МОСКВА ДЕРЕВЯННАЯ-2

МОСКВА ДЕРЕВЯННАЯ. Часть 2.

      Продолжу рассказ о Москве деревянной. Мы познакомимся с совершенно разными зданиями – жилыми домами и общественными зданиями, особняками известных москвичей и чудом сохранившимся безымянными постройками.

       Первый адрес – Огородная слобода, 9. Здесь находится симпатичный двухэтажный деревянный дом, украшенный резными архитектурными элементами: оконными наличниками, фризом, карнизом и кронштейнами. С момента постройки, а построен дом в 1875 году, его внешний облик практически не менялся, если только не считать замену деревянных рам на пластиковые. Это, конечно, портит исторический облик здания. В конце концов, если рамы были сильно изношены, их можно было заменить на новые деревянные. Но этого не сделали… Зато к настоящему времени здание сохранило оригинальное оформление с деревянными резными деталями 1870-х годов. Построено это здание как больничный корпус Мясницкого отделения Чернорабочей больницы по проекту Александра Адольфовича Мейнгарда. Мейнгард с 1869 года работал Московским губернским архитектором, а с 1876 года стал губернским инженером для казенных учреждений: больниц, богаделен, тюрем и приютов.

       Из оценочной описи владения Мясницкого отделения Чернорабочей больницы, составленной в 1914 году, известно, что оба этажа деревянного больничного корпуса тогда занимали женские палаты. А сама больница располагалась в квартале между Мясницкой улицей и Огородной слободой, которая в ту пору называлась Чудовский переулок. Основные корпуса больницы располагались в зданиях бывшей городской усадьбы, которой в начале 19 века владело семейство Барышниковых, с 1830-ых годов владельцами усадьбы стали дворяне Бекетовы. Во второй половине 19 века владение было приобретено государством, в усадьбе разместили Мясницкое отделение больницы для чернорабочих, к которым относили всех сельских жителей, нанимавшихся на работы в Москве. Тогда же были построены больничные корпуса позади усадебного дома, один из которых мы можем видеть и сейчас.  В начале 20 века больница стала называться Мясницкой городской. В 1923 году больница была переведена из усадьбы в другое здание, а её место спустя некоторое время занял институт санитарного просвещения Наркомздрава СССР. В начале 1990-ых годов на условиях долгосрочной аренды на 49 лет в главное здание бывшей усадьбы переехала редакция газеты «Аргументы и факты».

        В конце 1930-ых годов всю существовавшую здесь ветхую больничную застройку снесли. А двухэтажный деревянный корпус остался и сохранился до наших дней. В советские годы в доме сначала располагались коммуналки, потом находился венерологический диспансер №2. В настоящее время здание занимает Государственное автономное учреждение культуры города Москвы «Московское агентство организации отдыха и туризма».

       Состояние дома вызывает тревогу. На данный момент зданию более 130 лет, коммуникациям более 50 лет, всё нуждается в полном ремонте или замене: на несущих стенах просматриваются глубокие трещины, подвал частично подтоплен, все сантехнические коммуникации находятся в аварийном состоянии. Деревянная обшивка здания разрушается под атмосферными осадками, а в некоторых местах полностью сгнила. Скатная железная крыша нуждается в ремонте, с полным разбором и снятием старых железных листов. В мае 2016 года дом включен в реестр объектов культурного наследия регионального значения. Может быть, это поможет реставрации здания.

      Непростая судьба и у другого деревянного дома – дома Пороховщикова в Староконюшенном переулке, 36.

        Особняк был построен для предпринимателя Александра Александровича Пороховщикова в том же владении, что и принадлежавший ему же доходный дом, на Арбате, 25. В отличие от доходного дома особняк выходил фасадом не на Арбат, а в Староконюшенный переулок. Построен он 1872 году архитекторами Дмитрием Васильевичем Люшиным и Андреем Леонтьевичем Гуном. Правда, некоторые исследователи считают, что проект дома Пороховщикова был сделан архитектором Александром Степановичем Каминским. Резьбу на фасадах дома выполнил резчик И. А. Колпаков. Здание, построенное на старом деревянном  фундаменте, удачно воплотило в себе традиции национальной архитектуры. Дом сложен из толстых брёвен и украшен резными наличниками, карнизами и подзорами. В нем удачно сочетаются крупные объёмы и живописный облик. Проект дома в 1873 году получил премию на Всемирной выставке в Вене.

 

         Несколько слов об А. А. Пороховщикове. Это был известный русский предприниматель. Основу его капитала составил строительный бизнес, кроме того, в Москве Пороховщикову принадлежали гостиница и ресторан «Славянский базар». Александр Александрович прославился как меценат (один из главных жертвователей на строительство храма Христа Спасителя), издатель, публицист и общественный деятель. По убеждениям Пороховщиков был славянофилом, состоял в Славянском комитете, издавал книги соответствующего характера. Вот и особняк в Староконюшенном он заказал в истинно русском стиле.

  

         Предназначался этот дом для сдачи внаем. Первым съёмщиком помещений в здании был электротехник Владимир Николаевич Чиколев, разместивший тут агентство по продаже швейных машин собственного производства. Потом в доме размещались редакции газет, «Общество воспитательниц и учительниц с бесплатной школой коллективных уроков по естествознанию и математике, иностранным языкам, пению»,  женская Воскресная школа, библиотека и педагогический музей. С конца 1890-х годов здание сдается под жильё для состоятельных людей.

  

       В советское время в доме Пороховщикова располагалось Киевское районное отделение Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры города Москвы, Совет ветеранов 77-й Гвардейской дивизии народного ополчения Киевского района с музеем, филиал библиотеки имени Добролюбова. В 1995 году дом был передан в долгосрочную аренду сроком на 49 лет правнуку А. А. Пороховщикова  и внуку известного российского, а позже советского конструктора, Александра Александровича Пороховщикова,  актёру Александру Шалвовичу Пороховщикову. Александр Шалвович собирался создать здесь музей истории детской игрушки и разместить экспозицию, посвященную Пороховщиковым. Для этого нужны были деньги. А. Ш. Пороховщиков использовал половину участка, примыкающего к зданию, для строительства современного клубного жилого дома на 6 квартир. Средства от продажи квартир пошли на реставрацию, которая была закончена в 2004 году. К 2009 году в здании размещались ресторан, бильярдный зал, а также частные апартаменты. Доходы шли в фонд будущих музеев, но в 2012 году супруги Пороховщиковы друг за другом ушли из жизни. Дом остается в собственности города, пустует, заперт, охраняется ЧОПом. Началось разрушение недавно отреставрированного резного декора. Дальнейшие планы Департамента имущества относительно дома Пороховщикова неизвестны.

         Печально выглядит дом на Малой Семеновской, 11. Этот деревянный одноэтажный дом на высоком каменном цоколе построен в 1886 году для некоего купца Н. А. Егорова. Стены дома представляют собой сруб, обшитый тесом, фасад богато украшен резными наличниками в стиле классицизм, профилированным карнизом с фигурными кронштейнами. В начале 20 века домом владели уже другие представители московского купечества: купец И. Е. Круговикин, позже – богородский купец-старообрядец А. Я. Храпунов-Новый.

   

        Сейчас здание пустует и потихоньку разрушается, хотя и считается вновь выявленным объектом культурного наследия. Пользователем объекта является ГУК «Парк культуры и отдыха «Сокольники», с которым Правительством Москвы в 2010 году было заключено охранное обязательство. Может, дом и охраняют, но пока не реставрируют и никак не используют. Это заметно даже сквозь забор и зелень тополей, закрывающую фасад здания.

       Зато все достоинства дома и его состояние прекрасно видны осенью, когда с деревьев опала листва.

  

   

          Следующий деревянный дом прочно связан с самым московским романом – романом Булгакова «Мастер и Маргарита». Исследователи творчества писателя почти единодушны в том, что именно он и был жилищем Мастера. Этот старый деревянный дом в Мансуровском переулке, 9 так и называется среди москвичей – «Дом Мастера». Справедливости ради следует сказать, что у булгаковедов  существуют альтернативные варианты расположения Дома Мастера, в частности – в Плотниковом переулке, 10/28 и в Чистом переулке, 4. Но дом в Мансуровском переулке является самым верным с точки зрения указаний самого Булгакова и подробностей из его романа.

         Немного истории. В начале 19 века земельный участок в Мансуровском переулке (тогда он назывался Масальским переулком) принадлежал титулярному советнику Сергею Васильевичу Мельникову, который продал часть владения мещанке Прасковье Федоровне Емельяновой. В 1834 году вдоль красной линии переулка для Прасковьи Федоровны был выстроен добротный деревянный жилой дом на белокаменном подвале в классическом стиле. Центральная часть по фасаду на три оконных проема была выделена креповкой. Интерьер спланировали по принципу кругового обхода. Парадные помещения были украшены лепным декором потолков и изразцовыми печами. В подвале выложен камин с чугунным прибором. В глубине же двора, справа и слева от дома, были построены деревянные хозяйственные постройки.

          Емельянова вскоре продала усадьбу поручику Ивану Петровичу Полетаеву, который в свою очередь продал ее купцу первой гильдии Сергею Владимировичу Топленинову. Наследниками Сергея Владимировича стали его сыновья Владимир и Сергей. Старший сын Владимир был актером, долгое время выступал на разных сценах, в конце жизни работал в Театре транспорта и даже дружил с самим Луначарским, который поспособствовал тому, чтобы братьям вернули этот реквизированный в 1918 году дом. Младший, Сергей, был художником-декоратором, макетчиком-исполнителем Малого театра и МХАТа. В унаследованном доме старший брат жил с семьей наверху, а младший — в нижнем полуподвальном этаже.

        Михаил Афанасьевич Булгаков появился в этом доме в 1926 году. Он часто навещал младшего Топленинова и семейство драматурга Сергея Александровича Ермолинского, который снимал в доме несколько комнат. По воспоминаниям современников Булгаков  бывал здесь практически ежедневно, у него даже появилась в доме своя комната, где он часто работал и оставался ночевать. А полуподвальная квартира Сергея Топлеинова превратилась в романе в квартиру Мастера. Окна этой полуподвальной квартиры выходят во двор и, к сожалению, не видны через сплошной забор.

       Дом в Мансуровском переулке уцелел, его не снесли, хотя земля в центре города буквально «на вес золота». Он много лет является жилым. Сейчас в нем живут потомки художника В. А. Курского, при жизни которого в 1980-ых годах комната, где работал Булгаков, была отреставрирована и фактически превращена в музей писателя. Но доступ туда закрыт. В последние годы инициативная группа во главе с Благотворительным фондом им. М. А. Булгакова ищет возможность приобрести этот дом для создания в нем открытого общественного музея и увековечивания памяти писателя.

          Дом в Хлебном переулке, 6а построен в 1830-ых годах для некоего купца по фамилии Сельский. По крайней мере, имя владельца повторяют все доступные источники. В разные годы в доме жили историк Тимофей Николаевич Грановский, композиторы Николай Разумникович и Вадим Николаевич Кочетовы, советский экономист, академик Николай Николаевич Некрасов. Вплоть до 2013 года дом в Хлебном переулке был полностью заброшен. Без должного ухода он постепенно начал разрушаться. К счастью, на него обратила внимание обычная московская семья: Олег и Вера Степановы, родители четырех детей. Они нашли хозяев этого дома и взяли его в долгосрочную аренду. Вместе они сделали ремонт, переехали сюда и открыли в доме детский центр, который назвали «Живой дом». Именно это название вместе с несколькими силуэтами мы можем видеть на фасаде дома. Первые занятие в детском центре Степановы проводили бесплатно для детей друзей. После начали принимать всех желающих, но уже платно. В «Живом доме» дети могут изучать математику, физику, историю, математику, шитье и живопись. Уроки ведут профессиональные преподаватели, а родители могут оставлять детей дома и идти по своим делам или ждать окончания занятия в чайной комнате. Кроме занятий в детском центре также проходят семейные праздники, вечера настольных игр, новогодние и рождественские елки и карнавалы.

    Эта фотография сделана весной 2017 года. А в летом 2018 года, проходя по Хлебному переулку я сделала вот такую фотографию.

          С дома купца Сельского сняли дощатую обшивку, а под ней стал виден изъеденный жучком сруб и прогнившие деревянные элементы здания. Информации о работах отыскать не смогла, но надеюсь, что это будет грамотная реставрация. По крайней мере бревна пронумерованы, а так делают, когда собираются разобрать сруб, заменить все пришедшее в негодность и сохранить все, что можно сохранить.

  

  

                Когда работы закончатся, обязательно сделаю фотографию отреставрированного дома.

      Малая Андроньевская, 13/20 – двухэтажный доходный дом построен 1852 году. Владельцем дома был разбогатевший ямщик Рогожской слободы В. Ширяев. Недорогие квартиры в доме сдавались внаем семьям ямщиков, некоторые помещения были приспособлены также под недорогие гостиничные номера для путешественников. В 1908 году Николо-Рогожская старообрядческая община купила по соседству обширный участок на углу с 3-ей Рогожской улицей и построила церковь Николая Чудотворца. Бывший дом Ширяева стал домом причта. После революции дом снова стал жилым – в нем разместились коммуналки. В 1990-ых коммуналки расселили, дом отремонтировали. Сейчас его занимает офис ФГУП НПО «Нефтехимавтоматика».

  

          Первый этаж дома выполнен в камне, а второй – деревянный, украшенный резными пилястрами и карнизом. Что особенно ценно, в доме сохранились деревянные рамы 19 века, на втором этаже украшенные резными наличниками. Со стороны двора в 1910-ых годах была сделана  двухэтажная деревянная пристройка.

  

          Еще один домик-терем с каменным первым и деревянным вторым этажами находится в переулке Васнецова, 13 (до 1954 года – 3-ий Троицкий переулок). Это дом художника Виктора Михайловича Васнецова, который москвичи ласково называют «Теремок» за богатый декор в русском стиле. Построен этот дом в 1893 – 1894 годах архитектором Василием Николаевичем Башкировым (или Михаилом Емельяновичем Приемышевым?) по эскизам и рисункам самого Васнецова.

  

        Дом представляет стилизацию древнерусского теремного зодчества: первый этаж из камня, второй – деревянный сруб, украшение богатое и разнообразное. Здесь можно увидеть резные деревянные (и каменные) карнизы и наличники, изразцовую плитку, кованые детали, сочетание различных типов крыши (двухскатная, четырехскатная и «бочкой» с раскраской ромбами). В национально-романтическом духе выдержаны и  интерьеры дома. Анфилада комнат первого этажа соединяет гостиную и столовую с жилыми комнатами жены, дочери и сыновей. Мебель выполнена по древнерусским образцам в абрамцевских и строгановских столярно-резчицких мастерских, а также по рисункам В. М. Васнецова его братом Аркадием в Вятке. Оформление столовой имитирует обстановку крестьянской избы.

  

       Мастерская художника расположена на втором этаже. Здесь были созданы многие известные работы Васнецова. Картины, находящиеся в мастерской, написаны в 1900-ые годы, и почти все вдохновлены образами русского фольклора. Среди них — семь полотен, которые сам художник называл «поэмой семи сказок»: «Царевна-Несмеяна», «Царевна-Лягушка», «Ковер-Самолет», «Бой Ивана-Царевича с трехглавым змеем», «Бой Добрыни Никитича с семиглавым Змеем Горынычем».

        В. М. Васнецов проживал в этом доме с 1894 по 1926 годы. После смерти художника в 1926 году в доме продолжала жить его семья. Музей открыт в 1953 согласно воле наследников В. М. Васнецова, которые передали фамильный дом государству. В 1986 году музей вошел в музейное объединение «Государственная Третьяковская галерея». В музее хранится около 25 тысяч экспонатов, представляющих предметы быта и коллекции Васнецова.

          В Гусятниковом переулке, 7 расположена городская усадьба фон Беренс. Эта деревянная усадьба была построена в так называемом стиле неогрек инженером-архитектором Михаилом Александровичем Фидлером в 1871 году. Заказчиком выступил потомственный дворянин, коллежский асессор Эдуард Андреевич (Эдуард Христиан) фон Беренс и его супруга Эмма Ивановна. Когда смотришь на усадебный дом сейчас, то его внешний вид, лишенный характерной для новогреческого стиля симметрии, вызывает некоторое недоумение. Постройка и впрямь уникальна, и уникальность ее заключается в том, что здесь изначально не было типичного для того времени и стиля расположения с неизменными главным усадебным домом и боковыми флигелями. На участке стояли два симметричных строения, между которыми пролегала небольшая аллея. К сожалению, в 1960-ых годах этому уникальному памятнику московского деревянного зодчества был нанесен значительный урон: рядом расположено посольство Швейцарии, при расширении территории которого был снесен усадебный левый корпус.

        Фон Беренс владел усадьбой до 1914 года, затем хозяйкой стала дочь Эдуарда Андреевича, Мария Эдуардовна Шлиппе. Беренсы усадьбой владели, но в ней не жили – в 1905 году Э. А. Беренс сдал дом внаём под городское училище, при этом усадьбу перестроили по проекту Николая Николаевича Благовещенского. После революции дом национализировали и использовали  под коммунальные квартиры.  От этого периода остались новые перегородки и дополнительные дверные проемы.

        Сохранившийся правый корпус дома в 1970-1980-ые годы занимало строительно-монтажное управление. Потом наступил период запустения, однако состояние здания осталось удовлетворительным: дерево стен и перекрытий сохранилось неплохо, уцелели печи и частично паркет. В сентябре 2014 года дом был выставлен на торги по программе «Рубль за метр», в сентябре 2015 года у здания появился арендатор, который провел его реставрацию. Весной 2017 года, когда я снимала этот дом, рабочие завершали оформление прилегающей территории. Видимо, в скором времени его займет какой-нибудь офис.

         А вот следующему деревянному дому с богатой историей повезло значительно меньше. Он построен 1816 году на небольшом усадебном участке Волконских у стен Зачатьевского монастыря. В 19 веке дом был трёхэтажным и не имел флигеля, в 1903 году к дому была сделана пристройка в стиле модерн по проекту Анатолия Александровича Остроградского. Позже, при советской власти, здания собирались снести, т. к. в 1980-ых годах здесь планировали построить шестиэтажный жилой дом. И хотя этот дом имеет статус объекта культурного наследия регионального значения, состояние его вызывает опасения, а судьба до сих пор не определена.

         Объектом культурного наследия дом стал благодаря тому, что в период с 1904 по 1907 годы в нем жил Федор Иванович Шаляпин с семьей. Поселился Шаляпин в этом особняке сразу после его перестройки, когда дом лишился третьего этажа и получил пристройку в стиле модерн. О выборе этого жилища певцом ходят легенды. По одной из них Федор Иванович выиграл особняк в карты, по другой – дом посоветовала приобрести игуменья Зачатьевского монастыря в то время, когда Шаляпин находился в глубокой депрессии после смерти сына-первенца Игоря. Как бы там ни было, но в доме по 3-му Зачатьевскому переулку, №3, у Шаляпиных сначала родился сын Борис, а через год на свет появились двойняшки, Федор и Татьяна.

          В 1907 году Шаляпины переехали на Новинский бульвар. Дальнейшая история дома в Зачатьевском переулке известна лишь по обрывкам воспоминаний. Так, например, спустя десять лет, здесь жила Анна Ахматова. В конце 1980-ых сын Федора Ивановича, Федор Федорович завещал семейное имение Центру им. Ф. И. Шаляпина.

        Однако в 2000 году московские власти продали дом частной компании, которая собиралась его перестроить и сдавать помещения под офисы. Владелец заявил о начале противоаварийных и реставрационных работ, была выбрана реставрационная фирма, подготовлен проект, по которому после корректного восстановления без увеличения объемов и устройства подземных парковок в доме собирались разместить реабилитационный центр для детей. Однако весной 2015 года противоаварийные работы, согласованные со всеми ведомствами, были остановлены более чем на полгода из-за нанесения ущерба давно не использующейся электрощитовой (!), которая фактически опирается на стену памятника регионального значения. Работы по восстановлению фундаментов дома были прекращены на время разбирательств с появившимися откуда-то собственниками щитовой. К началу 2016 года противоаварийные работы фактически завершены, начало реставрационных было запланировано на этот же год. Однако состояние дома по-прежнему вызывает опасения, а  судьба здания  фактически до сих пор находится под вопросом.

           Не слишком повезло и следующим деревянным домам. Вот, например, двухэтажный дом по Бауманской улице, 39. Об этом здании практически ничего неизвестно, кроме того, что построено оно в 1917 году. Первый этаж каменный, второй – деревянный. Видимо, строился он как доходный дом для небогатых жильцов. Можно предположить, что после 1917 года в нем были коммуналки. Сейчас числится в нежилом фонде, последняя контора, занимавшая дом – это ДЕЗ Басманного района ЦАО – ООО «Экологический фактор плюс» – участок № 4. Весной 2017 года здание выглядело заброшенным, окна первого этажа заклеены частными объявлениями. Есть подозрения, что этот дом в ближайшее время снесут – уж больно большой участок оно занимает. Можно построить большой многоэтажный дом.

         В ужасном состоянии пребывает деревянный дом купца А. В. Крупенникова в Денисовском переулке, 24. Построен этот дом в 1913 году по проекту Владимира Александровича Руданоского, который был востребованным архитектором в купеческой среде начала 20 века. Дом богато декорирован в стиле эклектики. В декоре можно различить черты модерна (необычной формы купола по углам здания с круглыми слуховыми окошками) и неоклассицизма (симметричность фасада, точеные балясины под угловыми окнами второго этажа, пилястры). И вся эта красота постепенно разрушается.  Последняя организация, располагавшаяся в доме — УФМС Басманного района. Сейчас, несмотря на решетки на окнах, здание выглядит пустым. Краска на фасадах осыпается, видно подгнивание деревянных элементов декора… Статус здания — объект культурного наследия регионального значения. Этот факт дает надежду на то, что дом не будет снесен и его когда-нибудь все-таки отреставрируют.

  

           И уж совсем удивительный факт, особенно на фоне разрушающих объектов культурного наследия, что в столице сохранились деревянные постройки, не имеющие исторической ценности. Вот, например, хозяйственные постройки храма Антипия на Колымажном дворе, расположенного в Колымажном переулке, 8. Сам храм известен с 16 века, самое раннее упоминание церкви относится к 1530 году. Каменное здание было возведено в третьей четверти 16 века. По преданию, в церкви венчался с одной из своих жен Иван Грозный. Царь почитал священномученика Антипу, а среди его родовых святынь хранился зуб святого «Онтипия Великого», оправленный в серебро. В церкви находится фамильный склеп представителей семейства Скуратовых. Храм несколько раз перестраивался в 18 – 19 веках. В советское время он был закрыт. Здания храма использовали под жилые помещения, склады. Здесь располагались и различные организации, в частности, отдел по реставрации тканей отдела прикладного искусства ГМИИ. В 2004 году храм возвратили РПЦ, сейчас он реставрируется.

  

           Но самое невероятное, что все перипетии 20 века не смогли разрушить хозяйственные постройки храма, которые существуют с начала 20 века. Это просто сторожки или сарайчики, но им более ста лет… Хотя лично я верю в это с трудом, а данные о том, что эти постройки начала 20 века, найдены в интернете и никакими официальными документами не подтверждены.

  

 

           Закончить вторую часть рассказа о деревянной Москве я хочу зданием, которое, к счастью, отреставрировано и прекрасно выглядит. Находится этот дом в Калошином переулке, 12. Этот дом построил для себя по собственному проекту в 1852 году архитектор Михаил Осипович Лопыревский. Двухэтажный деревянный дом, снаружи кажется небольшим, а на самом деле имеет просторные внутренние помещения. Фасад здания окрашен и оформлен барельефными медальонами, на которых изображены аллегорические фигуры в античном стиле. Обращает на себя внимание обрамление оконных проемов: кронштейны над окнами в точности повторяют рисунок карниза особняка.

          После смерти архитектора, по некоторым данным, в доме открыли родильный приют, который просуществовал здесь вплоть до революции. После 1917 года здесь размещались различные медицинские учреждения. Хотя некоторые москвоведы считают, что все эти медицинские учреждения располагались по соседству, в бывшем доходном доме Лопыревского на Арбате, 33/12.

        В 1993 году особняк Лопыревского получил статус памятника архитектуры. К этому времени строение выглядело весьма печально: дом начал гнить. Лишь в 1997 году реставраторы приступили к восстановлению этого знаменитого дома. Во время проведения реставрационных работ под поздними наслоениями были обнаружены деревянные панно с уникальной темперной росписью в стиле арабесок на потолке, балках-перекрытиях, дверях и косяках. Всего было расчищено 1230 фрагментов, а также расписная дверь. Найдены были и обои, выполненные по эскизам самого Лопыревского, представляющие немалую художественную ценность. Сверху они были покрыты многочисленными слоями других обоев.

  

         В настоящее время в доме расположен офис ООО «Энди-строй». Есть информация, что посмотреть результаты реставрации можно в дни культурного наследия. Так что следите за списками доступных для осмотра в эти дни объектов.

      Продолжение следует. Вряд ли я сумею рассказать обо всех семидесяти деревянных объектах столицы согласно единому госреестру. Но мы обязательно познакомимся с некоторыми из них, включая знаменитую Погодинскую избу.

01.04.2018

Поделиться в соц. сетях

0

Комментарии

МОСКВА ДЕРЕВЯННАЯ-2 — 5 комментариев

  1. Москва была подвержена частым вражеским нападениям и пожарам. На протяжении двухсот лет на Руси продолжались междоусобные войны, из-за которых страдали деревянные постройки города

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *