МОСКОВСКИЙ МОДЕРН. ДОХОДНЫЕ ДОМА-7

МОСКОВСКИЙ МОДЕРН. ДОХОДНЫЕ ДОМА.Часть 7

          Московские доходные дома конца 19–начала 20 веков — тема неисчерпаемая. Разной степени сохранности, разного декора и построенные по проектам самых разных архитекторов эти дома украшают город до сих пор. Рубрику о доходных домах я назвала «Московский модерн. Доходные дома». Это название, конечно, не совсем верное: в стиле модерн в Москве сохранилось не так уж и много домов. Доходные дома, построенные в это время, чаще всего возводились в эклектичном стиле.  Неоклассика, неоготика, элементы русского стиля – в таких домах переплетаются разные стилевые моменты, часто включая и элементы модерна. Идея разделить эклектичные доходные дома по преимущественному стилевому направлению оказалась для меня достаточно сложной. И не очень интересной. Лучше мы просто погуляем по московским улицам, полюбуемся исторической застройкой, отметив для себя преимущественное стилевое оформление того или иного дома.

               Нашу сегодняшнюю прогулку по Москве начнем с дома 3 по Театральному проезду – типичного здания в стиле эклектики. В 1820-ых годах речку Неглинку спрятали в трубу, а существовавший на этом месте Пушечный двор разобрали. Участок же был пожалован грузинским царевичам Ираклию и Окропиру Георгиевичам. На этом месте, где стоит рассматриваемый нами дом, располагался двор Ираклия Георгиевича, на территории его владения стояли интересные по архитектуре здания, церковь Рождества, разбит обширный сад. В 1830-ых годах представители грузинского царского рода стали сдавать помещения в своих домах в наем. В 1860-ых годах угловое здание с пристройками заняла гостиница Карла Дюссо. В ней останавливались известные гости города: Достоевский, генерал Скобелев, который, кстати, скончался именно в этой гостинице. При гостинце Дюссо был фешенебельный французский ресторан, который славился на всю Москву.

          В конце 1870-ых годов участок приобрёл потомственный почётный гражданин Герасим Иванович Хлудов, затем владение перешло к его дочерям. На участке были построены знаменитые Хлудовские бани – мечта Герасима Ивановича и доходный дом на углу с Рождественкой по проекту Льва Кекушева. В доме на углу с Неглинной улицей продолжала работать гостиница. Но Хлудовы решили модернизировать здание, сделать его более удобным внутри и более привлекательным снаружи. В начале 1890-ых годов его перестроили по проекту архитектора Семена Семеновича Эйбушица.

            Семен Семенович родился в Австрии в еврейской семье, во взрослом возрасте принял евангелическо-лютеранское исповедание. Эйбушиц учился в Московском училище живописи, ваяния и зодчества, получив по окончании звание неклассного художника архитектуры. Спустя пять лет после окончания учебы Эйбушиц принимает российское подданство. Некоторое время он работал помощником архитектора Александра Степановича Каминского, потом осуществлял собственные проекты: в начале 1890-ых годов Эйбушиц становится очень востребованным в среде состоятельных заказчиков и является самым высокооплачиваемым московским архитектором и уже сам привлекает к работам молодых талантливых помощников: именно у него некоторое время работал молодой Кекушев.

          О совместной работе двух архитекторов на участке Хлудовых можно прочитать здесь http://www.peshkompomoskve.ru/lev_kekushev_khlodovsky_baths/ и http://www.peshkompomoskve.ru/lev_kekushev/. А мы подробнее рассмотрим работу Эйбушица. Изначально здание было четырехэтажным, два этажа были достроены уже в 20 веке. Фасады дома украсили балкончики с каменными балюстрадами, коринфские пилястры и полуколонны, тяжеловесная лепнина в виде растительных орнаментов (акант, лавр), картуши. А женские маскароны в оформлении некоторых окон, имеют вполне модерновый вид. Два нижних этажа оформлены «ренессансным» рустом, а окна третьего этажа – классическими треугольными и полукруглыми (лучковыми) сандриками. Короче, эклектика в полном смысле этого слова.

       Достроенные в 20 веке пятый и шестой этажи скромно декорированы в классическом стиле коринфскими пилястрами и лепным карнизом.

        Построенный Кекушевым в 1896 году второй доходный дом на участке наследниц Хлудова был декорирован уже в стиле венского модерна, правда перестройка в 1934 году полностью уничтожила его первоначальный облик.

          Сейчас в здании по Театральному проезду, 3, строение 2 располагается МЧС.

        А теперь пройдем по Арбатским переулкам и посмотрим на доходные дома в этом районе столицы. О некоторых из них я уже рассказывала в первой и второй части материала о доходных домах http://www.peshkompomoskve.ru/moscow_modern_dohodnye_doma-1/ и http://www.peshkompomoskve.ru/moscow_modern_dohodnye_doma-2/.

          Первый адрес — Большой Николопесковский переулок, 4, строение 1. Этот доходный дом был построен в 1910 году по проекту архитектора Семена Федоровича Кулагина. Кулагин окончил класс архитектора Александра Степановича Каминского в Московском училище живописи, ваяния и зодчества с малой серебряной медалью и званием неклассного художника архитектуры. Работу начал под руководством своего учителя Каминского. По проектам Кулагина было построено порядка десяти доходных домов, перестроено и отреставрировано несколько храмов и усадеб в Москве. В советское время участвовал в работе по охране и реставрации памятников архитектуры.

         Заказчиком строительства дома в Большом Николопесковском переулке был известный московский акушер-гинеколог Иван Константинович Юрасовский. В здании доктор Юрасовский разместил женскую лечебницу и акушерские курсы. Часть помещений представляли собой квартиры для сдачи внаем.

           Пятиэтажное здание на полуподвале отделано по главному фасаду керамической плиткой кабанчик бежевого, охристо-желтого и бирюзового цвета. Углы фасада подчеркнуты эркерами в три этажа, которые заканчиваются небольшими балконами. По центру расположен еще один полукруглый эркер с узкими окнами. Все это характерно для модерна, чего нельзя сказать о лепнине, украшающей фасад. Лавровые венки, листья аканта и крылатые химеры – элементы декора классицизма, которые стали вновь использоваться в неоклассической архитектуре. Так что мы снова имеем эклектичный фасад, как часто пишут в путеводителях, с элементами модерна.

          Доходный дом доктора Юрасовского в советское время использовался для размещения различных медицинских учреждений. Здесь в разные годы были родильный дом, гинекологическое отделение 15-ой городской больницы, несколько поликлиник. В годы Великой Отечественной войны в здании находился военный госпиталь, а сейчас — Государственное бюджетное учреждение здравоохранения города Москвы «Городская поликлиника № 92 Департамента здравоохранения города Москвы».

          Каменная Слобода, 2/1. По этому адресу расположены сразу три строения. Все они выходят на небольшую Спасопесковскую площадь и принадлежали когда-то притчу церкви Спаса на Песках. Одноэтажная деревянная постройка (строение 2) и есть собственно дом притча 1837 года постройки. Справа от него в ряду стоит дом, также составлявший владения притча (строение 3). Здесь в конце 19 века располагалась приходская школа. Здание построено в 1899 году и первоначально было одноэтажным. В 1906 году по проекту архитектора Федора Федоровича Постникова были надстроены два этажа, где разместились квартиры священников.

          Потомственный дворянин Московской губернии Федор Федорович Постников родился в Москве. Учился в Московском училище живописи, ваяния и зодчества, которое так и не окончил по семейным обстоятельствам. Он успешно сдал экзамены в Петербурге и получил свидетельство Технико-строительного комитета МВД России на право производства работ по гражданскому строительству и дорожной части.  В 1903 году архитектор был нанят городской управой Москвы для наблюдения за ремонтом городских зданий, в 1905 году Постников стал помощником участкового архитектора. Именно тогда появляется одна московская постройка архитектора – надстройка дома в Каменной Слободе. В 1909 году Федор Федорович уехал на Дальний Восток и вся его дальнейшая творческая судьба связана с Владивостоком.

          Слева от дома притча расположен доходный дом храма Спаса на Песках (строение 1). Построен он в 1911 году по проекту Владимира Павловича Гаврилова, автора проектов строительства и перестройки нескольких домов и храмов в Москве. Изначально дом был трехэтажным, в 1930-ых годах его надстроили еще двумя этажами. Тогда же появилась внешняя лифтовая шахта, которая сделала дом похожим на конструктивистский. Этот доходный дом ничем не примечателен и смотрится на фоне других доходных домов, построенных в стиле модерн, неоклассики или эклектики, очень скромно.  Фасад его практически лишен декора, если не считать лопаток между вторым и третьим этажами и простого оформления окон рельефной кирпичной кладкой. Но я решила написать об этом доме, как об образце типовой застройки того времени. Ведь внешний вид домов определялся не только предпочтениями архитекторов, но и желаниями заказчиков, а эти желания, в свою очередь, часто определялись ограниченностью средств. Вот и появлялись в Москве такие скромные дома.

        Сейчас бывший доходный дом остается жилым, а дом притча и приходская школа предлагаются риелторами в качестве офисов в бизнес-центре «Каменная Слобода». Уже в 21 веке эти здания реконструированы, внешний вид фасадов изменен до неузнаваемости: деревянное строение 2 оштукатурено, строение 3 надстроено мансардой в стилистике модерна. От первоначального облика остался только балкон. Как выглядели эти дома в конце 1980-ых годов можно увидеть на старой фотографии.

      Следующий доходный дом также принадлежал храму – церкви Николая Чудотворца Явленного. Его адрес – Арбат, 18/1, строение 2. На самом деле дом стоит на углу Арбата с Серебряным переулком. Здание построено в 1912 году по проекту Леонида Васильевича Стеженского. Стеженский учился в Московском Училище живописи, ваяния и зодчества, впоследствии состоял архитектором Покровской общины сестёр милосердия.

        Доходный дом притча церкви Николая Чудотворца был многофункциональным. В южной части здания, т.е. в первом подъезде, размещались зал собраний, библиотека, богадельня и училище Братства Святителя Николая, церковно-приходская школа. Непосредственно к этой части здания примыкала часовня. Полуподвальный этаж занимали благотворительная столовая, кладовые, комнаты прислуги. Во втором подъезде были квартиры священников и несколько пятикомнатных квартир для сдачи внаем. Квартиры были просторными и удобными: в них были предусмотрены даже комнаты для прислуги. Доходы от сдачи квартир шли на нужды прихода и благотворительность.

        Стеженский оформил фасады здания в русском стиле, но очень скромно с использованием только рельефной кирпичной кладки. На фасаде можно видеть кокошники, ширинки, дентикулы и другие элементы, характерные для русского стиля. Вход в общественную часть здания был из пристройки с юга, со стороны Арбата, в которой располагалась часовня. Портал входа напоминал древнерусские церковные двери, над пристройкой возвышался четырёхгранный шатёр, водружённый на сложную композицию из большого кокошника, в который были вписаны три маленьких и киот с иконой. Шатровый вход в дом на одной оси со сходом в церковь Николы Явленного, стоявшей напротив, через Серебряный переулок создавал интересную архитектурную композицию в русском стиле. Но церковь с колокольней снесена в 1931 году, шатровый вход доходный дом заложили кирпичом, богадельню и прочие заведения ликвидировали, а дом стал просто жилым с отдельными и коммунальными квартирами. В одной из квартир жил академик Петр Александрович Ребиндер, который в 1942-1972 годах заведовал кафедрой коллоидной химии моей Alma Mater — химфаке МГУ.

        Совсем другой вид у доходного дома по Староконюшенному переулку, 37. Построен он в период с 1910 по 1916 год и оформлен в модном на то время стиле неоклассицизм. Фасад семиэтажного дома украшен ризалитом с коринфскими пилястрами, который опирается на фигуры атлантов.

Участок в Староконюшенном переулке в середине 19 века принадлежал Николаю Ильичу Козловскому, московскому архитектору, который в основном известен строительством и перестройкой храмов и колоколен в городе. Николай Ильич скончался в 1878 году, так что к моменту строительства доходного дома владельцами участка, вероятнее всего, были наследники Козловского. Проект доходного дома был разработан Дмитрием Михайловичем Челищевым. Архитектор был внебрачным сыном представителя калужской ветви именитого дворянского рода Челищевых. Способности к рисованию у Дмитрия Михайловича проявились в раннем детстве, но по российским законам мальчик считался безродным и достойное образование ему было не доступно. В конце концов его отец оформил признание отцовства со всеми полномочиями. Челищев сначала обучался в железнодорожном училище Ельца, а потом в Московском училище живописи, ваяния и зодчества, которое окончил со званием архитектора. В Москве по его проектам построено более десятка доходных домов, несколько усадеб и общественных зданий.

            Купец второй гильдии Иван Михайлович Коровин имел в Москве несколько доходных домов. Один из них находился в районе Арбата по адресу Сивцев Вражек, 23/14. Построен дом в 1903 году по проекту архитектора Ивана Гавриловича Кондратенко.

       Кондратенко происходил из крестьянской семьи. Как и многие другие архитекторы, он окончил Московское училище живописи, ваяния и зодчества со званием классного художника архитектуры 1-ой степени и вскоре стал прекрасным мастером модерна и одним из самых востребованных московских архитекторов. По его проектам построено более пятидесяти зданий в Москве. Если ранние работы Кондратенко были выполнены в русском стиле, то на рубеже веков он становится мастером лаконичного модерна.

       Именно в этом стиле оформлены фасады шестиэтажного с полуподвалом дома Коровина в Сивцевом Вражке. На углах здания архитектор поместил прямоугольные эркеры, низ которых украшен лепниной, а верх – балконами с кованными перилами. Балконы над входами в подъезды опираются на кронштейны с богатой лепниной. Лепниной в виде картушей оформлены окна второго этажа. Лепные фризы между первым и вторым, и пятым и шестым этажами выделяют горизонтали фасадов.

       Дом до сих пор является жилым. С недавних пор имеет статус выявленного объекта культурного наследия.

          В Сивцевом Вражке есть еще один интересный доходный дом – доходный дом некой О. С. Петровской. Построен он в 1913 году Дмитрием Михайловичем Челищевым и так же, как и дом в Староконюшенном переулке, оформлен в неоклассическом стиле. Дом был пятиэтажным, но в 1940 году его надстроили еще одним этажом, оформление которого сохранило общую стилистку фасадов, т.к. надстройкой занимался сам Челищев. Да и в ту пору в архитектуре страны главенствовал сталинский ампир. Так что все совпало. Кстати, сам Челищев жил именно в этом доме.

    Элементы декора типичны для неоклассического стиля: ионические пилястры, лепнина в виде факелов, гирлянд, листьев аканта, и фигуры в античных одеждах. От модерна сохранились лишь полукруглые эркеры и скругленный угол здания.

     В первые годы после революции доходный дом Петровской стал домом-коммуной Мосполиграфа. Сейчас это тоже жилой дом. Он имеет статус выявленного объекта культурного наследия.

         Доходный дом Петровской интересен еще и тем, что здесь жил Сергей Есенин со своей первой гражданской женой Анной Изрядновой. В 1914 году здесь у Есенина и Изрядновой родился сын Георгий, которого родные называли Юрой. Есенин был рад появлению ребенка, он встретил Анну Романовну из роддома, наведя порядок в квартире и приготовив еду, подолгу держал на руках сына, удивляясь тому факту, что он стал отцом.  Но уже через месяц поэт уехал в Петроград, оставив Изряднову. Он навещал сына, иногда помогал деньгами, но фактически Изряднова воспитывала Юру одна. Жили мать с сыном бедно, из квартиры после революции сделали коммуналку, в которой у Изрядновых была маленькая комната. Именно на кухне этой коммуналки в 1925 году Сергей Есенин жёг свои рукописи перед последней поездкой в Петроград.

         Судьба Юрия сложилась трагично. Он обожал своего отца, знал наизусть множество его стихотворений, сам писал стихи. После школы Юрий окончил авиационный техникум, некоторое время работал в Академии имени Жуковского. К тому времени отца уже не было в живых, и матери пришлось доказывать отцовство Есенина в Хамовническом суде. В 1934 году на вечеринке, где был и Юра, под влиянием алкоголя молодые люди заговорили о том, что хорошо бы сбросить на Кремль бомбу. Разговор этот был благополучно забыт, но в 1936 году арестовали одного из участников той злополучной вечеринки, под пытками он рассказал о том разговоре и о том, что при этом присутствовал Юрий. Юрия арестовали в Хабаровске, где он служил в армии, привезли в Москву и предъявили обвинение по расстрельной статье в контрреволюционных преступлениях, терроризме и участии в преступной группе.  Следователи обманом заставили Юрия подписать признательные показания, пообещав ему, как сыну известного поэта, небольшой срок в лагерях. Но 13 августа 1937 года Юрий Есенин был расстрелян. Анна Романовна ничего не знала о судьбе сына. Родственникам приговоренных к высшей мере, как правило, сообщали: десять лет без права переписки. Умерла она в 1946 году в возрасте 55 лет. В 1956 году по заявлению младшего сына Есенина Александра Есенина-Вольпина Георгий Есенин был реабилитирован «за отсутствием состава преступления». Но для самого Юрия это уже не имело никакого значения…

        Вот такая печальная история. Слышала, что в доме, где родился Юра Есенин сегодня есть музей. Организовал его актер Сергей Никоненко, который тоже родился в этом доме. Но как попасть в этот музей на экскурсию не знаю. Нашла в интернете только ссылку на Авторский информационно-познавательный и экскурсионный проект «Иди и Смотри Необычную Москву». Там предлагают экскурсии в этот музей. Для интересующихся привожу адрес сайта http://seeandgo.ru/

       Но покинем арбатские переулки и познакомимся с доходными домами в других районах Москвы.

        Адрес прекрасного образца доходного дома в стиле модерн — Леонтьевский переулок, 16. Несмотря на то, что дом этот очень интересен с архитектурной точки зрения, сведений о нем удалось найти не много. Известно, что на этом месте с 1806 года находился каменный двухэтажный дом некоего майора А. И. Челищева. Справа от него в 1874 году был построен также двухэтажный дом вдовы профессора Московского университета И. И. Давыдовой. В 1905 году оба дома объединили, перестроили, добавив третий этаж, и разместили в реконструированном здании меблированные комнаты с гордым названием «Малый Париж». Тогда же фасад был украшен в стиле модерн. К сожалению, ни имени владельца получившегося доходного дома, ни имени архитектора, проводившего реконструкцию, я так и не смогла найти.

       Но это не помешает нам насладиться богатым декором главного фасада дома. Ветки цветущего чертополоха, печальные лорелеи с цветами в распущенных волосах, ажурные кованные ограды балконов, мужские маскароны с презрительным взглядом в обрамлении виноградных гроздьев на карнизе, облицовка плиткой кабанчик – кажется, что все декоративные элементы модерна разместились на этом фасаде.

            После 1917 года в доме размещалось общежитие Коминтерна, несколько лет помещение в левой части здания занимала Лавка писателей, где продавались книги писателей-современников, напечатанные ими же самими, часто на оберточной бумаге и снабженные автографами авторов. Сейчас в этом здании находится посольство Азербайджана.

       Все элементы декора хорошо сохранились. Впечатление портит только запыленность лепных деталей. Их явно надо почистить или покрасить. Но кто этим должен заниматься – городские власти, или посольство – я не знаю.

          Следующей доходный дом имеет адрес Мещанская улица, 20/25. Построен он в 1905-1906 годах в стилистике рационального модерна по проекту Густава Андреевич (Густав Карл Юлиус Адольфович) Гельриха — русского архитектора немецкого происхождения, автора проектов более тридцати доходных домов в Москве. Первоначально дом планировалось построить колодцем с закрытым внутренним двором. Но одну часть так не построили — дом получился в плане в виде буквы П. Интересен он прежде всего тем, что имеет два главных фасада: один выходит на улицу Щепкина, а второй – на Мещанскую.

           Фасад, выходящий на улицу Щепкина, декорирован керамической плиткой: стены — коричневой, боковые эркеры – зеленой, а центральный эркер – синей. По всему фасаду размещены изразцовые плитки с цветочными орнаментами.

          Центральный эркер заканчивается полукруглым балконом с ажурной оградой.

         Фасад, выходящий на Мещанскую, также декорирован коричневой керамической плиткой кабанчик с сине-зелеными изразцовыми вставками. Три прямоугольных эркера с скругленными углами оштукатурены. По углам здания находятся богато декорированные аттики с овальными слуховыми окнами.

          В отношении владельцев этого доходного дома есть разные мнения. В большинстве источников считается, что этот дом принадлежал Елизавете Николаевне Шевлягиной, жене саратовского купца Николая Шевлягина, который разбогател за счет умелого управления доходными имениями. В начале 20 века семья перебралась в Москву и продолжила заниматься фактически все тем же бизнесом, только доходными были теперь не имения, а дома. Но в одном источнике, интернет-журнале «Подмосковный краевед», эта принадлежность оспаривается https://trojza.blogspot.com/2012/03/blog-post_11.html. По мнению автора, дом принадлежал некоему Уткину и построен Гельрихом в 1912 году. Путаницу автор объясняет тем, что по улице Щепкина, 20 (на самом деле, дом 22) находится еще один доходный дом, построенный по проекту Гельриха именно для Шевлягиной в 1906 году (по другим источникам — в 1911 году). Сейчас этот дом находится на реконструкции и затянут строительной сеткой, поэтому привожу фотографию из интернета.

        У меня большие сомнения по поводу датировки строительства этих доходных домов. По мнению автора, доходный дом в стиле неоклассицизма построен в 1906 году, а в стиле модерн значительно позже, в 1912. Странно это. Если мне удастся разобраться в этом вопросе, напишу постскриптум. Что касается Шевлягиной, то вполне возможно, что ей, а вернее ее мужу, который по экономическим соображениям записал дома на жену, принадлежали оба дома.

         Нестыковки с датой постройки обнаруживаются и с домом на проспекте Мира, 3, корпус 1. Некоторые справочники и путеводители по столице указывают датой постройки 1885 год, а некоторые – 1893, тем более, что эта дата стоит на центральном картуше. Там же изображен загадочный вензель, состоящий из букв «Д» и «В». А загадочный он потому, что не совпадает с инициалами ни одного из известных дореволюционных владельцев дома. Появились вензель и дата на фронтоне уже 21 веке во время реставрации здания. Это породило несколько народных баек относительно вензеля (дата, практически, не обсуждается). Одна из этих баек гласит, что инициалы принадлежат анонимному олигарху, который пожертвовал деньги на реставрацию здания. Кстати, в списках Forbes российского миллионера с такими инициалами тоже нет…

      Дом построен по проекту Василия Петровича Загорского. Загорский учился в Императорской Академии художеств, в 1871 году получил звание классного художника архитектуры 2-й степени, а в 1877 году — звание классного художника архитектуры 1-й степени. По его проектам в Москве построено несколько доходных домов, усадеб, общественных зданий и храмов.

      Дом на проспекте Мира (тогда еще на 1-ой Мещанской улице) построен в период распространения историзма в архитектуре. В российских источниках этот период часто называют эклектизмом. На самом деле, не все постройки того времени были эклектичными, т.е. сочетали в себе элементы разных стилей. После многолетнего доминирования классицизма, историзм как бы напоминал людям о том, что есть и другие стили: готика, романский, нарышкинское и европейское барокко. Наиболее широкое распространение в Москве получил русский стиль, как результат подъема интереса к национальной архитектуре http://www.peshkompomoskve.ru/russian_style-1/ http://www.peshkompomoskve.ru/russian_style-2/ http://www.peshkompomoskve.ru/russian_style-3/ http://www.peshkompomoskve.ru/russian_style-4/.

        Доходный дом, о котором идет речь, интересен прежде всего тем, что это один из немногих домов, построенных в стилистике французского барокко. Протяженный фасад разделен на пять частей тремя эркерами в одно окно и выделенным пышным декором объемом в три окна над проездом во двор. Декор фасадов изобилует лепными элементами: женские фигуры, коринфские пилястры, балюстрада с вазонами на крыше, прямоугольные и полукруглые (лучковые) сандрики, украшенные цветочными гирляндами, картуши, женские и львиные маскароны, химеры с головой льва и крыльями орла. Особо стоит отметить работу будущего великого скульптора Сергея Тимофеевича Коненкова. Будучи студентом, он подрабатывал, выполняя мелкие заказы. Одним из таких заказов стало изготовление скульптур кариатид, которыми украшены эркерные окна второго этажа.

      Не смотря на пышность фасада, квартиры или как их называли в то время – меблированные комнаты, расположенные на втором и третьем этажах, были небольшими и достаточно дешевыми. Первый этаж с витринными окнами сдавался под магазины.

        Заказчиком и первым владельцем доходного дома был купец Василий Иванович Камзолкин. Позже владение купил потомственный почетный гражданин Александр Аркадьевич Журавлев, а перед революцией им владели братья Фирсановы, Петр Григорьевич и Павел Григорьевич, лесопромышленники и богатейшие люди России. После 1917 года произошло все как всегда: дом национализировали, квартиры превратили в коммуналки. Уже в 21 веке коммуналки расселили, здание отремонтировали и сейчас помещения сдаются под офисы.

         Сегодняшнее знакомство с доходными домами закончим домом на углу Пятницкой улицы и 1-ого Монетчикового переулка, 65/10. Этот пятиэтажный трёхподъездный кирпичный доходный дом в неоготическом стиле построен в 1910 году по проекту Сергея Михайловича Гончарова. Гончаров происходил из известной дворянской семьи Гончаровых: его прадед Николай Афанасьевич Гончаров был отцом Натальи Николаевны Пушкиной, т.е. Сергей Михайлович приходился внучатым племянником Наталье Николаевне. Гончаров окончил Московское училище живописи, ваяния и зодчества со званием классного художника архитектуры. Работал участковым архитектором, затем служил техником Строительного отделения Московского Губернского Правления, состоял почётным старшиной при Московском совете детских приютов с обязанностью бесплатно выполнять архитектурные работы по приютам. В конце концов Сергей Михайлович обзавелся собственной архитектурной конторой. После 1917 года, как и многие знаменитые архитекторы начала 20-ого века, оказался невостребованным и имел лишь случайные архитектурные заказы. Кстати, художница Наталья Гончарова – его дочь.

        Доходный дом построен для одного из братьев Смирновых, наследников водочного короля Петра Арсеньевича Смирнова, Владимира Петровича. О судьбе его брата Петра Петровича и его семьи я писала в материале об особняке Смирнова, перестроенном Федором Шехтелем http://www.peshkompomoskve.ru/fedor_shehtel_smirnov_mansion/. А теперь несколько слов о Владимире Петровиче.  После смерти Петра Арсеньевича его сыновья, Пётр, Николай и Владимир, учредили торговый дом «Пётр, Николай и Владимир Петровичи Смирновы, торгующие под фирмой «П. А. Смирнова в Москве»». С 1903 года Владимир Смирнов находится на должности директора торгового дома, но в 1904 году уходит из состава торгового дома и начинает заниматься разведением орловских рысаков. В 1917 году после ареста большевиками в Крыму, Владимиру Петровичу все-таки удается уехать из России в Константинополь. Здесь он попытался возобновить выпуск «смирновской» водки под маркой «Smirnoff». Но дело не пошло: у бежавших белых офицеров было мало денег, чтобы покупать качественный продукт. Владимир Петрович пытается развернуть производство во Львове, Варшаве, Праге, Париже, но везде не слишком успешно. За год до смерти Смирнов продает за 14 тысяч долларов американскому предпринимателю Рудольфу Куннету право на производство и продажу водки «Smirnoff» в США, Мексике и Канаде. Умер Владимир Петрович в 1933 году в Ницце.

        Доходный дом Смирнова оформлен с использованием готических элементов. Окрашенный серой краской поверх штукатурки дом создает впечатление средневекового замка. Прямоугольные эркеры на углу и фасадах заканчиваются остроугольными аттиками и шпилеобразными башенками пинаклями. Лепнина скромная: имитация королевских лилий на месте замковых камней над окнами, гербы с орлами, цветочные орнаменты и продолговатые элементы — некое подобие окончаний нервюр готических храмов. Сводчатый вход со стороны Пятницкой улицы украшен фигурой летящего орла, так что среди москвичей дом получил название «Дом с орлом». Внутри дома были красиво оформленные лестницы и холлы, лифты, просторные многокомнатные квартиры с наборным паркетом и мраморными подоконниками.

      Сейчас это здание жилое, с магазинами и офисами на первом этаже. Долгое время в нем были коммуналки, которые в последние годы расселили.

10.07.2020

Поделиться в соц. сетях

0

Комментарии

МОСКОВСКИЙ МОДЕРН. ДОХОДНЫЕ ДОМА-7 — 2 комментария

  1. О принадлежности к модерну свидетельствуют форма карниза и необычный декор дома. Лепнина, представленная на фасаде, выполнена в мастерской П.А. Гладышева. Сюжет ее компилятивен: растительная орнаментика сочетается с изображениями различных животных и скульптурными женскими и мужскими головками. Но вот в мотиве декора прослеживается какая-то общая демоничность. На рельефных панно и фризах можно различить соцветия и листья чертополоха – символа неограниченной магической власти. Маскароны, которые в архитектуре обычно имеют нейтральный характер, здесь отличаются весьма недобрыми выражениями лиц, а некоторые даже косят исподлобья, будто замышляя что-то нехорошее. Но особенно поражают лепные изображения разинувшей пасть змеи и какого-то не то дракона, не то неведомого доисторического ящера, изогнувшегося в хищном оскале. Таких в Москве, пожалуй, больше нигде не встретишь. Так что можно только подивиться недюжинной фантазии автора, их придумавшего.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *