ВЛАДИМИР ВЛАДИМИРОВИЧ ШЕРВУД-1

ВЛАДИМИР ВЛАДИМИРОВИЧ ШЕРВУД. Часть 1

     Россия всегда была одновременно привлекательна и пугающа для иностранцев. Снежная, бескрайняя страна, странные люди, странные обычаи, странная религия… Но она манила европейцев: сюда стремились за экзотикой путешественники, за прибылями торговые люди, а позднее и предприниматели, открывавшие в России свои мануфактуры и фабрики, и просто разные специалисты. Стремились сюда и творческие люди, которых привлекали благоприятные условия для работы. Естественно, всех их манила Москва – сначала столица, а после основания Петербурга — второй по значимости город в стране. Кто-то из них уезжал через какое-то время на родину, кто-то оставался здесь навсегда, заводил семьи, принимал российское гражданство…

     Архитектура Москвы во многом формировалась благодаря архитекторам иностранного происхождения. Итальянцы Алоиз Фрязин, Аристотель Фиорованти, Пьетро Антонио Солари, позднее Растрелли, Кварнеги, Бове, выходец из семьи французских гугенотов Карл Бланк, швейцарец Жилярди… Все они творили в Москве. Если говорить об архитектуре конца 19 – начала 20 веков, то нельзя не вспомнить целую плеяду ярких имен: обрусевший и приявший православие Шехтель, литовец по матери Кекушев, выходец из семьи крещенных немецких евреев Клейн, принявшие российское гражданство австриец Эйбушиц и швед Эрихсон.  В этом ряду особое место занимает династия архитекторов с фамилией Шервуд. Ассоциативно, наверное, у многих из нас возникает образ легендарного защитника бедных Робина Гуда и его пристанища – Шервудского леса. Все верно – корни российских архитекторов Шервудов английские. Дед Владимира Осиповича Шервуда, основателя династии, механик по шерсточесальным машинам Вильям Шервуд, приехал в Россию из графства Кент в 1800 году  для работы на первой в империи механической бумагопрядильной фабрике — Императорской Александровской мануфактуре. Приехал с женой и тремя сыновьями: Вильямом (Василием), Джоном (Иваном) и Джозефом (Осипом). Да так и остался в России. Уже здесь в семье родились Елизавета и Якоб (Яков) Шервуды.

     Сын Джозефа, Владимир, стал архитектором. С главными воплощенными проектами В. О. Шервуда знакомы, наверное, все. Это здание Исторического музея http://www.peshkompomoskve.ru/russian_style-1/  и памятник-часовня «Гренадерам – героям Плевны», построенной в 1887 году. По первоначальному проекту памятник представлял собой часовню высотой 20 метров с четырьмя скульптурными группами. Позднее Шервуд составил второй вариант, в котором уменьшил размеры часовни, а скульптурные группы заменил горельефами. Именно этот памятник и был установлен в Лубянском сквере.

 

 

 

       

      

      У Владимира Осиповича было девять детей, многие из них пошли по творческой стезе: сыновья Сергей, Владимир и Осип стали архитекторами, Леонид — скульптором, дочь Ольга — художницей. Прежде чем перейти к главному герою этого материала, Владимиру Владимировичу Шервуду, хочу сказать пару слов о его старшем брате Сергее. Сергей Владимирович в своих работах предпочитал русский стиль. Вот два ярких примера его работ: Крестовоздвиженская церковь в селе Дарна Истринского района

     и собор Иконы Казанской Божией Матери в  Казанской Амвросиевской пустыни в селе Шамордино Калужской области.

       Владимир Владимирович Шервуд родился 17 мая 1867 года. Он был вторым ребенком в многодетной семье Шервуда-отца. Владимир Владимирович получил архитектурное образование в Московском училище живописи, ваяния и зодчества. Он окончил училище в 1895 году с Большой серебряной медалью и званием классного художника архитектуры. В 1898 году Шервуд стал архитектором акционерного общества заводов Бромлей и торгового дома К. Тиля.

       Несколько слов о предпринимателях – основателях этих акционерных обществ.

       Братья Эдуард Иванович и Фёдор (Фридрих) Иванович Бромлеи, принявшие российское подданство выходцы из Ганновера, в 1857 году открыли в Москве небольшую механическую мастерскую. В ней изготавливали столярные инструменты (топоры, пилы, молотки), сельскохозяйственные орудия (серпы, косы), затем небольшие паровые машины. В 1864 году Бромлеи для расширения производства приобрели у Калужской заставы участок, где построили заводские корпуса по сборке различного оборудования и паровых машин.  В 1869 году братья Бромлей учредили Товарищество «Братья Э. и Ф. Бромлей». В 1881 году Товарищество было преобразовано в Торговый дом «Братья Бромлей и Ко» с теми же учредителями, паи в котором имели дети Бромлеев. В 1889 году значительная часть капитала Товарищества была передана Эдуардом Бромлеем своему сыну Николаю (Карлу) Бромлею для организации самостоятельного предприятия. Как многие крупные предприниматели Бромлеи были и домовладельцами: по их заказам в Москве строились доходные дома для сдачи помещений в аренду под жилье, конторы, магазины и лавки.

       Московские купцы, так же выходцы из Германии, братья Карл и Генрих Тиль в 1860-ых годах открыли кустарную кожевенную мастерскую, в которой в дальнейшем изготавливали шорно-седельные изделия с применением войлока в бывшей Кожевнической слободе.  Производство развивалось быстрыми темпами, к концу 19-ого века небольшая частная мастерская превратилась в крупнейший в своей отрасли завод.  Производство включало в себя кожевенное, войлочное, шорное, юфтовое и клеенчатое. В 1894 году купцы Тиль и предприниматель Рекк организовали «Торговый дом К. Тиль и Ко», который объединил кожевенный и лакировочный завод, военно-шорную, амуничную и обмундировочную, войлочную, перчаточную, чулочную, брезентовую фабрики, а также торгово-подрядное дело. Производство развивалось до 1910 года в основном благодаря тому, что на нем выполняли казённые заказы «на оборону» по обмундированию и снаряжению армии.

      Яков Андреевич Рекк происходил из семьи поволжских немцев, перебравшихся в Россию еще при Екатерине II. В 1886 году Яков Андреевич приехал в Москву. Здесь он прошел путь от простого служащего в банкирской конторе до крупного банкира. В 1899 году Яков Рекк стал учредителем и директором-распорядителем Московского Торгово-строительного общества с капиталом в 1 миллион рублей. В его уставе было записано, что общество создано «для приобретения, постройки, перестройки и эксплуатации преимущественно в Москве и ее окрестностях домов с целью предоставления больших жизненных удобств, а также для производства всякого рода строительных материалов и торговли ими».

       Вот с такими «зубрами» отечественного предпринимательства и начал свою трудовую деятельность Владимир Владимирович Шервуд – проектировал и строил по их заказам доходные и торговые дома, частные особняки.

       Несколько ранних работ Шервуда не сохранились до наших дней.

      Первое из сохранившихся зданий, связанное с именем Шервуда, — это особняк супруги Якова Рекка, Вильгельмины Ивановны, в Гранатном переулке, 13. В последние годы авторство этого проекта приписывают Владимиру Владимировичу. Нащокина в этом отношении более осторожна: по ее мнению Шервуд в 1899 году сделал некоторые пристройки в доме. Авторство проекта особняка, выполненного в стиле неогрек (портик на втором этаже, треугольный фронтон, лепнина на античные темы) у Нащокиной не уточняется. Сейчас здание особняка занимает посольство республики Таджикистан.

     В 1900 году Шервуд совместно с Густавом  Августовичем  Гельрихом строит на Новокузнецкой улице, 12-14 особняк для некоего Протопопова. Почему некоего? Просто интернет по этому поводу заполнен самой противоречивой информацией. То это С. Т. Протопопов, то С. Г. Протопопов, а через пару строк идет рассказ об Александре Дмитриевиче Протопопове, известном политическом деятеле, крупном помещике и предпринимателе того времени, как о владельце особняка. То вдруг среди владельцев особняка появляется имя промышленника и банкира графа Владимира Сергеевича Татищева, то  владелицей особняка называется  Наталья Васильевна Урусова, а автором проекта — военный инженер и архитектор Иван Иванович Рерберг. Сейчас этот особняк в классическом стиле, как и другие постройки усадьбы, занимает посольство Индонезии. Глухой забор и буйная зелень мешают рассмотреть здание. Надо будет попытаться сделать более приличную фотографию зимой.

      

       В 1901 году появляется еще одна пристройка, выполненная Шервудом. На это раз это была пристройка к зданию частной женской гимназии Варвары Николаевны фон Дервиз, урожденной Тиц, супруги Павла Григорьевича фон Дервиз — российского предпринимателя, мецената, коцессионера и строителя железных дорог в России. Здание располагается в Гороховском переулке, дом 10.

      Само здание гимназии было построено в 1860 году и перестроено в 1898 году по проекту архитектора и гражданского инженера Александра Алексеевича Никифорова. В советское время здание занимали средние школы с разными номерами, с 2014 года в здании располагается отделение № 2 школы № 354.

   

      Первый крупный проект Шервуда по времени относится к 1902 году. Именно в этом году начинается строительство доходного дома на Немецкой улице, ныне Бауманская улица, 35, которое продолжалось четыре года. Построен он для некоего В. И. Руднева. Пятиэтажный дом прост в оформлении. Из декоративных элементов можно отметить прямоугольные эркеры на фасадах и декоративные кованые решетки балконов. Уже в 20 веке здание было надстроено шестым этажом, а в наши дни глухую северную стену украсили мозаичные панно заслуженного художника Михаила Матвеевича Дубцова «Немецкая слобода, 16 век».

     

   

    

     В 1903 году Владимир Владимирович занял должность архитектора Московского купеческого общества и стал членом Комиссии по переустройству Нижних торговых рядов, которая ведала перестройкой района между Красной площадью и Зарядьем. Занимая эти посты, Шервуд внёс большой вклад в обновление облика Москвы.

     В 1903 году по данным Википедии со ссылкой на Нащокину Владимир Владимирович достраивает дом Е. П. Ярошенко по улице Воровского, 12. С этим объектом вышла неувязка. Дочь Архангельского губернатора Платона Викторовича Степанова, Елизавета Платоновна, в замужестве Ярошенко, действительно владела усадьбой Тутомлина, которую в начале 19 века возвел Баженов. Шервуд построил еще один жилой флигель на территории усадьбы, расположенной тогда и уже в наше время по Гончарной улице. Дата постройки – 1905 год. Сейчас здания усадьбы занимает Институт философии РАН, входа на территорию нет. Так что можно увидеть только уголок шервудовского флигеля между главным зданием и южным флигелем начала 19 века.

     Первая работа в качестве архитектора Московского купеческого общества – устройство магазина в доме Общества на Кузнецком мосту, 10/8. Само здание доходного дома Московского купеческого общества было построено в 1889 году по проекту архитектора Александра Степановича Каминского. Какой именно магазин обустроил Шервуд неизвестно, но в здании арендовали помещения знаменитые ювелирные дома, включая Фаберже, здесь располагались книжные, мебельные, кондитерские магазины. Позднее, в 1907 году Шервуд совместно с Адольфом Эрнестовичем Эрихсоном перестраивает фасады здания. Эта перестройка практически не отразилась на композиции и общем виде здания, были изменены лишь элементы декора. В частности появляются некоторые лепные элементы и оформление углового входа в стиле венского модерна.

  

     

     В 1903 году Владимир Владимирович готовит проект перестройки доходного дома Суздальского подворья по улице Рождественка 5/7, который предусматривал перепланировку внутреннего пространства здания и изменение декора фасадов. Проект был осуществлен лишь частично из-за сокращения финансирования. Само здание доходного дома было построено в 1820-ых годах и дважды перестраивалось до Шервуда: 1874 году архитектором  Владимиром Петровичем Гавриловым и в 1886 году архитектором Василием Николаевичем Корнеевым. Сейчас это офисное здание с многочисленными кафе на первом этаже.

       В этом же году Владимир Владимирович строит доходный дом протоиерея Константина Ивановича Богоявленского, бывшего в начале 20 века настоятелем храма Покрова Пресвятой Богородицы что на Рву, иначе – Василия Блаженного. Сын Константина Ивановича, Константин, был учеником Ключевского, известным историком и археологом, как неблагонадежный элемент провел десять лет в лагерях.

   

      Однопоъездный четырехэтажный доходный дом в Хлебном переулке, 8 построен Шервудом в стиле модерн: плавные линии балкона, лепные диковинные звери, украшающие его, облицовка бежевой плиткой «кабанчик», вставки глазурованной зеленой плитки. В 1998 году дом подвергся «реконструкции». Авторы проекта реконструкции  Александр Асадов, Петр Завадовский, Елена Частнова. Фактически  от шервудовского здания остался только фасад, он был реставрирован грамотно и не поменял своего первоначального вида. В то же время к зданию были сделаны значительные пристройки, которые не видны из переулка: они удачно спрятаны на крыше и во дворе.  В результате получились жилые апартаменты в 2-х уровнях с зимним садом на крыше. Вот что мне удалось вычитать в одной из статей, посвященной этой реконструкции: «Полуцилиндрическая форма передней части надстройки позволила отнести ее объем в сторону двора, мало изменив восприятие главного фасада. Архитектурное решение надстройки развивает композиционные темы исторического здания без прямой имитации. Утилитарный характер дворовых фасадов позволил более радикальное решение — остекленный эркер в форме обратного конуса». От себя скажу, что этот эркер похож на перевернутый стакан. Но поскольку здесь речь идет о Шервуде, то и посмотрим мы на фасад, выполненный по его проекту.

   

   

     В 1905 году Шервуд получает заказ на проект постройки большого доходного дома от наследников рязанского предпринимателя Егора Егоровича Орлова. Бывший крепостной Орлов своим трудом и отличной предпринимательской жилкой сумел из разорившейся суконной фабрики в селе Мурмино под Рязанью сделать процветающее предприятие, присовокупив к нему ряд других производств. Уже после смерти отца в 1891 году его сыновьями в Москве было учреждено «Торгово-промышленное товарищество Егора Орлова сыновей», торговавшее в Охотном Ряду кожевенными товарами. В правление вошли три сына Егора Орлова — Ефим, Николай и Иван. Вот для них и строит доходный дом В. В. Шервуд.

  

     Четырехэтажное здание, построенное в 1906 году, имеет уникальный декор: это лепнина, которая  изображает павлинов, гуляющих между виноградными лозами. Центром здания является ограниченный эркерами скругленный угол, на котором расположен криволинейный аттик с трехчастным окном полукруглой формы. Все лепные рельефные элементы, украшающие дом, были изготовлены на заказ в фирме «Георг Поль» и не имели аналогов в Москве.  Архитектору, построившему этот доходный дом уже на этапе спада популярности модерна, удалось показать его совершенно новые художественные и пластические возможности. В здании умело сочетаются тяжеловесность форм и монументальность объемов с необычным декором, напоминающим пышный декор южноевропейских   построек.

    

  

      Не весь декор сохранился до наших дней: лепнина, украшавшая балконы, а также скульптуры, венчавшие постройку, к сожалению, утрачены. Сейчас в здании располагается Международная организация космической связи «Интерспутник», отдел защиты прав потребителей Управления Роспотребнадзора Москвы в ЦАО и другие офисы, на первом этаже – кафе и магазины.

   

       В интернетовском списке работ Шервуда, даже тех, которые ссылаются на Нащокину, есть два дома, которые не имеют четкого адреса и которые мне отыскать не удалось. Это дом Г. Э. Бромлей на улице Академика Петровского и дом Ф. М. и Н. М. Васильевых в Казачьем переулке. Оба здания были построены в 1906 году, но, то ли они не сохранились до наших дней, то ли стоят эти дома где-то на других улицах…

        В 1906 году Владимир Владимирович строит на углу Черниговского переулка и Большой Ордынки доходный дом для А. А. Дурилина. Купец первой гильдии Алексей Алексеевич Дурилин занимался торговлей кожами и кожаными изделиями. Он являлся Потомственным почетным гражданином, состоял в Московской Городской Думе гласным, т.е. депутатом, числился старостой при церкви Воскресения Словущего что в Монетчиках, был выборным при городском купеческом сословии. Дурилин купил угловой участок большого частного владения в Замоскворечье, на котором располагался дровяной склад, снабжавший москвичей дровами для отопления жилищ. На этом участке он решил построить доходный дом. В результате по проекту Шервуда был возведен четырехэтажный кирпичный дом в стиле модерн. Дом А. А. Дурилина украшен тонко выполненной лепниной: над подъездами располагается прямо-таки ковер из листьев винограда и ягод, правда, не очень похожих на гроздья винограда. Лепнина между третьим и четвертым этажами представляет женские маскароны в обрамлении дубовых листьев. Лепной декор дополняет длинный ряд одиночных и тройных цветных изразцов. Безусловным украшением здания являются необычной формы каменные балконы.

    

    

       В советское время дом надстроили на два этажа – внешний вид фасадов изменился не в лучшую сторону. Здание, которое построил Шервуд, завершал далеко вынесенный карниз, который прерывался фигурными аттиками на углу здания и над подъездами.

         

       Сейчас это жилой дом с магазинами и кафе на первом этаже.

      По заказу Московского купеческого общества в 1907 году Шервуд перестраивает дом Алексеевых – Морозовых на Большой Алексеевской улице (ныне улица Солженицына, 27). Особняк в классическом стиле был построен в 1830-ых годах для купцов Челышевых, которые продали его в 1835 году семейству купцов Алексеевых. Самыми известными из семейства Алексеевых были московский предприниматель, благотворитель, политик, организатор городского хозяйства  Николай Александрович Алексеев и его двоюродный брат Константин Сергеевич Станиславский. В 1860 году дом у Алексеевых приобрел Абрам Абрамович Морозов, а после его смерти вдова Морозова, Варвара Алексеевна, продает дом  Московскому купеческому обществу. Дом несколько раз перестраивался и использовался под разные нужды, пока в 1907 году купеческое общество не решает открыть в нем Дом бесплатных квартир Московского Купеческого общества (Дом призрения купеческих вдов) им. Н. А. и А. А. Мазуриных. Этой перестройкой и занимался Шервуд. Заказ был не самым престижным, но работа штатного архитектора купеческого общества обязывала. Фактически это был благотворительный проект: без изменения фасадов главного дома и флигелей в них были обустроены небольшие бесплатные квартирки.

 

       После 1917 года в домах усадьбы были расположены коммунальные квартиры, с 1963 года главный дом занимает ВНИИ биосинтеза белковых веществ (ОАО «ГосНИИсинтезбелок»). Часть помещений в настоящее время сдаются под офисы.

      Я уже говорила, что некоторые постройки Шервуда мне найти не удалось, некоторые не сохранились. Одну мы потеряли буквально несколько месяцев назад. Но о ней и о других, к счастью, сохранившихся работах архитектора мы поговорим в следующей части рассказа о Владимире Владимировиче Шервуде.

09.02.2018

Поделиться в соц. сетях

0

Комментарии

ВЛАДИМИР ВЛАДИМИРОВИЧ ШЕРВУД-1 — 4 комментария

  1. Еще раз спасибо за эту очень интересную информацию! Вы также собираетесь иметь дело со зданиями египетского возрождения? Как м.м. мясницкий проезд 3-26, дом Левин в Москве? Захаревская ул. 23 А. И. Нижин в Санкт-Петербурге или дом Алексей Нуйчева в Самаре?

    • О московском доме обязательно расскажу. В Самаре я пока не была, а Петербург слишком велик, чтобы о нем можно было рассказать кратко. Ведь тематика сайта — архитектура Москвы. И спасибо вам большое за отзыв!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *