МОСКВА ДЕРЕВЯННАЯ-1

МОСКВА ДЕРЕВЯННАЯ. Часть 1.

       Дерево – благодатный материал при строительстве зданий. В деревянных домах жить комфортно, зимой теплее, чем в каменных, летом, в жару – прохладнее. Строить из дерева быстрее и дешевле. При необходимости здание легко разобрать и переместить на новое место. Да и строительного материала вокруг достаточно – леса до сих пор окружают большинство российских городов. Наверное, поэтому деревянные постройки были широко распространены и как жилье бедняков, и как жилье среднего класса, и как жилье людей состоятельных. В этом случае из дерева стоили не просто дома, а целые дворцы, включая царские.

       Но у дерева есть два очень больших недостатка. Первый – это недолговечность. При ненадлежащем уходе древесина начинает гнить, а дом – разрушаться. А второй – это полная неспособность противостоять пожарам. Если от каменного дома после пожара остаются хотя бы стены, то деревянный сгорает дотла. Москва много строила из дерева, но дома разрушались из-за ветхости, сгорали в многочисленных пожарах. Во время московского пожара 1812 года, например, сгорело ¾ городских построек, большинство из которых были деревянными. Тем ценнее те деревянные здания, которые вопреки всему дожили до наших дней, простояв сто, а иногда и двести лет.

         Пока я не стала интересоваться деревянными зданиями в столице, мне казалось, что таких домов в Москве  практически не осталось. Конечно, я знала о Погодинской избе и доме Пороховщикова, дворцах в Кусково  и в Останкино – и это, пожалуй, все.

      Оказалось, что в Москве по данным Мосгорнаследия сегодня в едином государственном реестре числится около 70 деревянных сооружений. Большая их часть — памятники федерального значения. Некоторым из них удалось пережить пожар 1812 года. Это невероятно, но это так. Теперь я хочу познакомить и вас с деревянными московскими зданиями.

      Что касается дворцов графа Шереметева, то о Кусково я рассказала здесь http://www.peshkompomoskve.ru/kuskovo/, а об Останкино обязательно расскажу в отдельном материале, после того, закончится реставрация дворца. А пока поговорим о деревянных домах столицы первой половины 19 века/

        Начнем с, наверное, самого старого деревянного дома в Москве. Сытинский переулок, дом 5 — здесь расположен особняк, переживший пожар 1812 года. Построен он 1806 году на каменном фундаменте конца 17 века для семейства Андрея Петровича Сытина, сына капрала лейб-гвардии Измайловского полка Петра Николаевича Сытина. По имени домовладельцев Сытиных был назван и сам переулок. Композиция дома в традиции конца 18 века — парадная анфилада комнат размещается вдоль главного фасада, а антресоли — в глубине постройки со стороны двора. Фасад, выдержанный в красно-белых тонах,  украшен портиком с коринфскими колоннами и лепниной, часть которой в стиле ампир появилась уже после 1812 года. Ранее по сторонам дома стояли два флигеля, сохранился один левый, значительно измененный перестройками. На месте правого флигеля в 1903 году был построен жилой дом.

  

        Главный дом несколько лет пустует, что чрезвычайно опасно для деревянного памятника. Часть лепнины с фасада осыпалась. В 2011 году Правительство Москвы передавало дом в аренду Фонду святого апостола Андрея Первозванного с условием проведения реставрации в течение трех лет, однако работы так и не были начаты. В октябре 2015 года дом был выставлен на торги для аренды по программе «Рубль за метр», победителем стало ООО «ГАЛС». В июне 2016 года опубликован акт Государственной историко-культурной экспертизы на проект реставрации с размещением в нем «офиса представительского класса». Пользователь должен провести работы по сохранению в срок до 25 июня 2019 г. Подрядчик, ООО «Альянс Строй», должен провести согласованные работы по реставрации здания и его приспособлению для современного использования. Пока никакой реставрационной деятельности не замечается.

  

       Из дерева построены и здания Мемориального музея-усадьбы Л. Н. Толстого «Хамовники». Лев Николаевич  проживал здесь в 1882—1901 годах. Расположена усадьба на улице Льва Толстого, 21, в 19 веке улица называлась Долго-Хамовническим переулком. Главный бревенчатый дом построен в 1800—1805 годах. Вокруг него расположены флигель и служебные помещения, сооруженные уже в конце 19 века. Дом окружает сад с беседкой, колодцем и насыпной горкой. В музее сохраняется обстановка того времени, когда здесь жил писатель.

 

     

       Первым владельцем дома был князь Иван Сергеевич Мещерский. В дальнейшем усадьба неоднократно меняла хозяев. Толстой купил ее в июле 1882 года у коллежского секретаря Ивана Александровича Арнаутова. Лев Николаевич существенно расширил дом, достроив три комнаты на втором этаже и парадную лестницу. Строительство осуществлялось под руководством архитектора Михаила Илларионовича Никифорова, который также построил некоторые новые хозяйственные постройки усадьбы. После 1901 года, когда Лев Николаевич стал круглый год жить в Ясной Поляне, а в Хамовниках постоянно проживал сын писателя Сергей Львович.

  

        Особняк барона Штейнгеля в Гагаринском переулке 15/7 также построен из дерева. Возвели его в 1816 году на основе каменного фундамента здания, сгоревшего во время пожара 1812 года. Деревянные стены фасадов облицованы рельефной штукатуркой, имитирующей руст. Главный северный фасад, украшенный ампирными декоративными элементами, выходит в Гагаринский переулок, в то время как скромно оформленный вход в здание находится со стороны Хрущевского переулка. Центральные окна северного фасада и ступенчатый аттик над ними подчёркнуты четырьмя колоннами, которые соединены арками. В полукруглых нишах расположены барельефы грифонов. Фасад также украшают лепные элементы и медальоны, которые находятся над окнами в центре фасада и в межоконных проёмах — по краям здания.

         До наших дней дошла первоначальная планировка парадной анфилады с угловым залом, гостиной и спальней, частично сохранились элементы внутренней отделки — ореховые двери, карнизы, фрагменты художественной росписи на потолке.

        Первым хозяином дома был барон Владимир Иванович Штейнгель, участвовавший в Отечественной войне 1812 года в чине полковника. После войны он занимал должность адъютанта и правителя канцелярии московского главнокомандующего и лично занимался «проектом обстройки города и правилами вспоможения разоренным». История дома в Гагаринском переулке связана с масонством. Дело в том, что Штейнгель был членом этого тайного общества и предоставлял помещения своего особняка под проведение заседаний масонского ордена города Москвы. По легенде в здании до сих пор существует потайная комната, в которую можно попасть, только пройдя замысловатый лабиринт из других помещений и переходов.

  

       Позднее в доме жила семья  штаб-ротмистра Николая Николаевича Тургенева, родного дяди Ивана Сергеевича Тургенева, потом внук А. В. Суворова — Александр Аркадиевич. В период с 1872 по 1917 годы дом принадлежал семье Льва Михайловича Лопатина — известного философа, психолога, профессора Московского университета, председателя Московского психологического общества. Ну а в советское время в нем, естественно, разместились коммуналки.

       В настоящее время, после реставрации, в доме размещается отделение архитектуры Российской Академии художеств.

        Прекрасный образец послепожарной деревянной архитектуры расположен по Малому Власьевскому переулку, 5. Считается, что этот дом построен по типовому проекту деревянной застройки первой половины 19 века. В 1813 году была создана Комиссия о строении Москвы под руководством тогдашнего генерал-губернатора Федора Васильевича Ростопчина. Основной целью Комиссии было скорейшее восстановление города после пожара.

         В этот период Комиссией разрабатываются проекты типовых зданий, которые послужили прообразами для массового типового строительства в городе в дальнейшем. К таким зданиям относится и дом в Малом Власьевском переулке. Небольшой одноэтажный домик с мезонином был построен в 1816 году. Первым хозяином дома был некто П. А. Фёдоров, который, по всей вероятности, принадлежал к москвичам среднего сословия. Проект дома был совместно разработан Вильямом Гесте (Уильям Хэйсти, в России — Василий Иванович) — российским инженером и архитектором шотландского происхождения и архитектором швейцарского происхождения Луиджи Руска, многие годы работавшего в России под именем Алоизий Иванович Руска. Оба архитектора много строили в Петербурге, но, как видим, не обошли своим вниманием и Москву.

  

          Стиль постройки – поздний классицизм (ампир). Бревенчатый сруб облицован досками с имитацией рустованной штукатурки. Первый этаж и мезонин разделяет широкая вставка лепного фриза в багете. Замковые камни боковых окон увенчаны львиными масками, характерными для московского классицизма, причем эти  львиные маски имеют яркие черты человеческого лица. На фронтоне здания использованы типовые лепные декоративные элементы, которые массово изготавливались по образцам известных скульпторов того времени и продавались уже в готовом виде.  Считается, что лепнина этого дома выполнена по эскизам скульптора Гавриила Тихоновича Замараева. Внутри дома сохранился паркет в некоторых парадных комнатах и изразцовые печи.

          Здание получило статус памятника архитектуры еще в советское время. С 1980-ых годов его занимают экспериментальные художественные студии сначала Союза художников СССР, а теперь – Союза художников РФ.

       На Большой Ордынке, 45/8 расположен еще один деревянный усадебный дом – дом городской усадьбы Арсеньевых. Построен он еще до 1812 года и принадлежал, как гласит памятная доска на стене дома А. П. Арсеньевой и М. С. Сороковой. Род Арсеньевых был очень многочисленным, многие из его представителей жили в Москве, но кем конкретно были эти дамы, и как их звали, выяснить не удалось.

          В 1812 году главный усадебный дом не сгорел, но был частично разрушен. В 1834 году его перестроили. Двухэтажный дом в стиле ампир был построен из деревянного сруба, но покрашен он так, как обычно красят каменные здания. Характерной особенностью дома является не только высота мезонина, который завершается фронтоном, но и размещение окон. Они помещаются  в нишах, образованных архивольтами арок между четырьмя ионическими круглыми полуколоннами портика, которые опираются на цокольный этаж.  Этот каменный этаж полностью сохранился с начала 19 века.

        Как и дом по Малому Власьевскому переулку, здание представляет собой пример типовой застройки Москвы первой половины 19 века. Оно считается культурным объектом федерального значения. Сейчас в усадьбе Арсеньевых располагается ресторан.

       Голиковский переулок,  9. Здесь располагалась усадьба дворянина Константина Критцкого, от которой до наших дней сохранился деревянный дом с мезонином, построенный в 1820-ых годах. Здание однажды реконструировали в конце 19 века. А в 20 веке оно постепенно ветшало, разрушалось, нарядная когда-то окраска дома потемнела от времени, а местами полностью осыпалась. В 2000-ых годах судьба здания вызвала опасения: дом мог разрушиться сам по себе, либо его могли полностью снести. Здание было приватизировано и отреставрировано под контролем Москомнаследия. Сейчас собственники предлагают его в аренду под офис или жилье и оформляют прилежащую территорию.

  

         Слышала много мнений по поводу реконструкции этого дома. Как всегда, есть масса недовольных, которые называют его не иначе, как «новодел».  Во время реконструкции проведена замена сгнивших деревянных конструкций с полным сохранением фасадов и частичным сохранением планировки. Окрашен дом так, как в начале 20 века. Как-то иначе сохранить деревянное здание было просто невозможно. Но то, что реконструкция понравилась многим москвичам, говорит тот факт, что дом получил устойчивое прозвище – «вишневый домик».

        Несколько деревянных домов, построенных сразу после наполеоновского нашествия, сохранились благодаря тому, что в этих усадебных домах какое-то время жили великие русские писатели. Сейчас в них открыты музеи. Интерьеры зданий не сохранились, потому что в советское время дома использовались под разные нужды. Устроители и сотрудники музеев воссоздали обстановку, близкую к тому времени, когда в домах проживали великие люди. Но я рассказываю здесь только о самих зданиях, а интерьеры желающие могут посмотреть сами, посетив музеи.

       После войны с Наполеоном участок на Остоженке, где сейчас расположен дом 37, покупает у генерал-лейтенанта Карла Федоровича Кнорринга некий титулярный советник    Д. Н. Федоров. В 1819 году Федоров строит на участке деревянный одноэтажный особняк в стиле ампир с шестиколонным портиком, антресолями и семью окнами по фасаду и начинает сдавать его внаем. Среди жильцов в 1820-ых годах было, например, семейство Аксаковых. В 1840 году в особняке поселилась Варвара Петровна Тургенева, урождённая Лутовинова, мать писателя Ивана Тургенева. Тургенев часто бывал у матери проездами из Петербурга в Спасское-Лутовиново и обратно. В архивных документах середины 19 века говорится, что дом построен на каменном фундаменте, покрыт железом, фасады не оштукатурены, а обшиты тесом». В доме была приёмная, за которой располагался парадный зал, служивший столовой. К столовой примыкала трёхоконная гостиная, а смежная с ней угловая комната служила Варваре Петровне спальней и будуаром. Комнаты Ивана Сергеевича располагались в антресолях.

       В 1852 году в доме поселилась дальняя родственница Тургеневых Е. Н. Кривцова с детьми, в 1860-ых особняк занимало семейство двоюродного брата поэта Евгения Абрамовича Баратынского, Андрея Ильича. В конце 1890-ых годов в доме был устроен приют имени великого князя Сергея Александровича, а после 1917 года была проведена перепланировка внутренних помещений здания для размещения в нем коммуналок.  В 1976 году коммуналки расселили, а дом после ремонта был передан спортивной организации.

       Музей И. С. Тургенева открылся в здании в 2007 году. В народе он получил прозвище «дом Муму». И не без основания. По данным исследователей, в основе рассказа лежат реальные события, происходившие в этом доме, а Варвара Петровна стала прототипом барыни, заставившей своего дворника Герасима утопить несчастную Муму. В сентябре 2015 года особняк закрылся на реставрацию, которую намечается завершить в 2018 году. Так что прошлым летом дом выглядел вот так. После окончания реставрации обязательно появятся фотографии «дома Муму».

  

       Малая Ордынка, 9/12. Здесь расположен дом-музей русского драматурга Александра Николаевича Островского в Замоскворечье, который является филиалом театрального музея. В этом небольшом доме в далеком 1823 году родился Саша Островский.

        Музей Островского в Москве уютно расположился в двухэтажном деревянном особняке первой половины 19 века. Отец Александра Николаевича снимал в этом доме квартиру на первом этаже. Музей в доме был открыт для посетителей в 1984 году. Если вы решите зайти в этот музей, то сможете увидеть массу интересного. В экспозиции хранятся личные вещи самого писателя и его семьи, книги, портреты, мебель, принадлежавшая отцу драматурга, широко представлены предметы материально-бытовой культуры России начала 19 века. В небольших комнатах второго этажа, которые в первой половине 19 века занимала другая семья, располагаются экспозиции, посвященные Замоскворечью 19 века и театру времен Островского.

         Возле городской усадьбы разбит потрясающий сад, который начинает цвести с ранней весны. Он буйствует красками и ароматами до глубокой осени. Зеленые ветви деревьев склоняются к окнам уютного старинного дома, храня настроение и атмосферу размеренной жизни этого района Москвы.

       Еще один адрес деревянной Москвы — Старая Басманная, 36. В 1819 году здесь строится деревянный дом, который был записан на супругу владельца завода по выпуску хирургических инструментов Христофора Яковлевича Кетчера, Пелагею Васильевну. Дом практически сразу после завершения строительства Кетчеры сдают в аренду. В 1822—1828 годах дом снимал родной дядя А. С. Пушкина Василий Львович Пушкин, поэт и староста общества «Арзамас».  В 1828 году Кетчеры продают  дом купеческой жене Елизавете Карловне Ценкер. Позже хозяева деревянного особняка неоднократно менялись, сам дом несколько раз горел.  В нем в советские годы располагались сначала коммунальные квартиры, потом —  ЗАГС. Как любое деревянное строение, за которым не должного ухода, концу 20 века особняк значительно обветшал и представлял собой печальное зрелище. В 1998 году Правительство Москвы постановило передать этот особняк Государственному музею Александра Сергеевича Пушкина. Финансирование долгое время не поступало, но все-таки дом отреставрировали, а в 2013 году в нем открылся музей — Дом-музей В. Л. Пушкина (филиал Государственного музея А. С. Пушкина).

  

        Внутри музея можно увидеть богатую коллекцию экспонатов эпохи, которую научные сотрудники собирали более 10 лет, некоторые подлинные вещи Василия Львовича, а также кропотливо воссозданные по описаниям современников интерьеры 20-ых годов 19 века. В музее периодически проводятся литературные вечера, а под новый год — семейные новогодне-рождественские программы.

        Деревянный дом на Малой Молчановке, 2 построен в 1814 году для купца 1-ой гильдии Петра Михайловича Чернова. В 1815 году Чернов сдал дом писателю Сергею Тимофеевичу Аксакову. Писатель арендовал дом дважды: во второй раз Аксаковы жили здесь с 1827 по июнь 1829-го. В промежутке меду этими датами дом также сдавался внаем. Через два месяца, после того, как дом освободили Аксаковы,  здесь поселилась Елизавета Алексеевна Арсеньева с любимым внуком: отсюда ведь рукой подать до Московского университетского благородного пансиона на Тверской, в который был определен Михаил Лермонтов.

         Дом представляет собой типичный образец архитектуры Москвы, заново отстроенной после 1812 года: одноэтажное деревянное здание с мезонином, усадебным двором и хозяйственными, так же деревянными, постройками: кухней, людской избой, конюшней, каретным сараем, ледником и амбаром. В 1841 году были перепланированы парадные комнаты, антресоль и мезонин, но само здание не перестраивалось.

          Дом-музей (отдел Государственного литературного музея) был открыт в этом доме в 1981 году, благодаря усилиям известного литературоведа, исследователя творчества Лермонтова Ираклия Андроникова. Андроников вовремя заметил этот дом и добился его сохранения. А ведь в начале 1960-ых годов здание планировалось снести в связи со строительством новой московской магистрали – Калининского проспекта (Нового Арбата). В музее представлена экспозиция, посвящённая жизни Михаила Юрьевича Лермонтова. Содержатся портреты, рисунки, картины и книги с автографами Лермонтова. Есть автопортрет Лермонтова и портреты его родителей и бабушки, которые он сам сделал.  В 2014 году к двухсотлетию со дня рождения Михаила Юрьевича Лермонтова дом отреставрирован, реконструирован, а музей снова возобновил свою работу.

         А закончим сегодняшний рассказ о Москве деревянной мы домом Перовских-Денисьевых на Новой Басманной, 27.

         С середины 18 века владение по Новой Басманной принадлежало известному роду Мордвиновых. Пожар 1812 года уничтожил старый усадебный дом, и уже при Николае Семеновиче Мордвинове в 1819 году, появилось это строение, возведенное на прежнем фундаменте. Николай Семенович был потомственным флотоводецем, адмиралом и сыном адмирала, Семена Ивановича Мордвинова. В 1787 году командовал эскадрой в турецкой кампании, в 1788 году уничтожил 23 судна противника в бою под Очаковом. Выйдя в отставку, стал видным экономистом, входил в Госсовет Российской империи. Являясь членом Верховного уголовного суда, который рассматривал дело декабристов, был единственным, кто не подписал вынесенный бунтовщикам смертный приговор.

       Деревянный особняк с оштукатуренными фасадами декорирован в стиле ампир, с присущими ему лепными пилястрами, лентами, медальонами и венками славы. Центральную часть фасада украшает стройная колоннада, а оконные проемы оформлены восьмистекольными окнами. Второй этаж (или мезонин, как его тогда называли) увенчан треугольным фронтоном. Первый этаж постройки, как было принято, занимали парадные комнаты, кабинет хозяина и бальная зала. Второй этаж занимали спальни, столовая для хозяев и другие личные помещения для проживающей семьи.

      Следующей официальной хозяйкой дома на улице Новая Басманная, 27 стала Мария Перовская, в девичестве — Соболевская. Она являлась «неофициальной» супругой графа Алексея Кирилловича Разумовского. Будучи женой невенчанной, Мария Соболевская и ее дети от Разумовского (а их было десять!) по названию подмосковной вотчины графа – Перово. Все дети Разумовского и Соболевской стали известными личностями: сыновья занимали высокие государственные должности, дочери вышли замуж за известных российских деятелей.

      После смерти А.К. Разумовского, впоследствии, Мария Соболевская — Перовская официально вышла замуж за генерала Петра Васильевича Денисьева.

      В 1857 году владения перешли в собственность купеческой семьи Алексеевых, заработавших свой первоначальный капитал на изготовлении золотых и серебряных нитей (канителей). Их фабрика по выпуску канители располагалась в Рогожской слободе. Из рода Алексеевых следует отметить двоих представителей. Первый из них – Городской голова Николай Александрович Алексеев. При нем в Москве на средства благотворителей, среди которых был и сам Алексеев, в Москве строились приюты, дома призрения, больницы. Важнейшим делом в благоустройстве города при Алексееве явилось осуществление инженерами Московской городской управы проекта канализации города, что резко сократило число кишечных заболеваний среди жителей. До этого времени практически все дома в Москве пользовались по старинке выгребными ямами. По проекту инженера Шухова был построен новый водопровод Москвы. По инициативе городского головы были построены Николая Алексеева были построены Верхние торговые ряды, Купеческий клуб (ныне театр Ленком), здание Городской Думы, закончено строительство Политехнического музея, разбит Александровский сад. В городе разворачивается многоэтажное строительство, появляется электрическое освещение. В 1892 году именно Николай Александрович Алексеев принимает от Павла Михайловича Третьякова в дар его бесценную картинную галерею.

        Жизнь Николая Александровича трагически оборвалась в 1893 году, когда ему не было и 41 года. И по иронии судьбы именно в здании Думы Алексеев был смертельно ранен душевнобольным человеком. Умирая, Николай Александрович просил жену внести ещё 300 тысяч рублей из личных средств на окончание строительства больницы для душевнобольных. Алексеевская психиатрическая больница открылась в 1894 году. В советское время она называлась больницей имени Кащенко. Не так давно ей возвращено имя Н. А. Алексеева.

         Другой представитель рода Алексеевых, думаю, в особом представлении не нуждается. Это — Константин Сергеевич Станиславский (Алексеев).

      Что касается дома на Новой Басманной, то последний представитель рода Алексеевых, Петр Семенович, владел им вплоть до 1917 года. В годы Советской власти дом был отдан под коммунальное жилье. Часть комнат занимали родственники последних хозяев — Алексеевых. В настоящее время здание занимает банк «Огни Москвы». Банкиры отреставрировали особняк, стараясь максимально сохранить оставшиеся интерьеры и внешний вид здания.

         Рассказ о Москве деревянной второй половины 19 – начала 20 веков мы продолжим в следующий раз.

25.03.2018

Поделиться в соц. сетях

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *