МОСКВА ДЕРЕВЯННАЯ-3

МОСКВА ДЕРЕВЯННАЯ. Часть 3.

                Деревянные дома очень комфортны для проживания. Даже в те времена, когда люди ничего не знали об экологии, многие интуитивно чувствовали их экологичность. Деревянные жилые дома – то не только деревенские избы, но и городские дома вполне состоятельных горожан. Даже боярские палаты часто строились в сочетании двух материалов: первый хозяйственный этаж часто был каменным, а второй, жилой – деревянным. Увы, но сейчас другие времена. Построить небольшой деревянный дом в центре, да и не только в центре, Москвы нереально. Вот мы и живем в бетонных муравейниках. И нам только остается смотреть на чудом сохранившиеся деревянные дома в столице и представлять, как в них раньше жили люди.

           Хамовники, улица Бурденко, 23. Именно здесь сохранился небольшой деревянный дом с мезонином, которому в прошлом году исполнилось 200 (вы только представьте себе!) лет – он построен 1818 году. Если особняк Сытина  http://www.peshkompomoskve.ru/moskva_derevyannaya-1/ считается самым старым сохранившимся деревянным домом в Москве, то этот дом моложе всего на 12 лет. Владелец дома коллежский советник Гаврила Александрович Палибин, который служил в Московской межевой канцелярии начальником чертежного отдела. О Палибине мало что известно: он был кавалером орденов Святого Владимира и Святой Анны, не имел семьи и умер в 1844 году.

          Особняк построен по одному из типовых проектов Экспедиции кремлевского строения – ведомства занимавшегося восстановлением Москвы после пожара 1812 года. Возглавлял ведомство Осип Бове. По поводу восстановления Москвы ходит такая легенда. Москвичи любили яркие цвета. И хоть в послепожарное время строили «типовые» дома, красили их кто во что горазд. В 1816 году император Александр приехал в Москву и был поражен пестротой окраски города, который напоминал аляповатое лоскутное одеяло. Император был возмущен картиной и велел все перекрасить в рекомендованные цвета. А рекомендовано было всего два цвета: серо-голубой и телесный (бланжевый) палевый с зеленцой. Дом Палибина выкрашен в серо-голубой цвет – наказ императора был исполнен в точности.

         На красную линию улицы выходит главный фасад дома в пять окон, центральную часть которого венчает мезонин с полуциркульным окном, опирающимся на скромный двухпилястровый портик. Фасад украшен характерной для ампира лепниной: греческими орнаментами, масками медуз-горгон, факелами, мифическими крылатыми конями с рыбьими хвостами. Во дворе дома располагались небольшой садик и хозяйственные постройки. Позднее со стороны двора были пристроены веранды.

   

   

        После 1917 года и вплоть до 1980-ых годов в доме были коммуналки. Жильцы перестраивали дом изнутри по своему усмотрению. В 1983 году жильцов расселили, а дом был передан в ведение Министерства мясной и молочной промышленности СССР для создания в нем ассортиментного кабинета. Перед этим институту «Спецпроектреставрация» было поручено провести реставрацию не только фасадов, но и внутренних помещений. В ходе реставрации под слоями штукатурки была обнаружена уникальная, полностью сохранившаяся отделка стен и потолка: живопись на двойном слое бумаги. Здесь были росписи под дуб, гризайльные фризы, яркие цветочные плафоны. Такая интерьерная живопись выполнялась вручную, стоила очень дорого и украшала, как правило, богатые дома и дворцы. Палибин до этого времени считался совсем не богатым чиновником, но найденная отделка интерьеров заставила усомниться в этом. Интересный факт: под обоями был обнаружен бумажный слой из различных документов, скорее всего, это часть списанного архива Межевой канцелярии, которую принес в дом сам Палибин. Чтобы не повредить обои, их не стали отделять от бумажной подложки. Кроме этого нашли частично сохранившиеся уникальные печные изразцы.

        После реставрации от идеи размещения в доме «мясной» выставки, слава богу, отказались. Здание передали институту реставрации, в его ведении особняк оставался более тридцати лет. В нём разместили мастерские и экспозиционные залы, проводили различные выставки и другие культурные мероприятия.

        В 2018 году Министерство культуры объявило о решении передать здание в безвозмездное пользование Фонду во имя святого архангела Михаила на срок в 25 лет. Эта организация была зарегистрирована в 2014 году и основным ее видом деятельности является «оказание финансовых услуг» (ростовщичество?!). Причина такого решения — неудовлетворительное состояние особняка. Хотя сотрудники ГосНИИР не получая от государства ни копейки на реставрацию, старались проводить реставрационные работы собственными силами, привлекая волонтеров даже из-за рубежа. Сейчас разработан проект реставрации, а новый арендатор вроде бы внес деньги для этого. Не знаю, что из этого получится. Вот только посмотреть интерьеры дома нам вряд ли удастся: финансовые организации у нас ну ооочень секретные.

           Для тех, кто хочет следить за последними событиями из жизни дома Палибина привожу адрес странички сайта Город Москва Независимый сайт района, посвященную ему  http://moskva.info/house/15934263 

       Во Втором Крутицком переулке, 14 расположен еще один деревянный дом, но это совсем другой дом и по стилистике, и по времени постройки. Жилой дом купца второй гильдии Дмитрия Савельевича Виноградова построен в 1880 году. Неподалеку в Крутицах располагался чугунолитейный завод, которым владел Виноградов.

  

        Дом состоит из каменного цокольного этажа и жилого деревянного этажа. Все деревянные элементы дома, включая декоративные, прекрасно сохранились. В 2018 году дом получил статус выявленного объекта культурного наследия, а в 2019 году признан объектом культурного наследия регионального значения. В настоящее время дом занимают офисы.

    

        В Крутицах сохранилась целая улица исторической застройки, при чем деревянной. Дома построены в конце 19 — начале 20 веков. О них почти нет никаких сведений – просто в них жили москвичи.

    

        По данным БТИ дом 17, строение 10 построен в начале 1900-ых годов…

        ….дом 17, строение 9 построен в 1885 году…

      …дом 8 построен аж 1865 году. По комментариям к фотографиям в интернете этот дом является частной собственностью – подарен Лужковым в 1990-ые годы какому-то художнику. Но повторюсь, это только сведения из комментариев к фотографии.

   

    Кирпично-деревянный дом 11 построен в 1870-ых годах. Сейчас его занимает администрация Крутицкого подворья.

     Два совершенно замечательных бревенчатых дома расположены в переулке Чернышевского, 6, строения 1 и 2. Эти дома с резными наличниками и элементами декора в стиле модерн построил для коллежского советника Ю. Д. Москатиньева архитектор Н. Д. Морозов в 1894 году на части бывшей территории Мариинской больницы для бедных. Чем занимался в жизни Ю. Д. Москатиньев и как его звали не известно. Даже С. К. Романюк в своей книге «По землям московских сел и слобод» ничего об этом не пишет. Об архитекторе известно немного больше. Иван Дмитриевич Морозов окончил Московское училище живописи, ваяния и зодчества, в 1892 году получил звание классного художественного архитектора. В период с 1889 по 1894 год работал на строительстве Алексеевской психиатрической больницы на Канатчиковой даче (Загородное шоссе, 2). С 1891 года — чертежник строительного отделения Московской городской управы, с 1893 года — исполняющий обязанности, а с 1894 года — штатный участковый архитектор. В 1912 году был избран членом московского Строительного совета.  Кроме психлечебницы и домов Москатиньева участвовал в строительстве некоторых подсобных строений во владениях московских храмов и монастырей.

  

    

      В советское время в домах располагались разные конторы. В 1990-ых оба дома реконструировали. А дальше я наткнулась в интернете на бурную дискуссию об этих домах, основной мыслью которых было, что это — «новодел», очень нелюбимое мной слово. Одним из аспектов этой дискуссии были рассуждения о том, какое деревянное строение можно считать историческим, сколько элементов, включая бревна сруба, при этом может быть заменено на новые. Все это интересно, но что лучше для города: беречь полусгнившие, но настоящие «исторические», бревна и ждать пока строение совсем развалится, чтобы его можно было без зазрения совести снести, освободив место для очередной коробки, или построить «новодел», максимально повторяющий прежнее строение.  Вместо слова «новодел» я предпочитаю слово «реконструкция».  Дома Москатиньева вполне можно считать реконструкцией, если сравнить их со старыми фотографиями. Дореволюционных фотографий мне отыскать не удалось, но в 1970-ых годах дома выглядели вот так.

     

        Я нашла только два существенных отличия: кованный кронштейн козырька одноэтажного дома и полуциркульное окно второго этажа двухэтажного дома. Хотя вполне может быть, что в конце 19 века и окно, и кронштейн у домов были.

   

       Адрес следующего, на мой взгляд удачно, реконструированного здания – улица Ленинская Слобода, 19, строение 5. Деревянный дом заводоуправления Завода Бари был построен в конце 19 века по проекту архитектора Николая Костальского. В 1907 году внутренняя планировка здания была изменена при участии Владимира Григорьевича Шухова, который работал у Бари: на втором этаже появилась просторная чертежная комната, и Шухов часто работал не только в конторе Бари на Мясницкой, но и в здании заводоуправления в Старой Симоновской слободе – так называлась улица до 1924 года.

 

       Несколько слов о Бари. Александр Вениаминович Бари родился в Петербурге в 1847 году. В 1862 году отец Бари с семьей уехал сначала в Швейцарию, потом в США. Александр окончил в Швейцарии гимназию, а в 1870 году получил диплом инженера-строителя, окончив Цюрихскую политехническую школу. Позднее Александр переехал к своей семье в США, принял американское гражданство и стал работать инженером сначала в Детройте, а затем в Филадельфии. На Всемирной выставке в этом городе Бари занимался строительством павильонов, выиграв конкурс и получив Золотую медаль. На выставке Александр познакомился с группой преподавателей и специалистов Императорского Московского технического училища, среди которых был и Шухов.

        В 1877 году вместе с супругой Зинаидой Яковлевной, урожденной фон Грюнберг, Бари перебирается в Россию: сначала в Петербург, потом – в Москву. В России Александр Вениаминович занялся, и весьма успешно, инженерным бизнесом: разработками и транспортировкой бакинской нефти по передовым для того времени технологиям, нефтепереработкой, производством различных технических изделий. Все эти годы с ним тесно сотрудничал Шухов. Александр Вениаминович дружил не только с Шуховым, но и со Львом Толстым, Дмитрием Менделеевым, Николаем Жуковским, Федором Шехтелем и другими представителями научной и творческой интеллигенции Москвы. Умер Бари в 1913 году.

        Завод Бари в Старой Симоновой слободе был открыт в 1895 году и выпускал клёпаные изделия, резервуары и стальные котлы. Кроме цехов здесь были построены дома для рабочих, амбулатория, столовая. После 1917 года завод национализирован и переименован в завод «Парострой» имени В. М. Лихачёва, с 1957 года – завод «Динамо». Сейчас на месте закрытого завода построен офисный комплекс «Омега-Плаза».

      В 2010 году здание заводоуправления разобрали, почистили, обработали защитными средствами, заменили ветхое дерево и собрали заново. Не знаю, сколько там осталось бревен столетней давности, но в целом получилось неплохо. Можно сравнить с тем как это здание выглядело в начале 2000-ых.

  

       Единственное, что его портит – это оформленный стеклянной коробкой вход.

    До недавнего времени на территории завода располагались два деревянных дома для рабочих и двухэтажная конюшня со вторым деревянным этажом. Дома рабочих снесли, а конюшня сгорела 2014 году. В 2017 году конюшню достроили, а вместо снесенных домов построили «избушку» в стиле заводоуправления. Оба здания огорожены двухметровым забором, что там сейчас – не известно.

   

       А вот реконструкцией то, что произошло со следующим деревянным домом я никак назвать не могу. Адрес – Старая Басманная улица, 20, строение 9. Это здание бывшей фабричной школы табачно-гильзовой фабрики купца М. И. Бостанжогло. В 1859 году домовладение 20 по Старой Басманной покупает купец 2-ой гильдии Михаил Иванович Бостанжогло, чтобы разместить здесь табачную фабрику. Михаил Иванович происходил из малороссийских греков. Считается, что именно он первым в империи стал производить папиросы, так сказать, заменил курительные трубки на бумажные гильзы. В купленном домовладении вскоре был построен производственный корпус, а в 1882 году – фабричная школа для детей рабочих по проекту архитектора Н. Н. Кюлевейна. Об архитекторе известно только то, что в 1850-ых годах он учился в Строительном училище Главного управления путей сообщения и публичных зданий.

      Школа представляла собой двухэтажное деревянное здание, центральная часть с лестничным пролетом выложена из кирпича. До недавнего времени в доме располагались различные организации, и выглядел он вполне прилично.

     

       Но в 2017 году дом был продан на аукционе за 28 млн рублей. Здание не обладало статусом объекта культурного наследия, и новые владельцы перестроили его по своему усмотрению. Летом 2018 года я долго искала между Басманной и Гороховым розовое здание, а нашла только это.

        То, что получилось в результате, я увидела в интернете. Скажу честно, что ехать туда для новой фотографии мне расхотелось – так что фотография снова из интернета. Может и неплохой домик получился, но он не имеет ничего общего со зданием фабричной школы.

       От реконструкций перейдем к аутентичным зданиям.

    Следующий адрес – улица Гастелло, 5. Здесь, в Сокольниках, в 1903 году по проекту архитектора Леонида Ипполитовича Лазовского был построен необычайно красивый деревянный дом с мезонином. Первыми владельцами участка, на котором он стоит, были братья Матвей и Иван Антоновичи Страховы. Страховы происходили из крестьян, собрав небольшую сумму денег, братья перебрались в Москву и стали заниматься строительными работами. В начале 20 века Страховы купили участок на Третьей Сокольнической улице (ныне улица Гастелло) и построили на красной линии одноэтажный деревянный дом на каменном цоколе, богато украшенный резьбой. Кроме этого дома на участке Страховых был большой сад, хозяйственные постройки и трехэтажный флигель, который использовался как доходный дом. Все это, кроме главного дома, до наших дней не сохранилось.

        Судьба братьев Страховых неизвестна. Как неизвестны имена других владельцев усадьбы. По одной из версий домом владел спортсмен-велосипедист и велосипедных дел мастер Иван Семёнович Родин, по другой – владельцем был купец Герасим Алексеевич Морозов. После 1917 года в доме располагались различные конторы, а сам дом постепенно ветшал. Наверное, он так бы и разрушился, если бы не попал в 1970-ых годах в поле зрения известного советского архитектора и реставратора Геннадия Александровича Ларионова. Оценив архитектурную ценность здания, Ларионов изучил строение, провел тщательные замеры и возглавил реставрацию дома. Сейчас дом выглядит так, как и в начале 20 века за одним исключением – в 1960-ых годах для увеличения полезного объема с задней стороны была сделана двухэтажная пристройка. Впрочем, ей уже много лет и, наверное, ее тоже можно считать исторической частью постройки.

      Фасад дома богато декорирован. Центральная часть главного фасада над входом оформлена завершением типа «бочка», обрамленным деревянным подзором. В центре «бочки» — резной солярный знак. Вход накрывает деревянный козырек на консолях, над двухстворчатыми дверями размещено световое окно. Сами двери украшены резными элементами, которые в точности повторяют декор «бочки». Резных элементов на фасаде очень много: резные пилястры и сандрики в оформлении окна над входом, резные лопатки на углах дома, наличники с цветочным орнаментом, резной фриз с подзором.

      

       Несколько слов об архитекторе. Л. И. Лазовский окончил в 1901 году Московское училище живописи, ваяния и зодчества в звании архитектора, несколько лет работал по специальности. В 1905 году был призван в армию, проходил службу в Московском инженерном полку. С началом первой мировой войны был снова призван в армию. Там он сблизился с РСДРП и вскоре вступил в партию. После 1917 года Лазовский стал активным сторонником новой власти, занимал разные ответственные должности. В 1919 году назначен командиром экспедиционной бригады в Донскую область, направленной для подавления антибольшевистского восстания. В том же году был расстрелян мятежниками. Вот такая судьба.

        Сейчас здание по улице Гастелло занимают офисы различных организаций.

       Несколько деревянных домов сохранилось в Замоскворечье. Дома эти с разной историей и разной степени сохранности.

      В самом конце Новокузнецкой улицы расположен дом 42, — одноэтажный деревянный жилой дом с антресолями и каменным подвалом. Построен по проекту, утвержденному в Городской управе в 1879 году для купца Я. Т. Кудрявцева. Имени и рода занятий купца Кудрявцева на просторах интернета разыскать не удалось. Даже на официальном сайте мэра Москвы https://www.mos.ru/dkn/documents/arhiv-novostej/view/108633220/  инициалы купца Кудрявцева написаны по разному: то Т. Я., то Я. Т. А еще в программе одной из экскурсий по Замоскворечью есть информация о том, что неподалеку от его дома находилась его же скобяная лавка. В 19 веке это был просто один из москвичей, который жил в самом обычном доме. Зато в 21 веке вокруг этого дома разгорелись нешуточные страсти. В 2010 году дом был отнесен к выявленным объектам культурного наследия. Предполагалась реставрация (реконструкция) здания. Но в 2011 году здание едва не снесли полностью. Аргументы были простые: дерево ветхое, здание пожароопасное, его надо снести и построить в тех же объемах кирпичный дом. Уже были начаты работы по разборке внутренних перекрытий. К счастью, сотрудники Мосгорнаследия предотвратили снос здания, но внутреннее убранство было уничтожено. В 2014 году в доме случился пожар, но здание пострадало не сильно. Был разработан эскизный проект реставрации здания. Его закрыли строительной сеткой. В 2018 году представители Архнадзора зафиксировали утрату подлинных стен здания. Не тронут реставрацией пока флигель усадьбы Кудрявцева, который использовался в свое время как доходный дом, т.е.  сдавался в наем.

    

         Сейчас он также, как и 150 лет назад сдан в аренду, в нем, как видите, располагается винный бар.

        Новокузнецкая улица 26/8, строение 1. Двухэтажный каменно-деревянный дом, входивший в усадьбу купца Тимофея Терентьевича Волкова, представляет собой типичный образец городской застройки не только окраин Москвы, но и других городов империи. Усадьба на углу Кузнецкой (ныне Новокузнецкой) улицы и 1-ого Спасоболвановского (ныне 1-ый Новокузнецкий) переулка существовала с начала 19 века и принадлежала московской купчихе Марии Матвеевне Тумановой. В 1875 году ее покупает потомственный почетный гражданин Тимофей Терентьевич Волков. Чем занимался Тимофей Терентьевич неизвестно, но человеком он был состоятельным. Подать прошение о причислении к почётному гражданству, а уж тем более получить его могли далеко не все представители купечества. Потомственными почетными гражданами становились коммерц- и мануфактур-советники, которые, в свою очередь, получали это звание пробыв купцами первой гильдии не менее 12 лет, а также купцы, состоявшие в течение 20 лет в первой гильдии и награжденные орденом. У Волкова были еще владения в районе Золоторожского вала. Тем не менее, Волков покупает усадьбу на Кузнецкой улице и делает в ней кое-какие перестройки.

       Каменный одноэтажный флигель было решено превратить в доходный дом, а перед этим достроить его вторым деревянным этажом. Работу заказали архитектору Константину Алексеевичу Кузьмину. К. А. Кузьмин был гражданским инженером: в 1881 получил он получил свидетельство Техническо-строительного комитета на право производства работ по гражданскому строительству и дорожной части. В 1887 Кузьмин отрыл собственное Технически-строительное чертежное бюро. Строил в Москве и Петербурге доходные дома и храмы.

        Кузьмин выполнил заказ Тимофея Терентьевича – достроил дом вторым этажом, украсив деревянную часть здания резными карнизом, лопатками и оконными наличниками, и Волков стал сдавать в нем четыре просторные квартиры. В советское время эти квартиры превратились в четыре огромные коммуналки с десятками жильцов. В 1990-ых годах после расселения коммуналок в здании прошёл капитальный ремонт. Сегодня дом используют городские коммунальные службы для административных нужд, в нем располагается ГУП Мосводосток.

        На территории бывшей усадьбы Волкова сохранилось еще одно деревянное здание – улица Новокузнецкая, 26/8, строение 3. Госреестре значится 1872 год постройки. Если это так, то скорее всего в нем располагались хозяйственные помещения: кухня, кладовые, комнаты для прислуги. Но вероятнее всего, здание было построено чуть позднее, когда усадьбу купил Т. Т. Волков. В этом случае, оно сразу строилось, как доходный дом, чем он собственно и был при Волкове и его наследниках сыновьях Николае и Викторе Тимофеевичах. Украшения фасадов типичны для деревянных строений – резные карниз и наличники.

       Кстати, бывший главный усадебный дом, который сохранился до наших дней в глубине участка, в 1891 году Волковы тоже перестроили и приспособили под доходный дом. Для этого вместо мезонина возвели третий этаж.

       Еще один деревянный дом Замоскворечья находится в 3-ем Монетчиковском переулке, 9, строение 1. Распоряжением 740 Департамента культурного наследия города Москвы от 13 августа 2014 года признан объектом культурного наследия регионального значения.

   

     Участок, на котором стоит дом до 1894 года принадлежал некоей Евдокии Федоровне Ждановой, с 1895 года владельцем стал купец Петр Федорович Федоров, владевший трактиром неподалеку. Дом построен либо в 1890 году, либо уже при новом владельце Федорове. По крайней мере в упомянутом выше Распоряжении он фигурирует, как «жилой дом купца П. О. Федорова». Заметили разницу в инициалах? Лично просматривала справочник «Моя Москва» за 1896 год (есть такая возможность в интернете), участком и домом владел именно Петр Федорович, а Федорова с инициалами П.О. среди домовладельцев не было. Так что эта неразбериха скорее всего на совести «культурных» чиновников Москвы.

         После 1917 года дом долго оставался жилым, но естественно, уплотненным. По слухам, в 1960-ые годы он был подарен одному из художников, воплощавших в жизнь работу Андрея Андреевича Мыльникова – панно с портретом Ленина в Кремлевском дворце съездов, под мастерскую. Наследники художника дом продали, а новый владелец, неизвестно кто, отремонтировал (или отреставрировал) дом в период с 2006 по 2008 годы. В доме заменили совсем сгнившие брусы, переделали внутреннюю планировку, сделали новую обшивку и декор. Мне не удалось отыскать фотографий дома Федорова прошлого века, поэтому не могу судить о том, насколько внешний вид дома соответствует историческому. Но получилось совсем не плохо.

     

     Сейчас – это офис компании «Итон», которая производит рекламное и торговое оборудование.

       Ранее я рассказывала о деревянном доме конца 19 века на Малой Семеновской, 11 http://www.peshkompomoskve.ru/moskva_derevyannaya-2/ . Но на Малой Семеновской сохранился еще один деревянный дом – дом №6. Принадлежал этот дом семейству купцов Кудряшовых, которые владели сунной фабрикой, расположенной здесь же на Малой Семеновской, 10. Сначала производством сукна и его продажей занимались братья Фёдор и Николай Егоровичи Кудряшовы, потом братья Матвей и Алексей Николаевичи, т.к. наследников мужского пола у Федора Егоровича, по-видимому не было. Матвей Николаевич числился купцом первой гильдии и был потомственным почетным гражданином. После 1917 года фабрика была национализирована и еще много лет работала под названием «Шерсть-Сукно». В 1990-ых фабрику закрыли, сейчас на ее месте большое офисное здание.

  

        Но вернемся к деревянному дому. Построен он 1890-ых годах, в советское время сильно обветшал. В 1990-ых дом приватизировали, но он продолжать пустовать и разрушаться. И только в начале 2010-ых его отреставрировали, правда, не без потерь: стены из бруса и кирпичный цоколь обшили вагонкой, наглухо заделали чердачное окно с резными наличниками. Зато всю остальную великолепную резьбу на фасадах сохранили и восстановили полностью.

     

        Сейчас здание сдается в аренду под офисы.

     Каменно-деревянное здание конца 19 века в Медовом переулке, 5 также принадлежало Кудряшовым. Вероятнее всего, в нем жил один из братьев. В советское время здание занимал ДК фабрики «Шерсть-Сукно». Сейчас приватизировано и сдается в аренду под офисы.

     Первоначально в моем списке адресов деревянных построек в Москве было всего 30 объектов. Постепенно этот список стал увеличиваться. Какие-то адреса я узнаю из газет и интернета, на какие-то деревянные дома натыкаюсь совершенно случайно в время прогулок по Москве. Сейчас в этом списке 45 объектов. Думаю, что со временем их станет еще больше. Поэтому, сегодня я заканчиваю рассказ о Москве деревянной и обещаю продолжение с обязательным рассказом о самом красивом деревянном доме столицы – Погодинской избе.

23.12.2019

 

Поделиться в соц. сетях

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *