ПОКРОВСКОЕ-СТРЕШНЕВО

ПОКРОВСКОЕ-СТРЕШНЕВО

      Покровское-Стрешнево – бывшая подмосковная усадьба, которая давно находится в черте города, на северо-западе столицы. Название, как это часто бывало у дворянских усадеб, составное: первая часть – от названия усадебного храма, вторая – от имени владельцев. С храмом все ясно – усадебная церковь была освящена в честь Покрова Пресвятой Богородицы. А о владельцах стоит рассказать отдельно.

         Род Стрешневых до поры до времени не мог похвастаться ни особым богатством, ни знатностью, как например, Голицыны. Но все изменилось в начале 17 века. Василий Иванович Стрешнев участвовал в избрании первого царя из рода Романовых – Михаила Федоровича, а его внучатая племянница (прошу прощения, если я ошиблась в родственных связях) Евдокия Лукьяновна и вовсе стала второй супругой царя. Многие родственники царицы были пожалованы в бояре, получили наделы и важные должности. Сын Никиты Константиновича Стрешнева Тихон Никитич был приставлен вместе со своим родственником, боярином Родионом Матвеевичем Стрешневым дядькой к царевичу Петру Алексеевичу вскоре после его рождения. При венчании на царство малолетних Иоанна и Петра в 1682 году именно он вел царевича Петра за руку, а на другой день был пожалован в окольничие, что означало очень высокое для него придворное положение. Тихон Никитич вместе с князем Федором Юрьевичем Ромодановским управлял страной во время заграничного путешествия Петра I, позднее был московским губернатором и сенатором.

          Но вернемся к истории усадьбы, а она просматривается с 14 века, когда местность принадлежала московскому боярину Родиону Несторовичу, сыну галицкого боярина Нестора Рябца. Не удивляйтесь странным именам этих людей. В ту пору привычных нам фамилий и отчеств не существовало не только у простонародья, но и у бояр. Зато были прозвища, от которых позднее возникли фамилии, как считают многие филологи, изучающие и исследующие антропонимику – науку о происхождении и эволюции имен и их составляющих, в том числе и фамилий. Кстати, у сына Родиона Несторовича было прозвище Квашня, а уже потом появились Квашнины.

           Что было в то время было на этих землях неизвестно. Но в уже в 16 веке местность числится за дьяком Елизаром Ивановичем Благово и именуется как пустошь на месте деревни Подъелки с двумя деревнями и двором вотчинников. Владельцы пустоши менялись: Андрей Федорович Палицын, Михаил Феофилатьевич Данилов. При Данилове в 1620-ых годах село Подъелки, если так можно сказать, возродилось, в нем был построен Покровский храм. Долгое время считалось, что основной объем храма возведен в середине 18 века, но во время реставрационных работ, проводившихся в 1980-ых годах, были обнаружены фрагменты стены 1620-ых годов. После строительства церкви имение стало именоваться Покровским.

 

         После дьяка Данилова имением недолгое время владел думный дьяк Федор Кузьмич Елизаров, после смерти которого в 1664 году наследники продали Покровское Родиону Матвеевичу Стрешневу, тому самому, который был дядькой Петра I. С этого времени усадьба в течение почти 250 лет принадлежала роду Стрешневых.

         Родион Матвеевич особо ничего в купленном имении не строил, обустроил только небольшой боярский двор с хозяйственными постройками. А еще приказал выкопать в верховьях речки Чернушки, протекавшей через имение пруды для разведения в них рыбы. Маловероятно, что те пруды сохранились в первоначальном виде, но каскад живописных прудов в парке Покровское – Стрешнево существует до сих пор.

 

 

        После смерти Родиона Михайловича в 1687 году имение переходит к его сыну Ивану Родионовичу. При нем по описи 1704 года в Покровском были двор вотчинников, скотный двор и девять крестьянских дворов.

          Следующим владельцем Покровского стал сын Ивана Родионовича генерал-аншеф Петр Иванович Стрешнев. Он начинает обустраивать усадьбу в духе времени: возводится каменный господский дом с анфиладой парадных комнат, по обету перестраивается в стиле барокко Покровская церковь, к которой пристраивается трапезная. А обет был дан ради сохранения жизни наследника: дети в семье Петра Ивановича и его жены Натальи Петровны, урожденной Яковлевой, умирали во младенчестве. Молитвы и обеты помогли лишь отчасти: у Петра Ивановича и Натальи Петровны один ребенок выжил, но это был не наследник, а девочка, которую назвали Елизаветой.

          Так выглядел усадебный дом при П. И. Стрешневом.

        Девочка Елизавета была любимицей отца, который потакал всем ее прихотям. В результате она выросла взбалмошной и капризной девицей. В конце концов она решила выйти замуж за вдовца с ребенком генерал-аншефа Федора Ивановича Глебова. По более позднему признанию Елизаветы Петровны она никогда особо не любила Глебова, но почувствовала, что сможет властвовать над ним и уважать его одновременно. Отец, наверное, единственный раз воспротивился желанию дочери. Но Елизавета Петровна не привыкла отказываться от своих желаний. Через год после смерти отца Елизавета Стрешнева вышла замуж за Глебова.

           В 1802 году умирает двоюродный брат Елизаветы Петровны Иван Николаевич. На этом мужская линия рода Стрешневых прервалась, но Елизавета Петровна вскоре добилась от императора Александра I права называться со всем своим потомством двойной фамилией – Глебовы-Стрешневы. Кстати, это была достаточно распространенная практика в то время.

      В браке у Елизаветы Петровны родились четверо детей: один сын и дочь умерли во младенчестве, а два сына, Петр и Дмитрий, дожили до взрослых лет, но умерли молодыми. Петр был женат на княжне Анне Васильевне Друцкой-Соколинской, а болезненный Дмитрий всю свою жизнь находился под опекой матери. Властная дама и детей, и внуков от сына Петра воспитывала в строгости, деспотично относилась к крепостным. В то же время она слыла женщиной образованной, нечуждой всяческих технических новинок.

        Федор Иванович Глебов умер в 1799 году, а уже в 1803-1809 годах Елизавета Петровна строит в усадьбе новый дом в стиле ампир, благоустраивает парк с прудами, возводит несколько оранжерей для выращивания экзотических растений. Автором проекта главного дома предположительно был Николай Александрович Львов.

        Елизавета Петровна всю жизнь гордилась своим родством с императорской семьей и продолжала хранить коллекцию семейных портретов и реликвий, начало которой положил ее отец. В начале 19 века в собрании было более трехсот картин, большую часть из которых составляли семейные портреты Стрешневых и Глебовых.

         После смерти Елизаветы Петровны в 1837 году усадьба перешла к ее внуку полковнику Федору Петровичу Глебову-Стрешневу, который вместе с другими детьми сына Петра воспитывался бабушкой. Правда, некоторые исследователи считают, что это был другой внук, Евграф Петрович. Как бы там ни было, оба брата были бездетны, а в 1864 году усадьба переходит к их племяннице Евгении, дочери сестры Натальи Петровны Глебовой-Стрешневой от брака с генерал-майором бароном Федором (Фридрихом) Логгиновичем фон Бреверном.

        Евгения Федоровна Бреверен вышла замуж за князя Михаила Валентиновича Шаховского, и ввиду пресечения мужской линии на сей раз уже Глебовых-Стрешневых, получает вместе с мужем тройную фамилию Шаховская-Глебова-Стрешнева. В это время Покровское-Стрешнево все чаще стали называть Покровское-Глебово, т. к. в фамилии членов семьи на первом месте стояла фамилия Глебовы.

         Евгения Федоровна перестраивает всю усадьбу. Ее целью было создать здесь некое подобие сказочного замка. К главному дому пристраиваются флигели с башенками, а в начале 20 века над старым домом появляется надстройка в форме зубчатой деревянной башни и двух барабанов, раскрашенных под кирпич. Были и другие изменения: заменены капители колонн обоих фасадов, вместо балюстрад появились ажурные решетки с растительным орнаментом. Работами по перестройке руководили архитекторы Александр Иванович Резанов и Константин Викторович Терский. Тогда же были оформлены и новые интерьеры.

            Резанов предложил такой проект дома-терема в русском стиле.

            Но по желанию заказчицы проект был изменен за счет утяжеления центральной части дома. Вот так он выглядел в начале 20 века, между двумя этими снимками примерно пять лет. Видно, как дом превращается в сказочный терем.

 

           В 1890 году по проекту архитекторов Федора Никитича Кольбе и Александра Петровича Попова вокруг усадьбы была возведена мощная каменная ограда с зубцами и башнями из красного кирпича в русском стиле. Ограда почти целиком сохранилась до наших дней, кованые ворота были заменены в 1980-ых годах.

   

 

 

         Ограда еще больше усиливала иллюзию средневекового замка. Особенно мощно выглядит угловая башня, которая имела не только декоративное назначение. Судя по размерам и воротам, ведущим внутрь, при Евгении Федоровне она использовалась для хозяйственных нужд.

 

   

        Был перестроен и Покровский храм, его расширили за счет приделов Николая Чудотворца и Петра и Павла, храм приобрел тот вид, который мы можем видеть теперь. Храм закрыли в 1930-ых годах, колокольню частично разрушили. В 1992 году постановлением правительства храм Покрова Пресвятой Богородицы был передан РПЦ. На средства прихожан он был отремонтирован: заменены кровли и установлен купол и крест, восстановлена колокольня, отреставрированы росписи.

 

           Перед фасадом, обращенным к воротам, был установлен обелиск. Княгиня Е. Ф. Шаховская-Глебова-Стрешнева находилась в родстве с российскими императорами, поэтому усадьбу частенько навещали представители императорского дома. Обелиск был установлен в память об этом родстве и визитах императорских особ. На верху обелиска была установлена фигурка собаки, стоящей на задних лапах в знак преданности – деталь герба Стрешневых. К сожалению, эта фигурка не сохранилась.

 

            Изменения коснулись и парка: на аллеях и в партере было установлено 20 мраморных скульптур на античные сюжеты и 10 бюстов римских императоров и античных мыслителей. Евгения Федоровна заказала их у итальянского скульптора Антонио Биболотти. В 1950-ые годы уцелевшие скульптуры были переданы в музей-усадьбу Кусково.

          Евгения Федоровна успешно управляла своим имением: овощи с личных огородов и фрукты из оранжерей продавались окрестным дачникам, часть благоустроенного парка стала платной для прогулок публики, сдавались в аренду предпринимателям для устройства небольших фабрик и лавок участки обширного имения.

           Супруги Шаховские-Глебовы-Стрешневы были бездетны. Обладая большим капиталом, они активно занимались благотворительностью, жертвовали средства на летние детские лагеря, лазареты, больницы и богадельни, состояли в попечительских советах сиротских приютов. Рядом с Покровским-Стрешнево Евгения Федоровна построила на свои средства первый загородный приют для девочек со слабым здоровьем, передала часть своей земли для строительства Московско-Виндавской железной дороги. В этой женщине удивительным образом сочетались предпринимательская жилка, граничащая порой даже с алчностью, и удивительная щедрость в отношении слабых.

         С середины 19 века и до 1917 года окрестности Покровского-Стрешнево были излюбленным дачным местом для москвичей. Многие известные представители городской интеллигенции снимали здесь дачи и гостили у Шаховских-Глебовых-Стрешневых. Но после 1917 года этой пасторальной жизни пришел конец: усадьба вместе с дачами была реквизирована и превращена в санаторий ЦК. В 1919 году в главном доме открыли музей, в котором была воссоздана обстановка прежней барской усадьбы. Концепция музейной экспозиции заключалась в показе упадка дворянской культуры в эпоху разложения крепостничества. Музей проработал восемь лет и пользовался широкой популярностью, но в 1927 году его закрыли.

           После в усадьбе некоторое время находился Институт высшей нервной деятельности, потом санаторий Аэрофлота, в военное время — госпиталь. С 1970 года в усадьбе разместился НИИ гражданской авиации.

          В 1980-ые годы Аэрофлот решил устроить в усадьбе дом приемов, началась подготовка к комплексной реставрации с привлечением архивных документов, старых фотографий, рисунков. Но дело ограничилось только реставрацией ограды. Кстати, восточная угловая башня ограды, разрушенная при реконструкции Волоколамского шоссе, так и не была восстановлена.

            А с 1990-ых годов началась чехарда с собственниками: они менялись регулярно, при чем каждая смена собственника сопровождалась скандалами и судами. Аэрофлот сменился ЗАО «Стройарсенал», потом среди собственников были Высшая школа экономики, ГПБУ Мосприрода.

            Пока собственники решали свои вопросы, усадьба постепенно разрушалась, пару раз она горела. Сейчас это, пожалуй, единственный усадебный комплекс в столице находящийся в таком плачевном состоянии. Подойти к усадебному дому поближе невозможно, ворота закрыты, вокруг забор, а по территории бегает свора собак.

             У блогеров прочитала, что на закрытую территорию можно пролезть через дыру под забором, но я в силу своего возраста, этого делать не стала.

 

               Так что смотрим только на то, что видно через забор.

 

   

  

   

          И немного декора средней части дома, которая была построена еще при Елизавете Петровне Глебовой-Стрешневой.

 

              Для того, чтобы вы имели представление, как выглядит западный фасад, выходящий в сад, привожу фотографию из интернета.

         Внутри дома кое-где сохранились интерьеры, которые, как и вся усадьба ожидают реставрации. Вот так они выглядят сейчас. Фотографии я взяла из блога Вадима Разумова – знатока русской усадьбы и организатора замечательных экскурсий в рамках проекта «Усадебный экспресс».

   

 

          В запущенном состоянии находится и парк: все заросло подлеском, пруды с неоформленными дикими берегами… Только через запруженную речку Чернушку перекинут мостик.

   

   

          А как сложилась судьба последних владельцев усадьбы? Михаил Валентинович Шаховской-Глебов-Стрешнев скончался в Германии, куда он уехал на лечение в 1892 году, а Евгения Федоровна прожила еще 32 года. В 1917 году имение Покровское-Стрешнево было реквизировано. Новые власти отобрали у княгини Шаховской-Глебовой-Стрешневой все, оставив лишь небольшую комнату в ее бывшем доме на Большой Никитской.

           В 1919 году пожилая дама была арестована ЧК по политическим мотивам. Два с половиной года она провела в Таганской тюрьме. В 1922 году Евгению Федоровну выпустили, дело было прекращено, она смогла уехать за границу и последние два года жизни провела в Париже. Деньги, которые семейство Шаховских-Глебовых-Стрешневых хранило за рубежом, Евгения Федоровна завещала фонду помощи талантливым детям из русской эмиграции. Умерла она в ноябре 1924 года и похоронена на парижском кладбище Батиньоль.

             В честь княгини был назван поселок Шаховская, основанный в 1901 году в связи со строительством Московско-Виндавской железной дороги. В этом поселке по нынешнему Рижскому направлению в 2017 году ей был установлен памятник.

16.03.2022

Поделиться в соц. сетях

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *