ансамбль усадьбы входят также служебные постройки: сторожка, домовая электростанция, выполненные так же в неоготическом стиле. Построен он на участке, который принадлежал основателю династии промышленников Кнопов, барону Людвигу Иоганну (Льву Ивановичу) Кнопу. Иоганн Людвиг уроженец Бремена приехал в Россию из Англии как представитель фирмы по производству паровых машин для текстильных мануфактур и здесь успешно занялся бизнесом. Он покупал в Англии и Германии паровые машины и продавал их российским предпринимателям. За поставку машин Кноп получал не только деньги, но  часто становился пайщиком тех мануфактур, где работали поставленные им машины. Позднее к бизнесу присоединились и сыновья Кнопа, Андреас (Андрей) Львович и Теодор (Федор) Львович. Вот для Андрея Львовича и была построена эта городская усадьба, похожая на замок.

              

     После революции в национализированном особняке в разное время размещались представительство Украинской ССР, затем — Комитет по высшему техническому образованию при ЦИК СССР, потом Московский городской комитет ВЛКСМ. В 1990-е годы была проведена реставрация особняка, и в нём был устроен дом приёмов компании «ЮКОС». Что находится в особняке сейчас – неизвестно, но охраняется он полицией, а вокруг паркуются дорогие автомобили.

     Замечательный особняк расположен на Большой Полянке, 45. Это особняк Новиковых. В конце 19 века участок с домом на Большой Полянке покупает купец второй гильдии Василий Варфоломеевич Новиков. Сфера его коммерческой деятельности заключалась в производстве и продаже бумажных тканей и пряжи для ткацкого производства. Не знаю, как выглядел дом на Полянке, который купил Новиков, но после смерти Новикова-старшего его наследники строят новый особняк. А наследниками были сыновья Василия Варфоломеевича, Алексей и Вячеслав. Алексей успешно продолжил  отцовский бизнес, ему было жаловано потомственное почетное гражданство. А Вячеслав выучился на инженера и всю жизнь проработал в Управлении железных дорог. Вот они-то и заказали в 1900 году архитектору Сергею Михайловичу Гончарову новый дом в стиле модерн. Сергей Николаевич Гончаров — представитель дворянского рода Гончаровых, из которого происходила Наталья Николаевна Гончарова и отец другой знаменитой Натальи Гончаровой, художницы-авангардистки.

      Первоначально проект был выполнен в стиле модерн, но еще до начала строительства, то ли по просьбе заказчиков, то ли по инициативе самого архитектора, любившего готические мотивы, модерн в этом здании был совмещен с элементами неоготики. Так появляются легкие башенки на крыше, мансардное помещение в углу здания с высокой остроконечной крышей, стрельчатые окна второго этажа, украшенные некими подобиями розеток. Но остаются и мотивы модерна: ассиметричность фасада, плавная линия каменного узора ограды центрального балкона, и типично модерновая чугунная ограда.

     В 1915 году дом покупает московская мещанка Клавдия Дмитриевна Свешникова, проживавшая здесь до революции 1917 года, поэтому часто можно увидеть такое названия дома «Особняк А. В. и В. В. Новиковых — К. Д. Свешниковой». Существует мнение, что готические элементы появились в декоре здания именно при Свешниковой, которая заказала перестройку дома Сергею Флегонтовичу Воскресенскому. Не знаю, правда ли это (фотографии этой части улицы 1900-ых годов найти не удалось), но то, что Гончаров строил и другие дома с элементами неоготики, склоняет к мысли, что готические элементы были всё же внесены автором первоначального проекта. С 1918 года в особняке размещается под разными названиями Дом детского творчества.

     А вот еще два особняка эпохи модерна, которые имеют совсем не модерновый вид. Оба они расположены на Пречистинской набережной и являются стилизациями.

      Дом № 33. Особняк архитектора Ивана Алексеевича Мазурина построен по проекту самого Мазурина в 1886 году в стилистике французского ренессанса: двухцветный фасад, напоминающий стены замка или дворца эпохи возрождения, угол дома, оформленный в виде башни, остроконечный купол над ним.  Модерн еще не популярен, в Москве самым распространенным является русский стиль. А тут вдруг стилизация европейского возрождения! Может быть, это был своеобразный архитектурный протест и, в какой-то мере, первая ласточка модерна.

      Сейчас особняк занимает посольство республики Мадагаскар.

      Дом №35. Особняк Александра Александровича Левенсона, того самого Левенсона, который был главой Товарищества скоропечатни А.А.Левенсона, одной из крупнейших российских фирм, специализировавшихся на выпуске литографской продукции. Его типография выпускала как дешёвые народные картинки, так и высококачественные воспроизведения памятников древне-русской письменности и дорогие оформленные в русском стиле юбилейные издания. Для печатного дома Левенсона в Трехпрудном переулке здание построил Федор Шехтель.

     А особняк в стилистике европейского барокко был построен в 1897 году по проекту Константина Гурова, о котором мне ничего не удалось узнать, даже его отчества. Стилизация особняка – нечто среднее между неоренессансом и европейским барокко. В начале 20 века особняк был частично перестроен Шехтелем (http://www.peshkompomoskve.ru/fedor_shehtel/).

      Сейчас в здании располагается резиденция посла Сирии.

     А в конце этой части коротко о самом необычном особняке эпохи расцвета модерна, который на самом деле представляет собой невероятно причудливую эклектику. Коротко, потому что об этом доме будет отдельный рассказ.  Речь идет об особняке Арсения Абрамовича Морозова на Воздвиженке. Арсений Морозов был человеком, мягко говоря, оригинальным, вот и особняк его получился более, чем оригинальным: эклектика со стилизацией в неомавританском стиле. Построено это здание в 1899 году по проекту архитектора Виктора Александровича Мазырина, который был близким другом Арсения Абрамовича.

 

      На этом я заканчиваю рассказ о стилевом разнообразии, царившем в эпоху модерна. И еще раз повторюсь, вам самим придется ответить на вопрос «Модерн это или не модерн?»

     Следующая часть моего рассказа будет посвящена тем зданиям, к которым этот вопрос применим, по большей части, в той же степени. Вас ждет знакомство с интересными зданиями, построенными на рубеже 19 — 20 веков.

01.03.2017

 

Поделиться в соц. сетях

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *