МОСКВА ДЕРЕВЯННАЯ-5

МОСКВА ДЕРЕВЯННАЯ. Часть 5.

        Когда я начинала собирать материал о деревянных строениях в столице, то в моем списке было всего 30 объектов. Со временем список увеличился до 45 зданий, совсем недавно мне попал в руки список из более 200 деревянных домов. Конечно, вряд ли я смогу описать все дома из последнего списка, но рассказ о московских деревянных домах продолжится и сегодня, и в будущем.

       Деревянные или частично деревянные дома, построенные в 19 — начале 20 века, можно отыскать в самых разных уголках Москвы. Симпатичный деревянный особнячок находится на пересечении Гончарной улицы и Рюмина переулка. Его адрес Гончарная улица, 7/1, строение 1. Это особняк некоего Я. С. Филевского. Кем был этот господин выяснить не удалось, вероятнее всего купцом и явно ценителем народных традиций, т.к. дом построен в стиле простого деревенского жилища. Построен он в 1872 году по проекту Василия Егоровича Сретеского, выпускника Московского училища живописи, ваяния и зодчества.  Василий Егорович некоторое время работал архитектором Московской духовной консистории, потом открыл собственную архитектурную контору и стал выполнять частные заказы. Одним из таких заказов и стал дом Филевского. Сретенский дважды перестраивал дом, в 1880-ых и в 1899 году.

      Дом представляет собой одноэтажное деревянное здание, которое установлено над полуподвальным этажом, который оформлен в виде высокого фундамента. Фасады украшает пропильная резьба, ею декорированы наличники, карнизы и слуховые окна дома. В начале 20 века особняком владела семья купцов-староверов Рахмановых, известных торговцев зерновым хлебом в Московской и Тульской губерниях.

   

       До наших дней особняк Филевского с деревенским стилем декора сохранился практически в первоначальном виде. Сейчас в нем располагаются различные конторы: риэлтерская фирма, редакция «Изограф», компания по доставке ресторанных блюд.

       Совсем иначе выглядит особняк, расположенный по адресу Сивцев Вражек, 27. Хотя у них есть и кое-что общее: оба дома построены из дерева и оба одноэтажные, правда, дом в Сивцевом Вражке имеет еще и мезонин. Этот дом – уникальный сохранившийся образец застройки арбатских переулков после пожара 1812 года. Построен он в 1820-ых годах в стиле ампир. Его владельцами в то время были братья Тучковы, Павел Алексеевич и Алексей Алексеевич.

       В 1839 году участок с домом у Тучковых покупает Иван Алексеевич Яковлев – родной батюшка публициста и революционера Александра Герцена. Соседний участок с большим двухэтажным домом также принадлежал Яковлеву. У москвичей этот дом стали называть «большим» домом Яковлевых, а ампирный особнячок – «малым». Подробно об этих домах я писала в материале о стиле классицизм http://www.peshkompomoskve.ru/classicism-1/ .

        «Малый» дом построен из дерева и покрыт штукатуркой – достаточно распространенный способ строительства в 19 веке. Так что внешне он похож на каменное строение. Фасады декорированы характерной для ампира лепниной, хотя за прошедшие 200 лет многие элементы декора утрачены. С 1976 года в доме располагается единственный в России музей Александра Ивановича Герцена.

   

      Еще один арбатский адрес – Гагаринский переулок, 8А. Этот частично деревянный дом построен в 1925 году по проекту архитекторов Алексея Викторовича Щусева и Бориса Константиновича Рериха, младшего брата Николая Рериха. В этом доме проживал писатель и революционер Сергей Дмитриевич Мстиславский, настоящая фамилия Масловский. Родился Сергей Дмитриевич в семье генерал-майора Дмитрия Федоровича Масловского, который был профессором Военной академии. С молодых лет Сергей увлекся революционной борьбой, был членом партии эсеров, одним из руководителей масонской военной ложи «Великий Восток народов России». Он активно поддерживал революцию 1905 года, после ее поражения два года провел в заключении в Петропавловской крепости, принимал участие в аресте царской семьи, входил в состав делегации по заключению «Брестского мира».

        В 1921 году Мстиславский вышел из партии эсеров и занялся литературным творчеством. Им написан ряд романов, посвященных революционным и военным событиям в России начала 20 века, становлению личности революционера на фоне этих событий. Наиболее известной книгой Мстиславского является беллетризованная биография Николая Баумана «Грач – птица весенняя». Помню, как в 6 – 7 классе средней школы эта книга входила в список литературы для внеклассного чтения. Кроме собственно писательства Мстиславский являлся создателем литературного журнала «Знамя», редактором издательства «Федерация», преподавателем Литературного института.

      Что касается дома в Гагаринском переулке, то по данным проекта https://flatinfo.ru/, он имеет каркасно-засыпные стены смешанного типа (кирпич-дерево). Первый этаж и половина второго оштукатурены, верхняя часть второго этажа – обшита деревом. Декор фасадов лаконичный, характерный для конструктивистских строений 1920-ых годов: трапециевидный эркер, балкон со строгим продольным ограждением, восьмиугольное окно над ним, стилистически близкое к характерным для конструктивизма окнам-иллюминаторам, выступающий карниз под крышей. По данным того же  https://flatinfo.ru/, это не жилое строение (творческие мастерские). До 2017 в здании располагались мастерские художника-иллюстратора Владимира Тимофеевича Чапли.

        А теперь переместимся из центра столицы на ее окраину, вернее в ту пору, когда было построено следующее деревянное здание, это был ближайший пригород. А в пригородах Москвы в конце 19 – начале 20 веков развернулось бурное дачное строительство. Дачи строили для себя и для сдачи в наем, и часто строили из дерева.

       Одна такая дача сохранилась на Воробьевых горах, территория которых вошла в состав Москвы в 1922 году, – улица Косыгина, 18. Во всех источниках это здание называется «дача Грачевых». Попытки выяснить каким Грачевым принадлежала эта дача успехом не увенчались. Так что я не могу со стопроцентной уверенностью утверждать, что ею владел Митрофан Семенович Грачев, владелец усадьбы Грачевка в Ховрино  http://www.peshkompomoskve.ru/lev_kekushev/ и особняка на Поварской или его наследники (сам Митрофан Семенович умер в 1899 году).

        Само здание дачи уникально для Москвы. Это единственное трёхэтажное частично деревянное (первый этаж дома — каменный, остальные — деревянные) здание с мансардой, построенное в стиле модерн. К сожалению, интерьеры дома полностью утрачены, несмотря на то, что после национализации его много лет использовали как государственную дачу. В начале 20 века здание окружал большой парк, от которого до наших дней сохранилось несколько старых деревьев и аллей.

      Сейчас здание бывшей дачи Грачевых занимает 3 отдел ДПС ГУВД города Москвы. Естественно, оно огорожено сплошным забором, а с улицы Косыгина обзор закрывают построенные для нужд ДПС бетонные здания и обильная растительность. Так что с улицы видно только кусочек мансарды.

   

       Чтобы мои читатели имели представление о том, как выглядит бывшая дача Грачевых на Воробьевых горах, привожу фотографии из интернета.

   

       А теперь с юго-запада столицы переместимся на север. Несколько интересных деревянных домов сохранилось в районе Тимирязевской академии.

        О становлении сельскохозяйственного учебного заведения в Петровско-Разумовском я рассказывала здесь http://www.peshkompomoskve.ru/petrovsko_razumovskoe/ Кроме учебных и лабораторных корпусов в комплекс зданий Тимирязевки входили и здания, построенные для преподавателей академии.

      Первый адрес – Тимирязевская улица, 53. Дом построен в 1876 году для академической профессуры. Проект коттеджа на две профессорских семьи был привезен лично Тимирязевым из Великобритании. В России этот проект доработал в соответствии с местным климатом петербургский архитектор Иероним Севастьянович Китнер. Сейчас этот дом называют домом Шредера-Вильямса и вот почему. В 1870-ых годах квартиру на втором этаже занимала семья Рихарда Ивановича Шредера. Датчанин Шредер был придворным садовником Александра II, а кроме того его трудами были разбиты сады Петровской академии.

 

       Квартиру на первом этаже с 1893 года занимала семья талантливого ученого-почвоведа, который в 1888 году окончил Петровскую академию, Василия Робертовича Вильямса. Вильямс руководил созданием первых в России чайных плантаций близ Батуми, создал первую в России селекционную станцию, заложил в Петровской академии биологический питомник многолетних трав, организовал при кафедре почвоведения Высшие курсы по луговодству, собрал огромную коллекцию почв и гербарий.

   

       После 1917 года на втором этаже вплоть до 1970-ых годов располагались коммуналки, а на первом жили и до сих пор живут потомки Вильямсов. В их квартире хранятся вещи не только Василия Робертовича, но и его отца, Роберта Оскара, которые тот привез с собой при переезде в Россию из США. Состояние дома неважное. Хотелось бы, чтобы городские власти провели в нем ремонт, создав более комфортные условия для проживания семьи правнучки Вильямса, а на втором этаже (кстати, не знаю, кто его занимает сейчас) можно было бы устроить музей ученого.

      Еще один дом для преподавателей Петровской академии находится по адресу Тимирязевский проезд, 4. Проект этого коттеджа в викторианском стиле также, как и дома Вильямса, привезен Тимирязевым из Великобритании в 1872 году. Этот проект также был переработан И. С. Китнером. В отличии от дома Вильямса этот коттедж был рассчитан на четыре семьи. Строительство закончено в 1874 году.

       Деревянный дом оштукатурен по главному фасаду и частично – по боковым, часть стены, за которой располагается лестница, заложена кирпичом. С 1924 года в нем располагался Инженерный факультет Тимирязевки, потом — корпус Московского государственного университета (института) природообустройства. Сейчас здание пустует и постепенно разрушается. Никаких планов по его реставрации и приспособлению к использованию пока нет.

   

   

        Еще одно старинное частично деревянное здание расположено по улице Прянишникова, 4а. Считается, что построено оно еще при Льве Кирилловиче Разумовском в 1806 – 1808 годах, т.е. является допожарным. Первый этаж здания каменный, второй – деревянный. Строилось оно как жилой дом для работников, ухаживавших за усадебным садом и парком. После того, как в Петровско-Разумовском была организована сельскохозяйственная академия, в здании продолжали жить садовники и рабочие парка вплоть до 1960-ых, когда были расселены коммуналки садовников Тимирязевки. Сейчас это лабораторный корпус тепличного хозяйства академии.

        Увидеть это здание с улицы Прянишникова невозможно – обзор закрывают теплицы академии, вернее Аграрного университета, которые охраняют такие милые ленивые животные.

 

          Поэтому снова привожу фотографию из интернета.

        Еще один профессорский дом Петровской академии находится на улице Прянишникова, 21. На всех картах Москвы он значится как «дом священника храма апостолов Петра и Павла в Петровско-Разумовском». Никакого противоречия в этих утверждениях нет. Дело в том, что церковь Петра и Павла, построенная еще в конце 17 века, была домовым храмом земледельческой академии, а настоятели храма были одновременно профессорами академии на кафедре Православного богословия.

         Дом построен в 1866 году на месте прежних деревянных строений и из их дерева. Так что фактически возраст этого дома не 150 лет, а на много больше. Он считался старым даже в начале 20 века. Сейчас он и вовсе находится в плачевном состоянии, хотя с 2019 года имеет статус объекта культурного наследия регионального значения. Этот дом связан с именами известных людей. В нем прошло детство художника Александра Яковлевича Головина, биолога Сергея Николаевича Боголюбского и ученого-механика Ивана Ивановича Артоболевского. Отцы этих замечательных людей были настоятелями Петропавловского храма и профессорами академии.

        Церковь Петра и Павла была снесена в 1935 при реконструкции улицы: на месте аспиды были проложены трамвайные пути. Позднее на месте храма установлен памятник Вильямсу. Так что увидеть, как он выглядел можно только на старых фотографиях.

        А дом священника какое-то время был жилым, потом в нем размещался детский сад, потом контора завода низковольтной аппаратуры. Последним собственником дома было ЗАО «АДАПТ Инвест», занимающееся вопросами аренды помещений. Лет 15 назад дом затянули строительной сеткой, и он продолжил разрушаться. Перед ним появилась бытовка с охранником, который неизвестно что охраняет.

 

        В 2016 году Арбитражный суд города Москвы вынес решение об удовлетворении искового требования Мосгорнаследия об изъятии дома у собственника из-за ненадлежащего его использования. Далее дом продадут с публичных торгов и, возможно, новый собственник наконец-то его отреставрирует. Но мне почему-то кажется, что проведут не реставрацию, а реконструкцию из новых материалов. Уж больно старая древесина, из которой построен дом, и можно ли ее хоть частично сохранить – решать экспертам и, конечно, собственнику и инвесторам.

       Реконструкцией, а не реставрацией обернулись мероприятия по сохранению деревянных домов по улице Шумкина, 16. Но сначала немного истории.

        В конце 19 века потомственный почетный гражданин Николай Дмитриевич Финляндский обратился с просьбой в Городскую управу о разрешении строительства деревянных домов на арендуемом участке в Сокольниках. Николай Дмитриевич и его сын Павел Николаевич владели колокололитейным заводом в Москве, были известными благотворителями. В Сокольниках было решено открыть приют для мальчиков-сирот.

        Строительство велось в период с1901 по 1903 годы. Проект зданий был дипломной работой выпускника Московского училища живописи, ваяния и зодчества Владимира Александровича Рудановского. В результате было построено три деревянных дома в русском стиле, богато украшенных уникальной прорезной и плоскорельефной резьбой. Здания имели конструкцию сруба на каменных фундаментах, а снаружи обшиты тёсом. В самом нарядном доме с башенкой поселили воспитанников, другом, с более скромным декором, разместили школу и квартиры учителей. Третье здание находилось в глубине участка и имело техническое предназначение. Дома окружал сад, а перед домом воспитанников разбит палисадник.

          После 1917 года во всех домах устроили коммуналки, которые расселили в середине 1980-ых, когда дома на улице Шумкина получили охранный статус памятников архитектуры местного значения. А немного раньше дома исследовали на аварийность, причем комиссия отметила хорошее техническое состояние конструкций: стен, покрытий, потолков, пола и декора фасадов. Оставшись без жильцов дома стали стремительно ветшать. Вот так они выглядели в конце 1980-ых,

 

…а вот так – в 1996 году.

          С реставрацией и приспособлением под офисные здания тянули долго, меняя проекты. В результате дом в глубине участка снесли, а два других отстроили заново. Декор домов воспроизвели близко к оригинальному, правда, у бывшего учебного корпуса исчезло крыльцо, а бывший жилой корпус отгородили от улицы сплошным двухметровым забором. А интерьеры, которые и так были сильно разрушены жильцами коммуналок, утрачены полностью, включая изразцовые печи и паркет.

 

 

   

   

   

        Можно по-разному относиться к такой «реставрации». Уверена, что многие презрительно скажут: «Очередной новодел» и будут искать неточности в восстановленных зданиях, утверждая, что аутентичная резьба была намного изящнее нынешней. И они будут правы. Но если здание невозможно было спасти в первозданном виде, то хорошо, что его сохранили для потомков хотя бы в виде реконструкции. Если эта реконструкция проведена грамотно и из хороших материалов (к сожалению, у нас часто бывает наоборот), то эти дома простоят еще много лет, напоминая потомкам о том, что подобные дома стояли здесь с начала 20 века.

Сейчас дома бывшего приюта Финляндского занимает офис АО «Мосэкострой».

01.02.2021

Поделиться в соц. сетях

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *