МОСКВА — 20-ЫЙ ВЕК. СТАЛИНСКИЙ АМПИР

МОСКВА — 20-ый ВЕК. СТАЛИНСКИЙ АМПИР

        20-ый век – время перемен. Войны, революции, смена общественного строя и приоритетов в экономике, женская эмансипация, сдвиги в культуре – чего только не было в этом веке. Перемены, порой кардинальные, не обошли и архитектуру. Модерн начала века сменился неоклассикой, которая сочеталась с историзмом, неоготикой и эклектикой. Потом пришло время авангарда, ярким воплощением которого стал советский конструктивизм. Время шло, и советской власти необходимо было показать, что в стране не только появился новый советский человек с новым отношением к быту, но и то, что в стране наступила, если не райская жизнь, то хотя бы полное изобилие. Этому изобилию должна была соответствовать и архитектура. Авангард стали ругать за формализм. Наступало время так называемого сталинского ампира.

        Какие здания возникают в нашем воображении при словах «сталинский ампир»? Вероятнее всего это будут тяжеловесные мрачноватые здания с коринфскими колоннами, портиками и лепниной. Да, таких зданий не мало и в столице, и по всей стране. Но такой стиль сформировался не сразу, между конструктивизмом и сталинским ампиром были промежуточные стилевые решения, постконструктивизм или советский вариант ар-деко. В 1930-ые годы многие здания, первоначально задуманные в стилистике конструктивизма, были перепроектированы с новым декоративным оформлением.

        Вот, к примеру, три жилых дома, построенных по проекту архитектора Мухтара Сейдаметовича Шерфединова. Будущий архитектор окончил Бахчисарайский художественно-промышленный техникум, после учебы в Едином художественном рабфаке искусств в Москве, окончил Московский архитектурный институт. С 1936 по 1941 год работал в мастерской Ивана Владиславовича Жолтовского. Во время Великой Отечественной войны вступил в Народное ополчение, окончил школу комсостава, командовал подразделением противотанковой артиллерии. Во время войны был дважды ранен. В 1945 году подорвался на мине и скончался от ран.

        Пяти-восьмиэтажный четырехподъездный кирпичный жилой дом по Чистопрудному бульвару построен в стиле постконструктивизма в 1938-1941 годах по проекту архитектора М. С. Шерфетдинова. Фактически это была перестройка и объединение двух существовавших с начала века доходных домов в единое целое. Что касается оформления фасадов, то на гладких оштукатуренных стенах, характерных для конструктивизма, появляются декоративные панно с растительно-геометрическим орнаментом и почти незаметные пилястры коринфского ордера.

          Похожие орнаменты украшают балконы и карниз пятиэтажного кирпичного жилого дома в Мансуровском переулке, 10, строение 2. Дом этот построен в 1939 году также по проекту Шерфетдинова. Здесь на фасаде дома появляются мощные балконы на лепных кронштейнах, характерные для более позднего периода сталинского ампира.

      Восьмиэтажный кирпичный жилой дом, построенный так же по проекту Шерфетдинова, расположен на проспекте Мира, 48. Строительство дома началось в 1936 году, первая секция была сдана в эксплуатацию в 1938. Закончилось строительство после войны. Архитектора к тому времени уже не было в живых, но его узнаваемый стиль был полностью сохранен. Фасад дома равномерно расчленен коринфскими пилястрами, а расположенные по углам здания лоджии украшены орнаментами, преимущественно растительными. Сейчас большая часть лоджий застеклена, и о состоянии панно можно только догадываться. А те, которые видны, явно требуют реставрации.

 

   

   

           Необычный жилой дом в стиле советского ар-деко находится на пересечении Беговой улицы и Ленинградского проспекта. У москвичей он имеет несколько неформальных названий — Ажурный дом, дом-аккордеон, дом Бурова. Дом был построен по проекту архитекторов Андрея Константиновича Бурова и Бориса Николаевича Блохина в 1939—1940 годах методом блочного строительства. Предполагалось, что проект станет образцом для типовой застройки Москвы, т.к. в нем сочетались экономичность сборного домостроения с необычным художественным оформлением.

        Каркас состоял из одинаковых элементов простенков и межоконных перемычек, а выразительный декор фасадов, по замыслу архитекторов, перекликался с оформлением здания бывшего ресторана «Яр». Оба здания должны были стать частью проектируемой на этом месте площади.

 

        Квартиры в доме были спроектированы в конструктивистском стиле. Небольшие квартиры были предназначены для семей рабочих, более просторные – для семей партийной номенклатуры и ИТР. В последних были оборудованы просторные ванные комнаты, а в небольших квартирах были только маленькие по площади совмещенные санузлы. Наличие разных по площади и оснащенности квартир лишний раз подчеркивало, что проект может быть использован, как типовой. От конструктивизма в доме остался приоритет общественного пространства: рекреационные зоны, порой, по площади были больше площади квартир, в квартирах были крошечные кухни, так предполагалось, что питаться жильцы будут в ресторане на первом этаже. На первом этаже размещался и магазин, причем и в магазин, и в ресторан можно было попасть, не выходя на улицу.

   

          Декор фасадов получил свою выразительность за счет строгого чередования монолитных блоков, окон и бетонных решеток с растительным орнаментом. Ажурные решетки были выполнены по рисункам художника Владимира Андреевича Фаворского и стилизованы под архитектуру модерна. За этими решетками располагались лоджии, так что помимо декоративной, у них была и практическая функция. Межоконные пилястры оформлены медальонами, окрашенными под мрамор. Буров планировал оставить все поверхности стен просто бетонными, но при производстве блоков было трудно добиться одного оттенка бетона. Тогда в смесь добавили нерастворимый краситель, и бетон стал похож на серый мрамор.

       Сейчас это элитный жилой дом на 90 квартир. Наверняка в доме была проведена перепланировка с уменьшением общественного пространства. Но кухни, судя по фотографиям в интернете, по крайней мере в некоторых квартирах, остались маленькими.

        Познакомимся с еще одним домом, построенным по проекту Бурова в соавторстве с другими архитекторами, его адрес – Тверская улица, 25/12. На первый взгляд, дом на Тверской — единое здание, но он состоит из двух частей. Построили эти две части дома в разные годы, и предназначались они для представителей двух абсолютно непохожих профессий.

        Первым в 1933 – 1936 годах возвели правое крыло здания на месте усадьбы Нарышкиных, в которой после национализации размещалась глазная клиника. Частично постройки усадьбы были снесены, а здание клиники (главный дом усадьбы), оказавшееся во дворе нового дома, позднее передвинули в Мамоновский переулок.

          Предназначался дом для работников Народного комиссариата лесной промышленности и получил неофициальное название «Дом Наркомлеса». Планировалось, что этот корпус станет частью нового квартала между улицей Горького (Тверской) и Новотверской улицей, которую собирались проложить параллельно улице Горького, но планам этим не суждено было воплотиться в жизнь.

       Левое крыло здания было построено значительно позже, в 1946—1950 годах. Предназначался этот дом для работников Большого театра. Место для постройки освободили кардинальным методом – после того, как передвинули здание глазной клиники, стоявшая рядом церковь Благовещения Пресвятой Богородицы начала 17 века, была просто снесена.

        Фасады обоих крыльев дома декорировали в соответствии с профессиями будущих жильцов. Правое крыло украсили панно на лесную тематику: от посадки новых деревьев до выкорчевывания пней после рубки леса. Эскизы рисунков – работа Владимира Фаворского. Панно на стенах дома выполнены в античной технике сграффито: на кирпичную стену наносили узоры из цемента, подкрашенной штукатурки и белой глины.

   

 

 

 

 

        Фасады левого крыла украшены более скромно: лепнина в виде античных театральных масок и свисающих покрывал, коринфские пилястры, тело которых покрыто орнаментом. Такой декор соответствовал творческим профессиям жильцов. А вот квартиры в левом крыле были более просторными и удобными, чем в правом, где преобладали небольшие по площади двух-трехкомнатные квартиры.

   

    Жилой дом для работников «Наркомлеса» и Большого театра не был чем-то исключительным с точки зрения его предназначения: в 1930-ые – 1940-ые годы в столице часто строили жилые дома для людей определенных профессий. Например, дом №17 в Лаврушинском переулке был построен, как кооператив работников Союза писателей. В народе он так и называется – Дом писателей. В нем жили многие известные писатели: Пастернак, Паустовский, Пришвин, Олеша, Ильф и Петров, Катаев, Барто, Эренбург и другие.

         А построен этот семи-девятиэтажный шестиподъездный кирпичный жилой дом в 1937 году по проекту Ивана Николаевича Николаева. В 1911 году Николаев окончил Московское училище живописи, ваяния и зодчества, занимался проектно-планировочными работами в области жилищного строительства, в частности в проектировании жилой застройки на месте Дровяной площади.

           Фасады Дома писателей оштукатурены, два нижних этажа рустованы. Балконы верхних этажей, огражденные классической балюстрадой, опираются на кронштейны, днища балконов кессонированы и украшены лепниной.  Такие же кронштейны и ячейки кессонов образуют декоративные карнизы на углах здания.

          С 2017 года здание включено в перечень объектов культурного наследия регионального значения.

           В 1939 году на Ленинском проспекте, тогдашней Большой Калужской улице, по проекту Алексея Викторовича Щусева был построен дом для сотрудников и членов Академии наук СССР – Дом академиков.

       Здание занимает угол Ленинского проспекта и улицы Академика Петровского. Щусев предполагал, что этот дом станет частью большого жилого комплекса, но проект этот так и не был реализован.

          Дом академиков имеет скошенный угол, протяженный фасад с высокой аркой, ведущей во двор, вдоль Ленинского проспекта и более короткий фасад вдоль улицы Академика Петровского. В целом архитектурное решение фасадов характеризуется спокойным чередованием балконов и лоджий.

          В этом доме в разное время жили академики С. С. Наметкин, В. И. Векслер, А. В. Топчиев, А. Н. Несмеянов, а также доктор наук, ведущий телепередачи «Очевидное-невероятное» С. П. Капица.

         Строительство «профессиональных», т.е. для жильцов одной профессии или работающих в одном ведомстве, домов продолжилось и после Великой Отечественной войны.

          Жилой дом на Смоленской площади 13/21 построен по проекту Ивана Жолтовского. Задумывался этот дом, как элитное жилье для советской номенклатуры, но квартиры в нем в основном получили работники НКВД. Так за ним и закрепилось среди москвичей название – дом НКВД. Строился дом долго. Началось строительство в 1939 году, но было прервано на годы войны. Окончательно дом был введен в эксплуатацию в 1951 году. Монументальность зданию придают рустовка нижних этажей, лепнина в оформлении окон 6-7 этажей и карнизов и остроконечная башня на одном из углов дома. Строительство башни сметой не было предусмотрено, и Жолтовский реализовал свой первоначальный замысел на собственные средства.

   

            Дом на углу Новинского бульвара и Поварской был построен в период с 1950 по 1952 годы для работников Главного управления Гидрометеорологической службы СССР. Но известен этот дом прежде всего тем, что в нем до самой своей смерти в 2009 году проживал с Сергей Михалков. В память об этом во дворе дома в 2014 году был установлен памятник поэту работы Александра Рукавишникова.

 

        Все, так называемые, сталинские дома всегда были элитным жильем. Просторные квартиры с высокими потолками, лепниной и дубовым паркетом в них получали партийные и профсоюзные функционеры, деятели культуры, известные спортсмены, ученые и передовики производства. Вплоть до начала массового строительства хрущевских пятиэтажек основная масса москвичей проживала в коммуналках, ведь в 1940-ые – 1950-ые годы жилых домов строилось немного. Зато декорировали их часто очень пышно.

            Вот, например, восьмиэтажный кирпичный жилой дом 1947 года постройки на Садовой Кудринской, 7. Автор проекта архитектор К. К. Орлов не поскупился на лепной декор фасадов. Все элементы лепнины характерны для ампира: цветочные гирлянды, рога изобилия, дубовые венки. Только вместо античных героев картуши украшают пятиконечные звезды.

   

         В Москве трудно найти участок городской застройки, выполненный в одном стиле. Это касается и сталинского ампира: чаще всего мы видим отдельные постройки в окружении зданий совсем другой стилистики. Правда Генеральный план реконструкции Москвы 1935 года предполагал снос многих исторических зданий в центре столицы и постройку на их месте новых. Надо полагать, судя по конкурсным проектам, это были бы грандиозные здания именно в стиле сталинского ампира. К счастью, проект этот так и не был реализован полностью, а то бы мы с вами жили в совсем другом городе.

         И все-таки в столице есть район, где застройка полностью выполнена в стиле сталинского ампира. Это место слияния Кутузовского проспекта и Большой Дорогомиловской улицы. Судите сами.

          Кутузовский проспект, 18, год постройки – 1951. Дом 22 (построен в 1940 году) и дом 24 (построен в 1944 году) – автор проектов Зиновий Моисеевич Роэенфельд.

         Большая Дорогомиловская улица, 9. Дом построен в 1954 году.

         Кутузовский проспект, 19. Дом построен в 1941 году.

        Кутузовский проспект, 21. Построен дом в 1953 году. Строился как гостиница Госплана, но был отдан под жилье по личному распоряжению Н. С. Хрущева.

        Кутузовский проспект, 23, корпус 1. Построен в 1946 году. Москвичи дали этому дому прозвище «Дом-урожай» из-за обильной лепнины на фасаде, которая изображала гирлянды из всевозможных фруктов, овощей и злаков, обрамляющие знамена.

   

        Дом выглядел довольно странно, и городские власти обратились в 1951 году к архитектору Розенфельду с поручением как-то исправить ситуацию. Тогда и появились два дома-близнеца, №№ 21 и 25, соединенные с домом №23 аркадами. В доме 25, кстати, располагается театр кошек Куклачева.

           В стиле сталинского ампира, естественно, строились и общественные здания с обилием коринфских колонн и лепнины на тему величия советского человека.

        Станция метро «Динамо» открыта в 1938 году. Вестибюли станции представляют два зеркально отраженных прямоугольных строения в античном стиле. Они окаймлены колоннадой круглых коринфских колонн и украшены скульптурными горельефами, изображающих спортсменов. Фигуры спортсменов появились на фасадах вестибюлей неслучайно – рядом расположен стадион «Динамо». Полное современное название стадиона — «ВТБ Арена — Центральный стадион „Динамо“ имени Льва Яшина». Вестибюли поставлены на возвышении и окружены широкими лестницами с системой террас и гранитными ступенями. Колонны изготовлены из подмосковного мрамора.  Спроектировал вестибюли станции метро «Динамо» архитектор Дмитрий Николаевич Чечулин.

 

   

           В сентябре 1940 года состоялся первый спектакль в новом здании Центрального театра Красной армии (ЦТКА), который был основан в 1930 году. Строительство театра шло с 1934 по 1940 год на площади Коммуны, которая сейчас называется Суворовской. Архитектурный проект разработан Каро Семеновичем Алабяном и Василием Николаевичем Симбирцевым при участии Бориса Григорьевича Бархина. По проектам и Алабяна, и Симбирцева построено много интересных зданий в Москве и в других городах Советского Союза, но строительство театра Красной армии стало самым значимым в их творческой биографии.

         В плане здание представляет собой трехъярусную пятиконечную звезду – символ Красной армии. По первоначальному проекту на крыше верхнего яруса планировалось установить фигуру красноармейца. Помешала война, а после от этой идеи и вовсе отказались. Нижний ярус обрамляет колоннада, состоящая из 96 коринфских колонн высотой 18 метров.

         В 1982 году перед зданием театра установили памятник полководцу Суворову работы скульптора Олега Константиновича Комова. С 1993 года театр носит официальное название — Центральный академический театр Российской Армии.

   

            Рассказывать о «сталинском ампире» в столице можно еще долго, но, чтобы не утомлять читателей, хочу завершить этот материал рассказом об удивительно красивом административном здании.

          Старшее поколение наверняка зачитывалось в конце 1970-ых годов повестями Юлиана Семенова «Петровка, 38» и «Огарева, 6» и смотрело фильмы, снятые по мотивам этих повестей. Петровка, 38 – это адрес Московского уголовного розыска, а Огарева, 6 – МВД СССР.

          Сейчас улице Огарева вернули историческое название – Газетный переулок, а дом № 6 занимают Следственный комитет при МВД России и Департамент Кадрового Обеспечения МВД. Построено здание в 1947 году по проекту Иосифа Игнатьевича Ловейко. Следуя общей тенденции ампирного строительства в это время, Ловейко в то же время создает практически полную стилизацию классицизма конца 18 века.

        Большая протяженность здания определила его пластическое решение — мощная колоннада, поднятая на высокий, прорезанный арками рустованный стилобат. Лепные гирлянды между окнами второго и третьего этажей выполнены в классическом стиле: это цветы и фрукты без каких-либо символов социализма. По проекту здание должно было занимать целый квартал, но построен лишь фрагмент, выходящий в Газетный переулок. По проекту здание должна была венчать античная колесница Славы, но и эта часть проекта не была осуществлена.

        Несколько слов о Ловейко. Родился будущий архитектор в крестьянской семье в Приморском крае, окончил ремесленное училище и рабфак во Владивостоке. После рабфака был направлен на учебу ВХУТЕМАС. В 1931 году окончил архитектурный факультет и защитил диплом под руководством Александра Веснина.

         На протяжении своей творческой деятельности работал в разных стилях, в годы войны разрабатывал оборонительные сооружения на подступах к столице, в послевоенные годы проектировал гражданские здания. Под его руководством сформировались новые московские районы: Дегунино, Лианозово, Бибирево. С 1955 по 1960 год Ловейко занимал пост главного архитектора Москвы, а с 1961 по 1989 год возглавлял архитектурную мастерскую № 2 Управления «Моспроект-1», был членом-корреспондентом Академии художеств СССР, членом Союза архитекторов СССР, председателем правления Московского отделения Союза архитекторов.

      Безусловно главным архитектурным символом эпохи «сталинского ампира» стали знаменитые высотки. Но о них я расскажу в другом материале.

27.11.2022

Поделиться в соц. сетях

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *