МОСКОВСКИЙ МОДЕРН-5

МОСКОВСКИЙ МОДЕРН. Часть 5.

      Москва – удивительный город. Иногда идешь по улице, а на ней — что ни дом, то архитектурный шедевр. Иногда прочитаешь о каком-нибудь памятнике или здании, а найти его на местности оказывается не так просто. А иногда идешь по улице с самыми обычными ничем не примечательными домами, и вдруг – перед тобой оказывается такой замечательный дом, что просто глаз не отвести. А ты об этом доме вообще ничего не знаешь. Так случилось со мной, когда я, собирая фотоматериал о Баженове, приехала на Гончарную улицу, чтобы сфотографировать усадьбу Тимофея Ивановича Тутолмина, главный дом которой построен по проекту Василия Ивановича. Совершенно случайно свернула в Рюмин переулок, а там – дом в стиле модерн с мозаиками необыкновенной красоты. Именно с него хочу начать сегодняшний рассказ о московском модерне.

       Рюмин переулок, 2, особняк потомственного почетного гражданина Москвы, Дмитрия Федоровича Беляева. С конца 18 века участок принадлежал дворянскому роду Рюминых, по фамилии которых и был назван переулок. В начале 20 века его покупает Дмитрий Федорович Беляев. Беляев был успешным предпринимателем, он занимался торговлей галантерейными товарами. В 1903 году Дмитрий Федорович решил перестроить старый дом Рюминых и оформить его в модном стиле модерн. Для работ Беляев пригасил архитектора Александра Антоновича Галецкого. Галецкий окончил Московское училище живописи, ваяния и зодчества, потом учился в Высшем художественном училище при Императорской Академии художеств, которое окончил с серебряной медалью и званием художника-архитектора. В начале своей архитекторской карьеры работал помощником Федора Осиповича Шехтеля. Шехтелевская рука чувствуется и в оформлении особняка Беляева.

 

       Фасад двухэтажного дома облицован серо-зелёной керамической плиткой кабанчик. Этажи разделяет оштукатуренная тяга. Центральный ризалит увенчан сплошным аттиком. Яркий лепной фриз состоящий из цветочных гирлянд и женских маскаронов (Лорелей) опоясывает все здание под козырьком крыши. Вход со стороны Рюмина переулка украшен навесным металлическим козырьком и оригинальной формы колоннами, в которых были спрятаны водосточные трубы. Фасад со стороны двора (в начале 20 века там был сад) украшает мозаичное панно «Маки на закате» в изогнутой полуэллиптической рамке, которое кому-то может напомнить шехтелевские мозаики в декоре дома Рябушинского. Только у Шехтеля – это не маки, а орхидеи. В доме Беляева есть и другие цветы – кованными цветами ирисов украшен балкон второго этажа. Необычна оригинальная кованная ограда, в переплетениях которой при желании можно рассмотреть расползающихся змей. Есть версия, что Галецкий использовал для оформления ограды неизвестный рисунок Шехтеля. В интерьере здания сохранилась оригинальная лепнина потолков и некоторые другие декоративные элементы.

 

  

  

          После 1917 года особняк был национализирован. В 30-ые годы его занимал районный ЗАГС, после войны в особняке жил маршал Рокоссовский, потом в здании размещались различные конторы. Судя по фотографиям особняк Беляева был отреставрирован в начале 21 века. Правда, не обошлось без потерь: не восстановлены кованные деревца, увитые виноградной лозой, которые поддерживали козырек входа и которые были утрачены в 1970-ых годах. Не восстановили и балюстраду над эркером, утрачены оригинальные ворота и калитка в саду.

   

        Небольшой и очень нарядный особняк в Померанцевом переулке, 6, строение 1 построен в 1909 году для Николая Николаевича Медынцева. Николай Николаевич происходил из крестьян Калужской губернии. Он был состоятельным человеком, занимался торговлей различными товарами, владел доходными домами в Москве. А еще Медынцев был страстным коллекционером. Он собирал предметы декоративно-прикладного искусства: фарфор, мебель, картины. И дом в Померанцевом переулке был изначально предназначен не столько для жилья, сколько для размещения богатой коллекции Медынцева. Несколько владений в Померанцевом переулке принадлежало семейству Трубецких. В 1907 году одно из них покупает Николай Николаевич и приглашает для строительства особняка известного московского архитектора Флегонта Флегонтовича Воскресенского. Воскресенский окончил МУЖВЗ, получив по окончании звание классного художника архитектуры. Он имел обширную практику в Москве: по его проектам были построены и перестроены частные дома москвичей, построено порядка десяти доходных домов. С 1910 года Воскресенский работал штатным архитектором Страхового общества «Россия».

          Особняк Медынцева построен в традициях модерна. Среди искусствоведов существует мнение, что по заказу Николая Николаевича Воскресенский постарался приблизить декор особняка к декору доходного дома в Париже, который был построен в 1903 году по проекту архитектора Шарля Клейна. Был ли такой заказ доподлинно не известно, но вполне вероятно: у Медынцева В Париже именно в этом доме была квартира.

  

   Асимметричный двух-, частично трехэтажный дом, кажется имеет на фасадах все элементы декора, характерные для модерна: разнообразные по форме окна с сандриками на первом этаже, небольшие декоративные пилястры, лепные панно с изображением любимого в эпоху модерна чертополоха, темно-бирюзовый майоликовый фриз над окнами второго этажа. Над карнизом эркера расположена фигурная балюстрада, а волнообразный аттик с картушем также обрамлен ветвями и соцветиями чертополоха. Здание украшают и металлические детали: ограждения на крыше, металлические флагодержатели по сторонам парадного входа, легкая решетчатая ограда с рисунком в стиле модерн. Сначала дом Медынцева был выкрашен в бирюзовый цвет, а затем его перекрасили в песочный.

 

  

            Но главным украшением фасада является яркое мозаичное панно над аркой входа. На нем архитектор поместил чайные розы и слегка тронутые осенним золотом листья. Такие же панно с розами только меньшего размера расположены над боковыми стрельчатыми окнами главного входа.

    

        В 1917 году особняк Медынцева был национализирован, судьба владельца после революции неизвестна. Какое-то время в особняке размещался «Четвертый Пролетарский музей», в котором выставлялось собрание самого же Медынцева. Потом его по очереди занимали миссия Нансена — «Международный комитет помощи голодающим России», французское посольство, Институт мозга, квартира председателя Совета Министров СССР Г. М. Маленкова, резиденция посла Кубы, посольство Гвинеи. Что находится в особняке сейчас неизвестно. По крайней мере никаких табличек, кроме той, что говорит о том, что это объект культурного наследия регионального значения, на доме нет.

         Не все здания эпохи модерна имели такой богатый декор. Все зависело от предпочтений заказчика и архитектора. Особняк Николая Ивановича Казакова в Староконюшенном переулке, 23 оформлен намного скромнее, чем те, что описаны ранее.

 

          Усадьба в Староконюшенном переулке известна со второй половины 18 века и к концу 19 века сменила много владельцев. После пожара 1812 года тогдашние хозяева восстановили постройки усадьбы в дереве. В 1868–1887 годах усадьбой владел надворный советник А. Г. Арбузовов, который построил на участке двухэтажное деревянное на каменном фундаменте здание. С тех пор и до момента покупки участка Кузнецовым ни каких изменений на нем не было. Потомственный почётный гражданин купец первой гильдии Николай Иванович Казаков вместе со своим отцом Иваном Ивановичем были известными московскими чаеторговцами. К моменту покупки усадьбы Николай Иванович стал уже самостоятельным хозяином со своим капиталом.

       Купив усадьбу в 1898 году Казаков решает снести все постройки, кроме флигеля, построенного прежним владельцем Арбузовым (это здание существует до сих пор). Проект новой усадьбы был заказан архитектору Карлу Карловичу Гиппиусу. Карл Карлович учился в МУЖВЗ, которое окончил с Большой серебряной медалью и званием классного художника-архитектора. В начале карьеры работал на фирме Романа Клейна, позднее занимал пост штатного участкового архитектора при Московской городской управе. С первых лет архитектурной деятельности Гиппиус вошёл в круг подрядчиков московских династий купцов Бахрушиных и Перловых. Первая и наиболее известная работа Гиппиуса — проект «китайских» фасада и отделки чайного магазина Перлова на Мясницкой улице, которая была выполнена ещё под руководством Клейна в 1896 году http://www.peshkompomoskve.ru/roman_clein_1/. Возможно, именно Сергей Васильевич Перлов, который был родственником Казакова, и посоветовал Николаю Ивановичу привлечь к строительству молодого архитектора.

         Гиппиус построил двухэтажный особняк в стиле франко-бельгийского модерна «ар нуво». Фасад дома оформлен просто, но изысканно – горизонтальный руст, выразительные наличники окон, лепные цветочные детали фриза и маскароны в виде изящных женских головок — Лорелей. Фасад дома симметричен, что не очень характерно для модерна. Дело в том, что в доме были предусмотрены две квартиры: одна для семьи Казаковых, а вторая – для сдачи в наем. Обе квартиры имеют свои собственные входы, которые расположены в центре фасада. Именно вокруг входов сформировано главное декоративное пространство. Центр фасада выделен ложным эркером с полукруглой нишей, украшен изысканной лепной композицией, центром которой является женский маскарон в обрамлении гирлянд из плодов, цветов и листьев. Ниже лепную композицию дополняют две змеи (популярный мотив модерна, благодаря возможности придать композиции плавность линий) и цветок ириса со стеблем и листьями. Над входными дверями расположены металлические козырьки с кованными кронштейнами, украшенные растительным орнаментом.

   

        В феврале 1917 года усадьба была продана нидерландской подданной Эмилии Конрадовне Пельтцер, супруге врача Фридриха Оскаровича Пельтцера. С 1918 года в дом стали подселять жильцов, в том числе приезжавших в Москву командировочных. В 1920 году семья Пельтцер уехала в Голландию, а владение было национализировано и передано Комиссариату иностранных дел: с 1025 года здесь размещалась датская миссия, а с 1950-ых годов усадьбу занимает посольство Канады.

        До нашего времени сохранилась большая часть изящного внутреннего убранства: потолочная лепнина, оформленная в традициях франко-бельгийского модерна, филенчатые двери, аутентичный наборный паркет и лестничные ограждения с орнаментом, стилизованным под чертополох. На здании установлена мемориальная доска, надпись на которой гласит, что реставрация здания проведена в 1998 году правительством Канады и Российской Федерации.

          Гиппиус, будучи практически «домашним» архитектором Бахрушиных, перестраивает в 1896 году особняк для Константина Петровича Бахрушина на Новокузнецкой улице, 27/6. Константин Петрович был младшим сыном купца первой гильдии Петра Алексеевича Бахрушина, одного из владельцев Товарищества кожевенной и суконной мануфактур «Алексея Бахрушина и сыновей». Константин Петрович окончил частный пансион Репмана. Работу в семейной фирме совмещал с активной общественной и благотворительной деятельностью. Он много лет был гласным Московской городской думы, членом всевозможных обществ и правлений. В делах благотворительности ему активно помогала супруга Наталья Петровна, урожденная Смирнова.

 

        Бахрушин приобрел этот послепожарный дом на Новокузнецкой у почетной гражданки А. А. Еремеевой. Естественно, послепожарное строение было выполнено в стиле классицизм. Гиппиус сохранил общий классический облик дома, украсив фронтоны богатой лепниной, установив на крыше и на балконе над главным входом декоративные вазоны, которые больше подходят даже не классицизму, а барокко. В результате получился дом в стиле эклектики. Не обошлось здесь и без элементов модерна. Кованные цветочные композиции на угловых аттиках явно позаимствованы из модерна. Перед домом был большой палисадник с цветником. Внутренняя отделка по великолепию не уступала внешней: мраморная лестница, пышная лепнина, камины.

      С приходом к власти большевиков владельцы дома были выселены, а сам особняк национализирован. С 1933 года и до настоящего времени в усадьбе размещаются Замоскворецкая и Таганская Межрайонная прокуратура.

          Первая комплексная реставрация в особняке Бахрушина проходила в первой половине 1970-ых годов специалистами Всесоюзного производственного научно-реставрационного комбината (ВПНРК) под руководством архитектора-реставратора Льва Артуровича Давида. В 1980-ых годах в здании проходили ремонтно-реставрационные работы, которые проводило В/О «Союзреставрация». Благодаря этим работам и бережному отношению прокуроров, дом Бахрушина сохранил не только внешний вид, но и интерьеры.

         И снова эклектика. Гороховский переулок, 14, дом некоего С. К. Морозова. Построен в 1901 году по проекту архитектора Н. Д. Бутусова. К сожалению, сведений о владельце и архитекторе найти не удалось ни в печатных источниках, ни на просторах интернета. Известно, что Морозов был разбогатевшим крестьянином, что касается архитектора, то даже на сайте «Культурное наследие. Памятники архитектуры Москвы и области» http://www.mosculture.ru/architector/butusov-n-d/  приводятся только инициалы архитектора и скудные сведения о двух его работах.

          Как бы там ни было, но вероятнее всего по желанию заказчика архитектор создал проект, внешне создающий иллюзию постройки в стиле классицизм. Двухэтажное здание имеет простой кубический объем. Первый этаж рустованный, его отделяет от второго лепной фриз. На втором этаже главного фасада архитектор разместил два больших эркерных окна. Окна обрамлены колоннами коринфского ордера из белого камня. Венчают колонны большие треугольные фронтоны, которые выступают за границы поверхности стены и образуют два украшенных лепниной аттика.

          Все это очень похоже на классику. Но посмотрим более внимательно на детали. Фриз между этажами составлен не из классических листьев аканта и лавра, а из цветов подснежника. Над окнами главного фасада между коринфскими колоннами архитектор поместил женские макароны, волосы которых сплетаются с цветами. На крыльцо боковом фасаде украшено навесом с кованными кронштейнами также в виде цветов. Все это, бесспорно, элементы декора в стиле модерн.

  

        Перед началом Первой мировой войны дом приобрел брат Константина Петровича Бахрушина Николай. Николай Бахрушин был потомственным почётным гражданином, выборным Московского биржевого общества, директором правления Товарищества кожевенной и суконной мануфактур «Алексея Бахрушина и сыновей», членом совета Московского купеческого банка, директором правления товарищества «Сталь», попечителем Александро-Мариинского Замоскворецкого училища, одним из основателей Торгово-Промышленной партии. К тому времени Николай Петрович овдовел, потеряв горячо любимую жену Любовь Сергеевну, урожденную Перлову. В особняк в Гороховском переулке Бахрушин переехал с младшими детьми и семьей старшей замужней дочери. Слева к основному зданию примыкал еще один двухэтажный дом, где был приемный кабинет зятя, Николая Федоровича Пупышева, врача и владельца санатория «Надеждино» в Фирсановке. Во дворе владения были все необходимые хозяйственные постройки: птичник, гараж, конюшня, сеновал, прачечная. За двором располагался сад с прудом и беседкой.

      После 1917 года было все, как всегда – выселение владельцев, национализация, размещение в особняке различных контор. Много лет в здании располагается редакция журнала «Международная жизнь».

      Следующий адрес московского модерна – Большая Бронная, 10. В 1870-ые годы три владения между Тверским бульваром и Большой Бронной купил банкир Лазарь Соломонович Поляков. На одном из участков, который раньше представлял собой усадьбу Волконских-Осташевского, были построены доходные дома, а в 1913 году на небольшом свободном пространстве был построен небольшой дом по проекту архитектора Бориса Михайловича (Боруха Ехиелевича) Великовского.

         К сожалению, с владельцем дома получилась полная неразбериха. В печатных изданиях о доме на Большой Бронной мне ничего разыскать не удалось, а интернет источники выдают самую противоречивую информацию. Дом называют то особняком баронов Поляковых, то владельцем называют внука Лазаря Соломоновича Михаила, то «железнодорожного короля» Самуила Соломоновича Полякова. Судьба Лазаря Соломоновича тоже преподносится по-разному: то он стал банкиром после того, как заработал много денег на железнодорожном строительстве, то обанкротился в 1913 году (но при этом построил особняк) и умер в 1914 году, то уехал в этом же году в США.  На мой взгляд наиболее достоверная информация о Поляковых приведена на сайте http://www.rzd-expo.ru/history/biography/Polyakov/. Привожу цитату из материала о Самуиле Соломоновиче.

        «Он родился в 1837 в семье еврейского купца 1-й гильдии Соломона Лазаревича Полякова, который занимался винным откупом (торговал водкой). Семья жила в местечке Дубровня Могилёвской губернии. Воспитание и образование Самуил и его братья Яков и Лазарь получили традиционное, как это было принято в небогатых провинциальных семьях евреев.

     Знаковым событием для братьев был принятый императором Александром II закон, разрешающий отдельным категориям еврейского населения, в частности предпринимателям, селиться вне черты оседлости. Первым из братьев этим правом воспользовался средний – Самуил. Он начинает свою предпринимательскую деятельность мелким винным откупщиком, затем берется за подряды по перевозке материалов на строительство шоссейных дорог».

          Думаю, что история этого особняка требует тщательного исследования архивных данных. А эта работа под силу специалистам москвоведам и историкам.

         Мало информации и об архитекторе – он был мастером предреволюционной неоклассики, а в 1920-ые годы увлекся идеями конструктивизма.

      Что касается особняка, то этот небольшой дом с башенкой построен в стиле неоклассицизма с элементами модерна, который к моменту строительства уже вышел из моды. Плоскости фасадов украшены разнообразными выступами-эркерами, что придает композиции динамичность, пришедшую из эпохи модерна. Декора на фасадах мало, можно отметить лепнину аттика с пухлыми ангелочками в окружении фруктовых гирлянд. Ангелочки поддерживают картуш, на котором раньше был изображен герб Поляковых.

 

        Много лет в особняке размещался детский сад. Сейчас помещения в доме по Большой Бронной сдаются под офисы.

         Не менее запутана история владельцев особняка, расположенного на Малой Никитской улице, 18. Построен он в 1899 году по проекту знаменитого московского архитектора Адольфа Эрнестовича (Адольф Вильгельм) Эрихсона. Эрихсон происходил из купеческой семьи выходцев из Швеции. Окончил МУЖВЗ со званием классного художника архитектуры, стажировался за границей, где изучал архитектуру североевропейских стран. В Москве по его проектам построено порядка семидесяти объектов: особняков, доходных домов, общественных зданий.

 

         Что касается владельца особняка на Малой Никитской, то его имя осталось для меня загадкой: то ли это был некто А. К. Ферстер (ни имя, ни род занятий, ни даже пол этого человека в литературе и интернете мне так и не удалось отыскать), то ли предприниматель, владелец с 1916 года Московского электромеханического завода, Лев Александрович Михельсон. Побывав совсем недавно на экскурсии в особняке Леман, который расположен на параллельной улице – Гранатном переулке и построен также Эрихсоном, услышала от гида еще одну версию. Участок между Малой Никитской и Гранатным переулком был в свое время приобретен почетным гражданином Робертом-Нильсом Карлом Леманом. В 1896 году Эрихсон построил особняк для Лемана, который был записан на его супругу Анну-Луизу. Дом по Малой Никитской был построен в качестве флигеля или гостевого, а позднее продан некой Анне Ферстер, которая была то ли подругой, то ли родственницей Анны-Луизы. Участок тоже был разделен на две части. Анна Ферстер вскоре продала его Михельсону. Вот такая история.

  

          Одноэтажный особняк, построенный в период раннего модерна, вряд ли можно считать принадлежащим этому стилю. Скорее декор здания следует отнести к неоклассике. Но она придет на смену модерну более чем через десять лет. Вот такой архитектурный парадокс. Вытянутый за небольшим палисадником одноэтажный фасад с двумя выступающими ризалитами украшен лепниной в стиле классицизма: крылатые кони с туловищем змеи, львиные маскароны, факелы, лавровые венки. Разве только женские маскароны, венчающие капители, которые украшают некоторые рамы угловых окон, имеют более нежные очертания, характерные для модерна. Вероятнее всего такой декор был обусловлен пожеланиями заказчиков, кем бы они ни были.

 

 

  

           После 1917 года национализированный особняк был передан Наркомату иностранных дел. С 1960-ых годов по настоящее время в этом особняке располагается посольство Лаосской Народно-Демократической Республики.

        Модерн на рубеже веков проник во все сферы искусства и архитектуры. В этом стиле строили, естественно, не только особняки, но и другие здания – доходные дома, о которых я рассказываю в отдельных материалах, и общественные здания.

 

       Вот, например, бывшее здание Московской сберегательной кассы в Рахмановском переулке, 3, строение 1. Трехэтажное П-образное в плане здание построено в 1907 году по проекту Иллариона Александровича Иванова-Шица. Декор фасадов выдержан в традициях венского модерна. Среди декоративных элементов выделяются типичные для этого стиля женские маскароны, рельефная тяга с цветочным орнаментом, кованная ограда с характерными завитками.

  

  

 

          В советское время в здании располагалось Министерство здравоохранения СССР, потом Минздравсоцразвития РФ, а сейчас Министерство здравоохранения РФ.

        В Староконюшенном переулке, 18 до сих пор стоит одно из самых старых школьных зданий Москвы. Вернее, школа здесь разместилась при советской власти, а строилось это здание как гимназия – знаменитая Медведниковская мужская гимназия. Построена она на средства иркутского купца Ивана Логгиновича Медведникова, который в 1850-ые годы перебрался в Москву и всю жизнь вел широкую благотворительную деятельность. После смерти Ивана Логгиновича дело благотворительности продолжила его вдова Александра Ксенофонтовна, а после ее кончины все состояние в несколько миллионов рублей было завещано на благотворительные цели.  Часть этих денег душеприказчики передали Министерству народного просвещения для учреждения в Москве средней общеобразовательной школы (гимназии) нового типа. Гимназия была учреждена в 1901 году и получила имя благотворителей. Сначала она занимала помещение на Поварской улице, а здание в Староконюшенном переулке было построено в 1903 году по проекту архитектора Ивана Сергеевича Кузнецова.

           Иван Сергеевич был выходцем из семьи рабочего, а вернее крестьянина-каменщика. С детства он много работал на стройках вместе с отцом. В 1889 году Кузнецов окончил МУЖВЗ с Большой серебряной медалью, дававшей право на производство строительных работ, и Императорскую Академию художеств, стажировался за границей, после чего получил звание архитектора-художника. Архитекторскую карьеру начал помощником у учителя Федора Шехтеля Константина Викторовича Терского, потом служил помощником у самого Шехтеля. Кузнецов работал в различных стилях: модерн, неоклассика, русский стиль, был признанным мастером промышленной архитектуры. Он был чрезвычайно плодовитым архитектором, к настоящему времени только в Москве сохранилось более 70-ти объектов, построенных по его проектам: особняки и усадьбы, загородные дома и дачи, доходные дома и административные здания, благотворительные учреждения и храмы, памятники и учебные заведения.

  

        Проект гимназии И. С. Кузнецова включал просторные залы и коридоры с высокими потолками, эффективную вентиляционную систему, большой гимнастический зал, лабораторные помещения, т.к. программа гимназии предполагала расширение преподавания естественных наук взамен мертвых языков, просторную столовую, где гимназисты получали горячие обеды.  В гимназии было использовано уникальное для тех лет оборудование: шинели гимназистов просушивались и подогревались в раздевалке специальными воздушными сушилками. Для гимназии была заказана специально сконструированная школьная мебель, оборудованы мастерские. Прежде чем стать гимназистами, мальчики обучались в подготовительных классах при гимназии.

  

          С архитектурной точки зрения здание в Староконюшенном переулке представляет собой прекрасный образец рационального модерна: большие окна на правой стороне фасада со сложными рамами, вертикальные керамические вставки из темно-зеленой майоликовой плитки, небольшое количество лепных украшений. В правом верхнем углу фасада расположен картуш с датой основания гимназии – 1901.

          В советское время здание занимала средняя школа под разными номерами (с 1933 года — № 59), потом гимназия № 1529.  С 2017 года здание закрыто на капитальный ремонт.

       Общественные здания в стиле модерн часто строились с минимальным количеством декоративных элементов, в стиле, так называемого рационального модерна. Как, например, доходный дом доктора Н. М. Кишкина с помещениями для водо- и электролечебницы на Большой Молчановке, 12, строение 1. Скромность отделки фасадов обусловлена также и временем строительства. Дом построен в 1910 году, когда пышный модерн почти вышел из моды. Автором проекта был Карл Александрович Грейнерт. Карл Александрович родился в Петербурге, там же окончил Императорскую Академию художеств с присвоением звания классного художника-архитектора. С 1900 года архитектор живет и работает в Москве. Здесь им построено порядка десяти зданий, одно из которых – доходный дом с лечебницей доктора Кишкина.

          Николай Михайлович Кишкин – очень интересная личность. Он окончил медицинский факультет Московского университета, своей медицинской специальностью Кишкин выбрал физиотерапию. На рубеже веков эта область клинической медицины, которая изучала и использовала действие естественных и искусственно созданных природных факторов на организм человека, только начинала развиваться. Николай Михайлович считал физиотерапевтические методы лечения не менее действенные, чем лекарства или хирургические вмешательства. Большую роль в лечении и реабилитации больных Кишкин отводил санаторно-курортному лечению.

      Доктор Кишкин активно участвовал в либеральном общественном движении, принадлежал к левому крылу кадетской партии. При Временном правительстве руководил подготовкой к муниципальным выборам, которые состоялись летом 1917 года. За свою политическую деятельность несколько раз арестовывался большевиками, сидел в тюрьме, отбывал ссылку в Вологде. В конце 1920-ых был лишен пенсии новыми властями, оставшиеся десять лет жизни провел практически в нищете.

          Но все это будет потом. А в 1910 году Николай Михайлович – успешный врач и активный политик. Он решает построить в центре Москвы небольшой доходный дом с водолечебницей. На первом этаже дома располагались приемная и врачебные кабинеты, где пациенты проходили водные и электропроцедуры, на верхних этажах – квартиры для сдачи в наем. Жили в них и москвичи, и приехавшие на лечение пациенты из других городов. Так что в определенном смысле это здание можно назвать санаторием.

  

         Фасады дома на Большой Молчановке облицованы керамической плиткой кабанчик, на втором этаже равномерно расположено шесть эркеров, лестница над главным входом снаружи подчеркнута скругленным ризалитом. Вот, пожалуй, и все элементы декора, которые можно отнести к модерну. Лепные и кованные детали сдержанные и скорее характерны для неоклассицизма.

          Сейчас помещения в здании сдаются под офисы: банк, юридическая консультация, курсы иностранных языков.

       Во втором десятилетии 20 века на смену модерну повсеместно стал приходить неоклассицизм. Часто здания сохраняли черты модерна, а часто строились в стиле эклектики, когда в одном доме можно разглядеть черты разных стилей. На то она и эклектика! Это художественное направление ориентировано на использование в одном сооружении различных форм искусства прошлого в любых, порой самых причудливых, сочетания. И появляется эклектика обычно в периоды смены художественных стилей.

          Ярким примером эклектики является здание на Пушечной улице, 4, строение 2. На фасаде есть и классические каннелированные ионические пилястры, и барочная лепнина в виде фруктовых гирлянд, пухлых ангелочков и лепного картуша с вензелем над входом, и сложной формы окна, более характерные для модерна, одно из которых (огромное окно над входом) оформлено стеклами с вытравленными узорами. Речь идет о здании бывшего ресторана «Альпийская роза».

           Каменные постройки появились на этом месте в конце 18 века. Владение меняло хозяев, а здания занимали то типография, то магазин посуды и хрусталя фабрик Гарднера и Мальцова, то другие магазины. В 1880-ых годах владение было разделено на две части наследниками последнего владельца, генерала А. В. Аргамакова. К началу 20 века владение на Пушечной улице, которое включало в себя и здание со знаменитым фешенебельным немецким рестораном «Альпенрозе» («Альпийская роза») принадлежало Ольге Александровне Туркестановой-Аргамаковой.

        В 1901—1902 годах на месте старых построек была возведена новая четырёхэтажная гостиница «Альпийская роза» по проекту Анатолия Александровича Остроградского http://www.peshkompomoskve.ru/moscow_modern_dohodnye_doma-4/. В 1910 году ресторан и расположенную рядом гостиницу выкупил почетный гражданин и купец 1-ой гильдии А. А. Михайлов. В 1911—1912 годах он решил построить новое здание для популярного ресторана. Проект был выполнен гражданским инженером Павлом Павловичем Висневским при участии Александра Александровича Веснина, который работал в это время в строительной конторе Висневского.

           Интерьеры ресторана также были эклектичны: общий зал в стиле барокко, вестибюль в стеле итальянского возрождения, кабинеты в стиле ампир… К сожалению, до наших дней они не сохранились.  После 1917 года в здании размещались различные учреждения. С 1935 года здание бывшего ресторана «Альпийская роза» стало «Московским городским домом учителя». В годы войны помещения занимали различные ведомства, а с 1954 года его снова занял Дом учителя.

        В 2015 году здание было передано ГБУК «Москонцерт» и сейчас в нем располагается концертный зал.

          В стиле модерн возводились самые разные здания. На Пятницкой улице, 71/5, строение 1, находится главный производственный корпус Товарищества И. Д. Сытина. Самый известный из дореволюционных российских издателей, Иван Дмитриевич Сытин, родился в 1851 году в Костромской губернии. Подростком он приехал в Москву и устроился на работу в книжную лавку. Накопив немного денег, через десять лет Сытин покупает литографскую машину и открывает небольшую литографию, печатая популярные в народе лубочные картинки. Постепенно он расширяет ассортимент, но приоритет остается за дешевыми книгами для народа. В 1887 году Иван Дмитриевич покупает большое владение на Пятницкой улице, но строительство большой типографии начинается только в 1904 году. Проект разработал архитектор Адольф Эрнестович Эрихсон при участии инженера Владимира Григорьевича Шухова. Во время революции 1905 года новое типографское здание сильно пострадало от пожара, но уже через год Сытин отремонтировал его и возобновил печатное производство.

        Типографское здание с готическим входом, сложными фигурными аттиками и полукруглыми окнами на них выглядит монументально. Вернее, выглядело. Сейчас типография Сытина закрыта на реконструкцию, фасады затянуты строительной сеткой. После 1917 года типографию национализировали, и она стала носить название Первая Образцовая типография. В советское время здание было надстроено пятым этажом. Это исказило его облик: аттики «потерялись» на фоне надстроенного этажа. Проекты реконструкции, обнародованные еще в 2016-2017 годах, предполагают создание на месте типографии элитного жилого комплекса. Например, архитектурная мастерская «Группа АБВ» анонсирует свой проект так:

      «Наши проектные решения предусматривают демонтаж надстройки советского времени и возведение двух новых этажей, смещенных вглубь от линии фасада, которые образуют террасы. Этот прием позволяет визуально вернуть силуэт здания к дореволюционному виду.

        Во дворе располагается бывшее общежитие для рабочих фабрики в псевдорусском стиле, с фасадами из красного кирпича и обилием декоративных элементов. Со стороны 2-го Монетчиковского переулка проектным решением предлагается реновация фасадов здания, с надстройкой 6 этажа и обустройством террас.

    Замыкает 2-й Монетчиковский переулок участок, предназначенный под новое строительство. Приняв во внимание плотность и этажность существующей застройки, большое внимание мы уделили инсоляционным проблемам. Это стало основным фактором формообразования. Этажность здания варьируется от 5 до 7 этажей. На первом этаже комплекса, находится въезд в подземную парковку и торговые площади».

    

         Посмотрим, что из этого получится. А пока две фотографии из интернета – так здание типографии Сытина выглядело до того, как его закрыли сеткой.

  

         В конце сегодняшнего рассказа о московском модерне мы познакомимся еще с одним зданием, которое связано с именем Сытина. Это конторский дом Сытина на Тверской, 18б. Он построен на месте существовавшего здесь ранее дома Сытина в 1904 году по проекту А. Э. Эрихсона при участии В. Г. Шухова, который разработал оригинальные перекрытия в здании. На первом этаже располагался книжный магазин Сытина, второй и третий занимали редакции журнала «Вокруг Света» и газеты «Русское слово». На третьем этаже также находилась огромная редакторская «Красная гостиная», обшитая декоративными панелями. Четвертый этаж и мезонин занимала квартира Ивана Дмитриевича, в которой часто бывали в гостях известные писатели, актеры и другие деятели культуры.

 

           Ступенчатое здание с изогнутыми линиями главного фасада и торца возведено в стиле раннего модерна. Декоративные элементы (лепнина, мозаичный фриз, кованные ограда балкона и декоративная ограда на торцевой стене) выполнены по эскизам художника и иллюстратора Ивана Яковлевича Билибина. Цветочные мотивы, так любимые модерном, представлены здесь и пионами на балконах, и венком ромашек на торцевой стене, и великолепными мозаичными маками красного и синего! цвета. Интересны свисающие угловые карнизы, различной формы балконы и окна, нежные женские маскароны.

  

    

           В 1918 году все имущество Сытина было национализировано. В здание переехала газета «Известия», в конце 1940-ых — газета «Труд». В 1979 году дом было решено передвинуть, потому что он «портил» вид на именитого соседа – дом «Известий». Здание сдвинули более чем на 30 метров за три дня. Для этого его «срезали» с фундамента и прокатили на специальных рельсах.

  

  

             Сейчас здание сдается под офисы различным организациям.

30.04.2020

 

Поделиться в соц. сетях

0

Комментарии

МОСКОВСКИЙ МОДЕРН-5 — 3 комментария

    • Спасибо! Москва, и в правду, очень красива. Особенно радует, когда к старинным зданиям относятся бережно и стараются их сохранить.

  1. Невероятно сложно писать про московский модерн не только потому, что невозможно объять необъятное (монография Нащокиной включает в себя более ста архитекторов, работавших в Москве в этом стиле), но и потому, что само направление крайне разнообразно, и одной из его визитных карточек стало смешение акцентов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *