МОСКВА ДЕРЕВЯННАЯ-4

МОСКВА ДЕРЕВЯННАЯ. Часть 4.

    Продолжим знакомство с чудом сохранившимися в столице деревянными домами 19 – начала 20 веков. Состояние этих зданий разное. Есть неплохо сохранившиеся аутентичные дома, есть воссозданные, которые часто называют «новоделом», а есть и такие, на которые без слез не взглянешь. В Москве много исторических зданий в плохом состоянии, и они требуют ремонта или реставрации. Сохранить их непросто, часто за вполне приличным по виду фасадом скрываются прогнившие перекрытия и разрушающиеся коммуникации. Но для домов из камня или кирпича вполне реально сохранить хотя бы фасады. Часто вопрос ремонта или сноса таких домов – чисто финансовый. С деревянными зданиями все на много сложнее. Дерево разрушается сильнее, чем камень, и чтобы устранить последствия этого разрушения недостаточно просто покрасить стены. Сруб надо разобрать, пропитать сохранившиеся бревна антисептиками, заменить превратившееся в труху дерево, будь то бревна, доски или элементы резного декора, на новое. Все это требует много времени, средств и умения. Иногда таких не подлежащих восстановлению элементов здания так много, что проще заменить все и просто воссоздать старинный дом. Так появляются так называемые «новоделы».  Очень не люблю это слово: на мой взгляд, воссоздание исторических домов все-таки намного лучше, чем их полная утрата.

            Итак, деревянные дома в Москве.

        Двухэтажный дом с первым этажом из кирпича и вторым деревянным расположен на углу малого Полуярославского и Мельницкого переулков. Увы, никаких сведений об этом здании разыскать не удалось: ни архитектора, ни владельцев этого особняка. Единственное, что удалось узнать, это время постройки. По данным Росреестра этот дом с кадастровым номером 77:01:0003001:1035 построен в 1860 году. Данные Мосгонаследия относительно этого дома несколько другие – там он фигурирует, как «Жилой дом, 1889 г.» Распоряжением Мосгорнаследия от 07.10.2014 N 857 имеет подтверждённый статус объекта культурного наследия регионального значения. Сейчас помещения в доме сдаются под офисы.

 

 

 

         По всему видно, что дом отремонтирован. Об этом можно судить хотя бы по пластиковым окнам. Не знаю, как он выглядел раньше, но теперешняя богатая резьба второго этажа смотрится прекрасно.

        Уникальный для Москвы дом находится на Русаковской улице, 19, стр.3. Уникальность этого двухэтажного здания с первым каменным этажом и вторым деревянным состоит в необычном для Москвы декоре. Деревянный этаж дома украшен так называемой «сергиево-посадской» резьбой. Эта резьба покрывает не только наличники окон, но и простенки между ними. История здания богатая и запутанная. По одной версии он построен в 1891 году для экспедиции, т.е. склада готовой продукции и сырья, медо-пивоваренного завода некоего купца Калинкина. По другим данным после многочисленных владельцев, которые были в основном купцами, в 1911 году владение по Сокольническому шоссе приобретает известная Самарская пивоваренная фирма Торгового дома «Л. А. Вакано, Рихтер и К». Дом, о котором идет речь, уже существовал на участке – он был построен в 1857 году, когда домовладение принадлежало московскому мещанину Василию Николаевичу Голикову. Альфред фон Вакано, австрийский гражданин прибыл с семьёй в Россию в 1880-ые годы и основал Жигулёвский пивоваренный завод в Самаре. В 1899 году все семейство приняло российское подданство. Сын Альфреда Лотар Вакано и его компаньон Иван Андреевич Рихтер продолжили пивоваренное дело в Москве с учреждением Торгового дома с пивоваренным заводом. С началом первой мировой войны начались репрессии против бывших австрийских граждан. В чем они заключались конкретно для семьи Вакано неизвестно, но после 1914 года завод стал называться Сокольническим пивоваренным. Домовладение все еще числилось за Л. А. Вакано и И. А. Рихтером, но уже 1917 году оно перешло к Всероссийскому земскому союзу помощи больным и раненым воинам под покровительством Великой Княгини Елизаветы Фёдоровны.

  

         В советские годы здание служило складом. Реставрация не проводилась. Сегодня его владелец ОАО «Мосхимфармпрепараты им. Семашко». Хотя здание имеет статус выявленного объекта культурного наследия ничего для его сохранения не делается. Когда готовился проект реконструкции железнодорожного моста через Русаковскую улицу было проведено обследование дома, выявившее аварийное состояние основных несущих конструкций и обширное грибковое поражение. Но средств на реставрацию у ОАО «Мосхимфармпрепараты им. Семашко», которое, как и многие другие фармацевтические компании, переживает нелучшие времена, нет. При расширении Русаковской улицы был уничтожен палисадник, который отделял дом от улицы.

 

  

           Когда я фотографировала здание, из проходной завода ко мне вышел охранник, и узнав, для чего я фотографирую, очень просил что-нибудь сделать для сохранения этого дома. Я пообещала, что обязательно напишу о нем и проблеме его реставрации, что и делаю сейчас. Может быть этот рассказ привлечет внимание каких-нибудь инвесторов… Охранник даже впустил меня внутрь здания: там стоят какие-то столы с бумагами, бутылки с питьевой водой, и ужасно скрипят деревянные полы и лестницы.

            Если об истории предыдущего дома можно рассказывать много, то о доме на Верхней Красносельской улице, 14, стр. г сведений нет никаких. Этот одноэтажный дом с мезонином по данным сайта о недвижимости  https://flatinfo.ru/ построен в 1887 году. Кто был его владельцем неизвестно. Сейчас его занимает 7-ой отдельный батальон милиции при УВД ЦАО города Москвы.

  

         Почти никаких сведений нет и о доме на углу улиц Россолимо и Льва Толстого. Даже Госреестр не помог. Долгие поиски в интернете привели меня к дореволюционной фотографии, на которой был дом на углу Божениновского и Хамовнического переулков (так раньше назывались улицы Россолимо и Льва Толстого). Под фотографией был комментарий, что это деревянный послепожарный дом управляющего Императорского человеколюбивого общества Григория Илларионовича Виноградова. Вот и все. Императорское Человеколюбивое общество — крупнейшая благотворительная организация, существовавшая в 19 — начале 20 веков. А был ли у этой организации управляющий по имени Григорий Илларионович Виноградов – неизвестно. По крайней мере в родословной книге и на других сайтах, посвященных генеалогии, я такого человека не нашла.

 

         В этом доме в разное время жили парфюмеры Альфонсо Ралле и Анри Брокар, владелец стекольной фирмы, выпускавшей флаконы для парфюмерной продукции Фредерик Дютфуа. Думаю, что эта информация верная, т.к. в районе Хамовников жило много выходцев из Франции, включая шелкового фабриканта Клода Жиро http://www.peshkompomoskve.ru/roman_clein_4/.

          В 2014 году дом отремонтирован. Сейчас его занимает лечебный центр, оказывающий косметологические услуги.

          Рассматривая старые фотографии Хамовников в поисках предыдущего дома, я обратила внимание на то, что в этом районе было очень много деревянных построек. Целые улицы были застроены сплошь деревянными домами. Не удивительно, что достаточно много таких домов в Хамовниках сохранилось до наших дней. Здесь были усадьбы людей известных, например, московская усадьба Льва Толстого, о которой я уже рассказывала http://www.peshkompomoskve.ru/moskva_derevyannaya-1/.

        В 4-ом Ростовском переулке, 6 располагается дом художника Василия Николаевича Бакшеева. В начале творческого пути он работал как художник-жанрист, с 1932 года стал членом творческого объединения «Искусство — социалистическому строительству». Работы того времени посвящены теме социалистического строительства и выполнены в стиле соцреализма. Всю жизнь Василий Николаевич писал пейзажи и вошел в историю отечественной живописи как прекрасный пейзажист.

        Деревянный двухэтажный особняк в 4-ом Ростовском переулке построен в 1903 году по проекту самого художника. Бакшеев прожил в этом доме 55 лет и создал в нём бОльшую часть своих работ. Дом художника был местом встреч сначала передвижников, потом советских художников и других представителей культуры.

         В работе над проектом Бакшееву помогал его друг архитектор Василий Михеевич Борин.  Композиция фасада асимметрична, и мезонин в русском стиле в виде кокошника смещен влево. Окна украшены резными наличниками в виде сказочных птиц, которые резали специально приглашенные из Владимирской губернии мастера. Отделкой внутреннего пространства занимался Сергей Васильевич Малютин. Он выполнил резьбу стенных панелей по старинным образцам. Второй этаж занимала мастерская художника. На участке также был построен сарай, сторожка, погреб, прачечная и другие хозяйственные постройки.

 

          В 2007 году дом пережил капитальный ремонт – подведен новый кирпичный фундамент, тесовая обшивка и резные наличники местами полностью заменены, заменен кованый козырек над входом. Вход расположен на боковом фасаде, и бравый охранник не позволил мне его сфотографировать даже через ограду. Сохранился ли внутренний декор неизвестно. После окончания ремонта велись разговоры об устройстве в доме музея художника, но дальше разговоров дело так и не пошло. В настоящее время здание занимает офис какой-то организации.

       Следующий адрес деревянного дома – улица Тимура Фрунзе, 32. Об истории дома известно немного: в 1832 году он принадлежал дьяконице Е. Ивановой, а затем был продан некоему М. А. Попову, который сначала хотел построить на этом месте новый дом, но в конце концов просто отремонтировал купленный. Так что дом очень старый. О нем можно смело говорить, что он построен в первой половине 19 века. С архитектурной точки зрения он представляет типичный одноэтажный деревянный дом с мезонином на каменном фундаменте.

        Начавшаяся в 2003 году перестройка территории бывшей шелкоткацкой фабрики «Красная Роза» и приспособления ее зданий под офисные, коснулась и окрестных домов. Дом Попова сначала хотели снести, но все-таки то ли отремонтировали, то ли построили заново, как это было принято в столице в начале нынешнего века. По крайней мере он обшит новым деревом. До ремонта здание занимал детский досуговый клуб «Ровесник». Сейчас никакой вывески на нем нет.

          Следующий деревянный дом в Хамовниках находится по адресу улица Льва Толстого, 2/22, стр. 2. Это дом притча храма Николая Чудотворца в Хамовниках. И больше никаких сведений. Дом выглядит симпатично, с резными наличниками, карнизом и козырьком над входом. Ремонт, видимо, проведен в начале 2000-ых годов.

  

        Еще два деревянных дома расположены на территории бывшего комбината «Красная Роза», а еще раньше – шелкоткацкой фабрики Жиро. Один из этих домов (улица Тимура Фрунзе, 11, стр. 56) был старейшим подлинным деревянным домом Москвы. До недавнего времени считалось, построен он в конце 18 века.

         С начала 18 века местность в Хамовниках принадлежала знатному и древнему роду Всеволожских. Считалось, деревянный оштукатуренный усадебный дом был построен при государственном и военном деятеле Николае Сергеевиче Всеволожском. Николай Сергеевич был вице-президентом и управляющим московским отделением Медико-хирургической академии. В одном из флигелей усадьбы в 1809 году он организовал типографию, которая печатала художественные, исторические и медицинские книги. Типография просуществовала здесь до 1817 года, когда Всеволожский был назначен гражданским губернатором Твери и уехал из Москвы. В 1812 году наличие в усадьбе типографии спасло ее от разорения: наполеоновский генерал Компан жил в усадьбе и использовал типографию по назначению.

         В 1838 году Всеволожский продал усадьбу в Хамовниках. Одна часть владения была приобретена фабрикой стеариновых свечей, другая парфюмерной фабрикой Альфонсо Ралле. В 1875 году обе фабрики приобрел владелец шелковой фабрики Клод-Мари Жиро, который наладил здесь производство тканей, сохранявшееся и после революции, когда фабрика была переименована в «Красную Розу». Усадебный дом с тех пор использовался для разных нужд. При Жиро в нем располагалась контора фабрики и склад готовой продукции, при советской власти – бухгалтерия и даже спортивный зал.

           Когда началась реконструкция территории «Красной Розы» было решено восстановить главный дом усадьбы с целью его последующего использования в качестве представительского здания. После изучения его состояния специалисты признали единственно возможным способом научной реставрации — переборку сруба. При исследовании дома был обнаружен фрагмент обоев петровских времен.  А это означает, что дом был построен значительно раньше, чем считалось, еще в начале 18 века. Ведь вряд ли такой знатный и состоятельный человек, как Николай Сергеевич Всеволожский использовал в отделке интерьеров обои, которые были в моде более 75-ти лет назад. В процессе долгой и кропотливой работы, которая продолжалась не один год, при обследовании были обнаружены фрагменты потрясающе красивых фасадов, каминов с изразцами, лепнины, потолочных розеток, паркета и многое другое.

        До раскатки дома специалисты называли разные проценты сохранности дерева: от 40 до 60% в конструкциях и от 30 до 40% в срубе. Такие стволы, в принципе, можно сохранить, были бы деньги и желание. Но, когда началась раскатка, выяснилось, что на самом деле сохранность старинных бревен составляет не более 12%. Сейчас дом воссоздан из полностью новых бревен идентичного диаметра и идентичной породы и только приблизительно 10 % старинных бревен использовано при воссоздании в верхних венцах. При реставрации было сохранено симметричное композиционное решение и архитектурно-художественное оформление фасадов начала 19 века.  В пяти помещениях со стороны главного фасада были восстановлены по старым фотографиям интерьеры парадной анфилады: окна, двери, печи, камины, штукатурная отделка стен, лепнина, карнизы.

         Усадьба в 2013 году стала лауреатом конкурса Правительства Москвы на лучший проект в области сохранения и популяризации объектов культурного наследия «Московская реставрация 2013» в номинации «За лучший проект реставрации/приспособления». Сейчас в усадебном доме Всеволожских представительский офис Бизнес-парка «Красная Роза 1875».

         Вот такая история. Можно называть полученный результат реставрации копией, репликой или новоделом – как кому больше нравится. Ведь от первоначального дома в нем настоящими остались только приблизительно 10 %. Но если ничего больше спасти было нельзя, то лучше так, чем допустить полное исчезновение памятника истории и архитектуры.

           Рядом (улица Тимура Фрунзе, 11, стр. 55) расположен двухэтажный усадебный флигель. построенный в первой половине 19 века. Первый этаж каменный, второй – деревянный. Как и главный усадебный дом, флигель был разобран в 2008 году и собран заново из новых материалов. Так что его тоже можно считать копией, репликой или новоделом. Сейчас здание занимает ресторан.

         Для тех, кто критикует восстановленные дома в усадьбе в Всеволожских, приведу пример еще одной «реставрации» в Хамовниках. Улица Льва Толстого, 10, стр. 1. Перед вами двухэтажный дом 1841 года постройки, первый этаж кирпичный, второй – деревянный. В конце 1990-ых «отреставрирован» до неузнаваемости. Сейчас его занимает медцентр АВС-медицина.

        Увидев фотографию следующего дома, многие могут подумать, что я по ошибке поместила здесь вид Вологды, Тюмени или Томска. Нет, это Москва. А вернее, самое известное московское деревянное здание – Погодинская изба.

           Погодинская изба – сохранившийся до наших дней флигель обширной усадьбы Михаила Петровича Погодина. Сын вольноотпущенника и внук крепостного, Михаил Петрович стал известным историком, журналистом, публицистом, издателем, писателем-беллетристом, академиком Петербургской академии наук по отделению русского языка и словесности, удостоен чина тайного советника. Погодин придерживался взглядов славянофильства, разрабатывал идеи панславизма – идеологии общности славянского мира.

         В начале 18 века земля будущей усадьбы Погодина входила во владения Новодевичьего монастыря. С 1747 года она принадлежала семейству Головиных, а в 1808 году усадьбу выкупил князь Дмитрий Михайлович Щербатов. В 1835 году князь Щербатов продает усадьбу Михаилу Погодину. Усадьба была обширной. Главный дом представлял собой одноэтажное деревянное здание с длинным фасадом в семь окон, который выходил на красную линию улицы. Рядом находились флигель и все необходимые хозяйственные постройки, пруд и большой сад.

  

        Усадьба Погодина на Девичьем поле была центром литературной жизни столицы, среди постоянных гостей которого были писатели, историки, философы, театральные деятели. В 1856 году известный промышленник и меценат, друг Михаила Петровича Погодина, Василий Александрович Кокорев решает сделать Погодину подарок. Кокорев придерживался взглядов славянофилов и очень уважал Погодина за его вклад в изучение истории Древней Руси. Подарком стала изба в русском стиле, которую спроектировал архитектор Николай Васильевич Никитин.  Фактически этот дом служил гостевым флигелем, котором Михаил Петрович хранил часть своей обширной коллекции русских древностей: икон, монет, книг, оружия и т.п.

         Сруб из тёса установлен на невысокий кирпичный фундамент. Со стороны двора к срубу прилегала деревянная пристройка. На втором этаже располагалась светелка с балконом, у конька крыши был установлен декоративный дымоход. Но главным в доме была, безусловно, резьба, украшавшая фасады: ставни, наличники, полотенца, подзоры. Считается, что резьба не принадлежит к стилю какой-то определенной местности России, а является собирательным образом декора русских изб. Первоначально, изба не была окрашена, элементы резного декора также сохраняли цвет натурального дерева. Только фризы второго этажа были расписаны растительными узорами.

  

          После смерти Михаила Петровича усадьба перешла к его младшему сыну Ивану, от него — к супруге Анне Петровне. Чуть позднее имение разделили на пять частей и распродали. Часть территории отошла медицинскому факультету университета и постепенно окрестности застроили его корпусами. В 1941 году во время бомбардировок столицы главный дом и все хозяйственные постройки усадьбы были разрушены, после окончания войны их разобрали. Таким образом, изба осталась единственным уцелевшим зданием из всего усадебного ансамбля.

  

         В 1972 году избу отреставрировало Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры. Во время этой реставрации фасад был окрашен в светло-серый цвет, а росписи фризов стали разноцветными. После завершения реставрации в избе разместился московский филиал общества, здесь проводились лекции и выставки. Следующая реставрация проходила в 1999-ом году, при этом здание получило современную бело-голубую окраску. До 2014 года в избе находился офис строительной фирмы, которая совсем не уделяла внимания поддержанию здания в надлежащем состоянии: оно сильно просело и потеряло некоторые декоративные элементы.

  

       В 2018 году здание выведено из эксплуатации и передано Агентству по управлению и использованию памятников истории и культуры для очередной реставрации. Планируется поправить фундамент и восстановить внешний облик избы по архивным фотографиям начала 20 века, а по окончании реставрации сделать в избе «дом для переговоров» с помещениями для банкета, собственно для ведения переговоров и гостевыми комнатами.

10.04.2020

 

Поделиться в соц. сетях

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *