МОСКОВСКИЙ МОДЕРН-4. МОДЕРН ИЛИ НЕ МОДЕРН?

 МОСКОВСКИЙ МОДЕРН. Часть 4. Модерн или не модерн?

     Когда я задумала серию рассказов о московском модерне, то предполагала, что в 5-6 материалах смогу в основном рассказать о наиболее интересных московских зданиях в этом стиле. Но прогулки по Москве убедили меня в том, что эта задача не разрешима. Тогда я решила разделить тему о московском модерне на два больших раздела: доходные дома конца 19 – начала 20 веков и собственно, модерн, в котором рассказываю в основном об особняках и общественных зданиях. Сегодня хочу продолжить знакомство именно с такими московскими зданиями в стиле модерн. И не только. Третий рассказ о московском модерне имеет подзаголовок «Модерн или не модерн». Его можно в полной мере отнести и к предлагаемому материалу. Наверное, более точным было бы название «Архитектура Москвы конца 19 – начала 20 веков». Но я оставила прежнее название. Дома построены в эпоху модерна, но не все они выполнены полностью в его стилистике. Встречаются неоготические и неоклассические особняки, стилизованные в духе итальянского и французского Ренессанса. Но влияние модерна чувствуется во практически всех этих зданиях.

     Среди арбатских переулков затерялся небольшой, но очень красивый особняк с характерным для модерна декором. Его адрес Малый Николопесковский переулок, дом 5. Здание было построено в послепожарный период, в 1819 году в стиле ампир. Тогда им владела некая Н. П. Михайлова. В конце 19 века дом покупает купец Владимир Эдуардович Тальгрен, занимавшийся производством хлопчатобумажной пряжи и канцелярских товаров. Кроме того, Тальгрен сам реализовывал свою продукцию – часть особняка занимал торговый дом «Тальгрен В. Э. и Ко».

      Особняк к концу 19 века значительно обветшал, выглядел немодно, да и внутреннее пространство не соответствовало требованиям нового владельца. Владимир Эдуардович приглашает для перестройки особняка и придания ему современного для того времени вида двух архитекторов – Павла Александровича Заруцкого и Александра Ефимовича Антонова. Благодаря их усилиям заказчик получил в 1901 году комфортабельный жилой дом с помещениями для размещения конторы и самым модным для начала 20 века декором в стиле модерн.

       Несколько слов об архитекторах. Обоим архитекторам к моменту перестройки дома Тальгрена было около 30 лет, оба закончили Московское училище живописи, ваяния и зодчества. Заруцкий участвовал, и небезуспешно, в архитектурных конкурсах, работал помощником Роман Клейна, по его проектам построены дома в Москве, Иваново, Екатеринбурге. Послужной список Антонова значительно скромнее – всего несколько доходных домов построенных «с нуля» и перестроенных. После 1917 года судьба обоих архитекторов неизвестна.

      Что касается декора особняка Тальгрена, то он состоит из типичных элементов, характерных для модерна: женские маскароны, плавные линии орнаментов вокруг них, цветочные композиции то ли из чертополоха, то ли из подсолнухов. На углу здания появилось некое подобие башенки с куполообразной крышей, украшенной цветочным орнаментом.

  

  

        Судьба особняка и его владельца после 1917 года типична. Тальгрен какое-то время работал торговым представителем одной из финляндских фабрик. В 1922 году был объявлен английским шпионом и арестован. Дальнейшая судьба Владимира Эдуардовича неизвестна – он сгинул, как и миллионы других, под жерновами того непростого времени. Особняк в Малом Николопесковском переулке был национализирован и передан в управление МИД. В 1970-ых годах в доме располагалось представительство Организации освобождения Палестины. В начале 2010-ых особняк был тщательно отреставрирован. Он также находится в собственности МИД и, вероятнее всего, в ближайшее время его приспособят под какое-нибудь посольство.

       Совсем рядом в Большом Николопесковском переулке, дом 9 находится особняк Якова Александровича Полякова. Построен он чуть раньше особняка Тальгрнена, в 1898 году, но кроме близкого расположения друг к другу и близкого времени постройки (в случае особняка Тальгрена — перестройки) у этих двух особняков нет ничего общего. Хотя самым модным в то время был стиль модерн, особняк Полякова построен в стиле неоклассицизма, точнее его разновидности неогрек, который станет самым популярным примерно в 1910 году. Построен дом по проекту архитектора Иллариона Александровича Иванова-Шица. Архитектор Иванов-Щиц окончил Петербургский институт гражданских инженеров, где учился на одном курсе со Львом Кекушевым. Илларион Александрович в совершенстве освоил и любимый Кекушевым франко-бельгийский вариант модерна, и венский сецессион, и неоклассический стиль, сформировав свой собственный творческий почерк.

       Илларион Александрович был очень востребованным московским архитектором, по его проектам было построено порядка семидесяти зданий: доходных и частных домов, учебных заведений и промышленных корпусов, больниц и магазинов. Пожалуй, самым известным зданием, построенным по проекту Иванова-Шица, является здание Ленкома, построенное в 1909 году для московского купеческого клуба http://www.peshkompomoskve.ru/moscow_modern-3/

       Но вернемся в Большой Николопесковский переулок. Сначала несколько слов о владельце особняка. Яков Александрович Поляков происходил из богатого купеческого рода. Его дядя Николай Яковлевич и отец Александр Яковлевич владели ткацкими фабриками в Московской губернии, а капитал их Товарищества в начале 20 века составлял порядка 4 миллионов рублей. Яков Александрович получил образование инженера-технолога ткацкого производства и стал директором одной из фабрик Товарищества в районе Красногорска.

       Дом в Москве для своей семьи (женат Поляков был Анне Алексеевне, урожденной Андреевой, родной сестре второй жены Константина Бальмонта, Екатерины Алексеевны) было решено построить в неоклассическом стиле. Решение парадного входа достаточно оригинально — он расположен не по главному фасаду, а на углу здания и оформлен в виде классического портика. Фасады здания украшают лепные фризы в виде греческих узоров, «античные» маскароны, а пилястры между окнами второго этажа отдаленно напоминают древнегреческих кариатид. Чугунная ограда тоже выполнена в «греческом» стиле.

   

       После 1917 года особняк был, естественно, национализирован. В разные годы в нем располагались посольства Польши, Японии, военная миссия Великобритании, а сейчас – резиденция посла Мексики в РФ.

         Особняк по улице Большая Никитская, 56 — поистине жемчужина модерна в столице. Его невозможно не заметить – пышный декор со всеми атрибутами модерна заметны издалека. Владелец особняка – Яков Андреевич Рекк (Jacob Reck), выходец из поволжских немцев. Трудовую деятельность начал рядовым служащим банка, а уже к началу 20 века благодаря своим талантам и упорству стал крупным банкиром и владельцем крупнейшего торгово-строительного бизнеса в Московской губернии.

    Дом на Большой Никитской был построен в 1903 году по проекту архитектора Густава Августовича Гельриха. Оформление фасадов выполнено в стиле франко-бельгийского модерна. Левая часть строения над парадным входом оформлена закругленным эркером и четырехгранным навершием, которое украшено шаровидным металлическим элементом. В центре фасада располагаются классические прямоугольные окна со скругленными верхними углами. На боковых частях здания окна более вычурные: арочные, тройные и термальные (диоклетиановы).

   

     Фасад дома богато украшен лепным декором. Здесь и завитые ленты, и цветочные гирлянды, и маскароны, изображающие львиные морды и головы бородатых сатиров или каких-то других лесных духов. Кованные элементы декора, решетки на окнах полуподвального этажа и ограда, украшены цветочными мотивами.

     

   

      Вскоре после окончания строительства Рекк продает особняк представительнице купеческого рода Морозовых Серафиме Давидовне Красильщиковой. После 1917 года, Серафима Давидовна уехала за границу, а особняк был национализирован и передан наркомату иностранных дел. Сегодня в нем размещается официальная резиденция посла Египта.

     Совсем другой вид у особняка в самом начале Нового Арбата. Стилизованный под готический замок этот особняк был построен в 1900 году архитектором и гражданским инженером Сергеем Филипповичем Федотовым для своей супруги Эмилии. И все-таки несмотря на общий готический вид, включая остроконечную башенку у задней стены здания, в облике здания чувствуется влияние модерна: окна различной формы, сочетание в отделке стен оштукатуренных и покрытых керамической плиткой поверхностей.

       Судьба четы Федотовых после 1917 года не известна. А их особняк в 1923 году вошёл в комплекс роддома № 7 имени Г. Л. Грауэрмана. В нем разместился административный корпус. После присоединения к зданию роддома, особняк Федотовых был перестроен: для связности с четырёхэтажным лечебным корпусом на уровне второго этажа построили крытый переход. Увы, но пристройка исказила внешний вид особняка, закрыв от взора прохожих угловую башню. Теперь со стороны Нового Арбата можно разглядеть только остроконечную крышу башенки со слуховыми окошками.

     

       В 1991 году роддом Г. Л. Грауэрмана был закрыт, а в бывшем особняке сменяя друг друга располагаются различные частные учреждения. В начале 2010-ых один из арендаторов отреставрировал фасады здания.

     Следующий особняк, как говорится, совсем не в тему. Но пройти мимо дома О. В. Козловской на Поварской, 28. стр.3 я просто не могла. Крошечный двухэтажный особнячок построен значительно раньше эпохи модерна, в 1884 году, для известной московской благотворительницы, младшей дочери генерала от инфантерии Викентия Михайловича Козловского, Ольги. Строил его Константин Иванович Андреев. Андреев учился в Московском дворцовом архитектурном училище. В 1858 году получил от Императорской Академии Художеств звание неклассного художника. Работ Андреева сохранилось не много, а самая известная – особняк Козловской.

      Фасад дома выполнен в готическом стиле: стрельчатые окна второго этажа, лепные аркатуры, руст и фигурное обрамление окон первого этажа. И великолепная розетка в арке над сдвоенным окном с полуколоннами. До настоящего времени частично сохранились интерьеры.

      В 1913 году особняк вместе с двором на Поварской покупает адвокат и крупный предприниматель Владимир Карлович Тубенталь. Он и его семья проживали в особняке, а на остальной части двора в том же году построили примыкающий к особняку большой четырехэтажный доходный дом. В 2004 году особняк реконструировали, а доходный дом признали аварийным и на его месте построили элитный жилой дом. Короче, пресловутая лужковская точечная застройка. Но сегодня речь не о ней.

          В особняке Козловской разместилась управляющая компания этого элитного жилья.

      Прекрасный образец городской усадьбы начала 20 века находится на пересечении Хлебного и Малого Ржевского переулков. Принадлежала она Михаилу Аслановичу Тарасову (помните Артема Тарасова? – Артем приходился то ли правнуком, то ли правнучатым племянником Михаилу Аслановичу). Михаил Тарасов происходил из семьи известных армянских купцов из Армавира. Основателем династии считается армавирский предприниматель Аслан Торосян. Он перебрался в Москву, русифицировал свою фамилию, разбогател. Его сыновья и внуки стали удачливыми предпринимателями, которые занимались в основном оптовой торговлей.

       Дом с флигелем по Хлебному переулку построен в 1910 году. Считается, что проект разработал Михаил Фёдорович Гейслер при участии Карла Александровича Грейнерта. У искусствоведов и историков архитектуры нет однозначного мнения о вкладе каждого из архитекторов в проект. Вероятнее всего, проект в основном разработан Грейнертом, а Гейслер, живший, кстати, в Петербурге и владевший строительной фирмой, выступал подрядчиком строительства.

   

     Фасады двухэтажного, частью трёхэтажного с подвалом и антресолями кирпичного главного дома городской усадьбы выполнены в формах неоклассицизма начала 20 века и украшены многочисленными декоративными деталями: вазонами, маскаронами, гирляндами, лепными фризами, фигурками зверей. Но сели внимательно присмотреться к декору, то можно заметить, что модерн где-то рядом: овальные окна третьего этажа, изящный балкон с кованной оградой, как бы стекающие по стене мужские маскароны.

    

     

      Подвал и первый этаж занимала квартира Михаила Тарасова, а второй и третий этажи сдавались некоему господину Беру. До настоящего времени в доме сохранилась оригинальная планировка.

  

   

      После 1917 года в усадьбе разместился «комиссариат по польским делам» в составе народного комиссариата по делам национальностей, потом —  детский дом и, наконец, посольство Бельгии. Сейчас особняк занимает офис компании «UNICORN group».

        Совсем рядом на Поварской, 46 располагается удивительной красоты особняк – усадебный дом Шлосберга. Построен он, или, вернее, перестроен в 1910 году по проекту архитектора Адольфа Ноевича Зелигсона для купца первой гильдии Якова Максимовича Шлосберга (Jakob Schlossberg), владельца фирмы, занимавшейся продажей мануфактурных товаров. «Перестроен», потому что городская усадьба на этом месте существовала с конца 16 века. К началу 20 века она сменила много хозяев, которые перестраивали ее в соответствии с модой и личными предпочтениями. Последним владельцем стал Шлосберг. И для него усадьба в очередной раз была перестроена.

  

      Зелигсон построил здание в стиле неоренессанса, достаточно простое по форме, с рустованными станами и большим количеством лепных украшений. Обращает на себя внимание небольшой «итальянский» балкончик, который выходит в небольшой садик. Садик отделяет от Поварской улицы каменная ограда с балюстрадой из миниатюрных коринфских колонн. Аутентичный фонарь с чугунным кронштейном в виде дракона до сих пор освещает главный вход.

   

   

      Ренессансная стилистика фасадов, конечно, не имеет ничего общего с соседним, особняком Миндовского, который построил Лев Кекушев – признанный мастер раннего франко-бельгийского модерна http://www.peshkompomoskve.ru/lev_kekushev/. И все же модерн есть и в особняке Шлосберга. Сейчас здание занимает официальная резиденция посла ФРГ, и те счастливчики, которым удалось побывать там побывать в рамках Дней исторического и культурного наследия (теоретически это возможно два раза в год – в апреле и в мае; у меня за 19 лет существования проекта не получилось ни разу), отмечают наличие элементов модерна в оформлении интерьеров: парадная лестница двухуровневого холла, каминные решетки, декор зимнего сада. Привожу далее несколько фотографий интерьеров из интернета.

  

        К сожалению, наслаждаться жизнью в своем замечательном особняке Шлосбергу довелось недолго. В начале 1918 года он покинул Россию, а национализированный особняк был передан наркомату иностранных дел: в конце 1920-ых годов здание на Поварской занимала Британская миссия, сегодня, как говорилось ранее, в нем размещается резиденция посла Федеративной Республики Германия в России. Вот такие повороты судьбы: особняк русского предпринимателя с немецкими корнями занимает немецкий посол. Кстати, в 2010-ых годах посольство Германии выделило деньги на проведение капитального ремонта, который был завершен в 2016 году.

       А вот по поводу стиля следующего особняка никаких сомнений быть не может – это модерн в чистом виде. Речь идет об особняке А. Ф. Беляева на Спиридоновке, 11. В 1898 году статский советник, известный на всю Москву врач отоларинголог-фониатр владелец собственной клиники Агапит Федорович Беляев покупает старую дворянскую усадьбу на Спиридоновке у тогдашнего владельца князя Михаила Петровича Волконского. Вскоре старое усадебное здание практически полностью сгорает. Агапит Федорович решает построить новый особняк. Особняк должен был быть удобным и модным одновременно.

   

         Эти пожелания воплотил в своем проекте в 1904 году архитектор Иван Иванович Бони. Бони был швейцарским подданным, но всю жизнь прожил в России, а умер в 1927 году уже в СССР. Время реализации его основных проектов приходится на период с 1900 по 1905 годы – период модерна. Бони задумал здание, как своеобразную пару особняку Рябушинского, построенного Федором Шехтелем http://www.peshkompomoskve.ru/fedor_shehtel/. Объемы дома Беляева, действительно, напоминают особняк Рябушинского. А вот декор явно беднее. Что стало причиной этого – недостаток средств или пожелания заказчика – доподлинно неизвестно. Декор фасадов получился аскетичным, здесь нет мозаичных панно и изящных изогнутых оконных рам, как в особняке Рябушинского, кованные детали достаточно скромные, и только отделка стен кремовой облицовочной плиткой напоминает нам шедевр Шехтеля.

       Удивительно, но особняк сохранил первоначальное остекление. Оно необычное: верх окон выполнен маленькими ячейками с выпуклыми стеклами. Эти стекла создают красивую игру света в комнатах.

     

     После 1918 года особняк был национализирован и передан, как и многие особняки, наркомату иностранных дел. Много лет в нем размещалось посольство Перу, а сегодня — это резиденция посла Южной Кореи.

       Так получилось, что сегодня мы познакомились с особняками в районе Арбата, а закончить свой рассказ о московском модерне и не только, хочу зданием, которое расположено на Кузнецком мосту. Причем это не особняк. По адресу Кузнецкий мост, 14 расположено историческое торговое здание – здание меховой фирмы Алексея Михайловича Михайлова.

        Проследить историю места можно с 17 века. Владельцы участка менялись, менялись строения на нем, пока в 1883 году участок, принадлежавший одному из сыновей генерала Ермолова – Северу Алексеевичу, сначала арендовал, а затем приобрёл купец первой гильдии, меховщик А. М. Михайлов. Кстати, несколько слов об Алексее Петровиче Ермолове. Официально он никогда не был женат, но находясь на Кавказе, Ермолов прижил четырех сыновей и дочь от местных девушек. Сыновья получили от Александра II права законных детей и стали после смерти Алексея Петровича его наследниками. Наследство включало помимо всего прочего и земельный участок с домом на Кузнецком мосту.

       По заказу Михайлова архитектором Василием Васильевичем Барковым в 1889 году в глубине участка было построено четырёхэтажное здание для фабрики меховых изделий. Кстати, эта фабрика была единственным промышленным предприятием на Кузнецком Мосту и продолжала работать в советское время.

       Здание, выходящее фасадом на Кузнецкий Мост, было построено в 1903 году архитектором Адольфом Эрнестовичем Эрихсоном для магазина «Сибирского торгового дома Русско-Американских мехов Михайлова». Магазин был поистине грандиозным для того времени. В нем были предусмотрены холодильники в подвале для хранения мехов, примерочные, мастерские по подгонке моделей, специальные помещения для просмотров-дефиле. И все помещения магазина были прекрасно освещены благодаря огромным окнам. Именно окна являются основой композиции фасада. В начале 20 века междуэтажные тяги были заполнены рекламными надписями, выполненными из смальты. После недавних реставрационных работ одна из надписей была восстановлена.

   

        Некоторые элементы декора фасада со временем были утрачены, но те, что сохранились: лепнина, чугунные детали – просто великолепны. Нижний этаж облицован красным гранитом и украшен колоннами тосканского ордена из лабрадора. Окрашенные в терракотовый цвет колонны украшают и четвертый этаж. В 1907 году Эрихсон надстраивает пятый этаж для конторских помещений.

   

       Начинавший свою трудовую деятельность мальчиком в чужом магазине, Алексей Михайлович Михайлов к концу жизни стал одним из богатейших предпринимателей не только в Москве, но и во всей Российской империи. Умирая в 1916 году, Михайлов по духовному завещанию оставил около 400 тысяч рублей на создание школы скорняжного и красильного дела, на стипендии в Московском Мещанском училище, а Обществу купеческих приказчиков — 25 тысяч рублей. На благотворительные цели Михайлов завещал 200 тысяч рублей.

        После 1917 года меховая фабрика продолжала работать, а в середине 1940-ых годов в здании бывшего магазина Михайлова разместился «Общесоюзный дом моделей одежды», который в 1980-ых годах стал называть Дом моделей «Кузнецкий мост». В 2002 году Дом моделей прекратил свое существование: сотрудники были уволены, а здание перешло группе по продаже торгового оборудования МДМ. В 2003 году здание выкупила компания «Подиум», специализирующая на продажах модной элитной одежды, и открыла в нем магазин такой одежды.

        В современной иллюминированной вечерней Москве здание бывшего магазина «Сибирского торгового дома Русско-Американских мехов Михайлова» и бывшего Дома моделей на Кузнецком выглядит вот так.

  

      В столице еще много усадеб и общественных зданий, в стиле модерн. С ними мы познакомимся в следующих публикациях.

24.11.2019

 

 

 

Поделиться в соц. сетях

0

Комментарии

МОСКОВСКИЙ МОДЕРН-4. МОДЕРН ИЛИ НЕ МОДЕРН? — 2 комментария

  1. Спасибо. Очень интересно и красиво. Особенно. если 10 лет водила экскурсии по Москве с привлечением многих упомянутых зданий.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *