ГОРОДСКАЯ УСАДЬБА ВАСИЛЬЧИКОВОЙ-ОБОЛЕНСКИХ-ФОН МЕКК

ГОРОДСКАЯ УСАДЬБА ВАСИЛЬЧИКОВОЙ-ОБОЛЕНСКИХ-ФОН МЕКК

            Гуляя по Гоголевскому бульвару, вы наверняка обращали внимание на двухэтажный особняк с большим чугунным балконом на главном фасаде. Табличка на входе гласит, что здесь располагается Центральный дом шахматистов. Туристические агентства, проводящие здесь экскурсии, называют этот особняк городской усадьбой Васильчиковой-Оболенского-фон Мекк. На самом деле владельцев усадьбы было больше, у нее богатая история и с ней связаны имена многих известных москвичей. Имена владельцев история для нас сохранила, а вот имена архитекторов нет. Но обо всем по порядку.

        В начале 19 века участком на углу Пречистенского (ныне Гоголевского) бульвара и Колымажного переулка владела некая полковница А. Ф. Турчанинова. Инициалы этой дамы кочуют из одного источника в другой без расшифровки. Мое маленькое расследование с целью выяснить, кем была эта дама, привело к следующим результатам. Вероятнее всего она была женой Александра Александровича Турчанинова, который по именному указу императора Петра III в 1762 году был пожалован чином полковника и возведён в дворянское Всероссийской империи достоинство. В 1796 году по указу императора Павла дворянство подтверждено для Александра Александровича и его законных потомков. А звали полковницу Турчанинову, вероятнее всего, Александра Филадельфовна. Именно полковница Александра Филадельфовна Турчанинова, по данным Центрального архива Нижегородской области (ЦАНО), владела двумя деревнями (Щелкано и Чернуха) в Балахнинском уезде. Может быть мои поиски дали ложный результат, ведь деревни числятся за Турчаниновой в 1834 году, а дети А. А. Турчанинова рождены в 1770-ых годах. Даже, если матушка родила их в возрасте 17-20 лет, владелице Балахнинских деревень в 1834 году должно быть глубоко за 80. Но тем не менее, я решила привести здесь результаты моего поиска.

          Какие постройки были на участке в начале 19 века не известно. Да это и неважно, потому что все, что было на участке, сгорело в пожаре 1812 года. Почти десять лет участок стоял практически пустым, пока в 1822 году его не купила у А. Ф. Турчаниновой представительница знатного московского дворянского рода Екатерина Ивановна Васильчикова. При ней были построены по красной линии бульвара классический особняк и флигель в русском стиле, а также хозяйственные постройки во дворе. Сын Екатерины Ивановны, Николай Александрович, с 1825 года был членом петербургской ячейки Южного общества декабристов, принимал участие в работе Северного общества, а бывая в Москве принимал в доме своей матушки товарищей по тайному обществу. Здесь же он был и арестован. Проведенное расследование по делу декабристов показало, что Васильчиков мало участвовал в делах общества и наказанием ему был перевод в полк, который был отправлен на Кавказ. После выхода Николая Александровича в отставку над ним был учреждён строжайший надзор и установлен запрет на проживание в столице и крупных городах империи. По сравнению с сибирской каторгой наказание было более чем мягкое.

        В конце 1830-ых годов Е. И. Васильчикова продает усадьбу графине Екатерине Александровне Зубовой, урожденной Оболенской. Вместе с семьей Зубовых (Валерьян Николаевич Зубов между прочим был правнуком Суворова) жил брат Екатерины Александровны Сергей Александрович Оболенский, который в 1870 году получил высочайшее разрешение присоединить к своей фамилии фамилию матери — Нелединский-Мелецкий.   Именно при Зубовых-Оболенских усадебный комплекс приобрел свой современный вид: главный дом и флигель были соединены воедино. Между домами было построено помещение с большим залом и парадными гостиными. Перестройка не только увеличила площадь помещений, но и их декор стал на много богаче. Обильная лепнина украсила фасад и внутренние интерьеры. В доме появились парадная лестница, хрустальные люстры, мраморные камины и другие элементы роскоши. Именно тогда в особняке появились одна из первых в Москве комнат, оформленная в стиле историзма – мавританская. Адрес особняка – Гоголевский бульвар, 14. А там, где сейчас расположен дом 16 был прекрасный усадебный сад.

        В 1865 году Оболенские уезжают в Петербург, владение покупает Александр Владимирович Алексеев. Александр Владимирович был главой семейной фирмы «Владимир Алексеев и сыновья», которая владела золотоканительной фабрикой в Алексеевской слободе и шерстомойными фабриками на юге России. А кроме того он был дядей Константина Сергеевича Алексеева, которого мы все знаем под именем Станиславский. Алексеев поселяется в усадьбе со всем своим семейством – супругой Елизаветой Михайловной, урожденной Бостанджогло, сыном, дочерями и братом Семеном Владимировичем. При Алексеевых в 1875 году в доме появилась двухэтажная пристройка со стороны двора, которую спроектировал архитектор Дмитрий Николаевич Чичагов. Увеличение площади дома было необходимо, т.к. Алексеевы были хлебосольными хозяевами, в доме часто собирались друзья и родственники. И конечно, бывал здесь племянник К. С. Станиславский.

          После смерти супруга в 1884 году Елизавета Михайловна Алексеева разделила усадьбу на две части и одну из них с главным домом продала Владимиру Карловичу фон Мекку. Вскоре после покупки особняка Владимир Карлович серьезно заболел, и в доме какое-то время жила Надежда Филаретовна, помогая невестке ухаживать за тяжелобольным сыном. Надежда Филаретовна фон Мекк прежде всего известна тем, что была другом и покровителем Петра Ильича Чайковского. Кстати, лично они никогда не встречались, все дружеские отношения были эпистолярного характера. И еще вот такие парадоксы истории: пока в доме жила Надежда Филаретовна фон Мекк Чайковский так и не побывал у нее, а у предыдущих владельцев усадьбы, Алексеевых, гостил и не раз.

          В 1892 году Владимир Карлович умер, а через три года фон Мекки продают дом Александру Ивановичу и Софье Степановне Фальц-Фейн.

            Среди представителей семейства Фальц-Фейн следует отметить основателя заповедника Аскания-Нова Фридриха Эдуардовича Фальц-Фейна и Эдуарда Александровича Фальц-Фейна, который посвятил всю свою жизнь возвращению на родину произведений искусства, вывезенных фашистами из оккупированных территорий СССР в годы войны. Что касается особняка на Гоголевском бульваре, то его обустройством занялась Софья Степановна. Обустройство это носило в основном технический характер: в доме появились современная вентиляция, водяное отопление и электрическое освещение. После смерти Софьи Степановны в 1898 году Александр Иванович Фальц-Фейн продает особняк Любови Ивановне Зиминой.

              Следующая и последняя хозяйка усадьбы происходила из богатого купеческого рода владельцев Зуевской текстильной мануфактуры. Дама эта была достаточно экстравагантной для своего времени. Будучи замужем за потомственным почетным гражданином, представителем видной богородской старообрядческой купеческой семьи Сергеем Исидоровичем Шибаевым, она влюбилась Назара Григорьевича Капитонова. Назар Григорьевич обучался оперному пению в Варшаве и в Италии, а в 1904 году был приглашен в частную оперную труппу младшего брата Любови Ивановны Сергея Ивановича.  Любовь Ивановна добилась развода со своим первым мужем и в 1909 году вышла замуж за Назара Григорьевича. Капитоновы занимали второй этаж особняка, а первый сдавали княгине Урусовой. В гостиных на втором этаже постоянно звучала музыка, шли репетиции опер, занятия с учениками Назара Григорьевича. Он, кстати, впоследствии он стал известнейшим московским педагогом вокала, профессором Московской консерватории. Среди его учеников был Сергей Яковлевич Лемешев.

               При Капитоновых были перестроены хозяйственные постройки во дворе дома: там был сооружен просторный гараж. Любовь Ивановна и Назар Григорьевич имели необычное по тем временам хобби – страсть к автомобилям. У них было четыре (!) автомобиля – три легковых и один грузовой, для которых и был построен гараж.

            В 1918 году особняк был национализирован, правда Любови Ивановне оставили пару комнат, которые образовали маленькую квартиру в доме, который когда-то принадлежал ей. В этой квартирке она прожила всю оставшуюся жизнь. Умерла Любовь Ивановна в 1960 году. В советское время в здании располагались разные организации (Верховный суд РСФСР, строительная контора), с конца 1930-ых и до 1945 года дом был приспособлен под жилье для политических эмигрантов, а с 1956 года особняк стал Центральным шахматным клубом СССР (сейчас Центральный дом шахматистов России). Естественно, что такое использование особняка не прошло для него бесследно. Помещения неоднократно перестраивались, даже в парадных залах появились перегородки, многие переходы и двери были заложены кирпичом, другие – пробиты стенах. Пострадали лепные украшения, паркет. Перед московской Олимпиадой здание отремонтировали на скорую руку, уничтожив чудом сохранившиеся до того времени интерьеры. Правда перед этим были сделаны фотографии интерьеров с точными замерами, которые пригодились уже в 21 веке.

         В 2015-2016 годах была проведена реставрация здания, в результате которой восстановлены исторические интерьеры парадных помещений с воссозданием элементов декора и первоначального колористического решения по тем самым фотографиям, которые были сделаны в конце 1970-ых. Усадьба стала лауреатом конкурса «Московская реставрация-2016» в номинации «Лучший проект реставрации/приспособления».

              А теперь, когда мы кратко ознакомились с историей городской усадьбы на Гоголевском бульваре, предлагаю войти внутрь и посмотреть на замечательные восстановленные интерьеры главного дома. Многие интерьеры были оформлены при Капитоновых по инициативе Любови Ивановны, но имя оформителя не сохранилось, как и имя того, кто занимался отделкой интерьеров при Зубовых-Оболенских.

             Первое, что поражает в убранстве дома – это богатая лепнина. Она повсюду: встречает нас в вестибюле первого этажа и сопровождает во всех других отреставрированных помещениях. Вот такая лепнина украшает вестибюль первого этажа.

           А на второй этаж ведет парадная лестница из искусственного мрамора. Проводившееся неподалеку в 1980-ых годах строительство (при его проведении забивали сваи) привело к смещению фундамента. А это в свою очередь вызвало значительное повреждение лестницы: мраморные ступени потрескались, а лестничная площадка потеряла горизонтальную ориентацию и получила значительный уклон. В процессе последней реставрации были проведены работы по усилению стен и парадной лестницы, отреставрированы ступени, подлинное литое латунное ограждение, поручни из платана, потолочный плафон и другие лепные детали декора.

            С лестницы видна галерея, которая соединяла столовую с кухней (об этом чуть позже). Колонны галереи украшают скульптуры кариатид.

         Поднявшись по лестнице на второй этаж, мы попадаем в аванзал. Это небольшое проходное помещение, в котором хозяева встречали посетителей и провожали их в Большой зал, столовую или Красную гостиную в зависимости от того, что планировалось для гостей в этот вечер. Несмотря на проходной характер помещения, декорировано оно очень красиво и тщательно: восхитительная лепнина потолка и карнизов, живописное панно с павлином, позолоченные лепные элементы на стенах. Все это было тщательно проработано в 19 веке и не менее тщательно отреставрировано в 21. Мебель и другие предметы интерьера (вазы, зеркала, люстры) никогда не принадлежали владельцам усадьбы, все было утрачено в послереволюционные годы. То, что мы видим в парадных комнатах сейчас в основном сделано по заказу реставраторов в Италии. Но есть и старинные предметы интерьера, так называемые предметы эпохи. Как, например, диван из карельской березы в аванзале.

        Из аванзала пройдем в правую дверь и попадем в Красную гостиную. После того, как в усадьбе разместился Центральный дом шахматистов, Красная гостиная стала называться Чигоринским залом в честь выдающего русского шахматиста конца 19 – начала 20 веков Михаила Ивановича Чигорина.

         Реставрация этого зала проведена на высшем уровне. Восстановлена и отреставрирована лепнина: объемный карниз с женскими фигурами в окружении цветочных гирлянд и мужскими маскаронами, пилястры на стенах и даже лепные вентиляционные решетки.

        По фотографиям, сделанным в конце 1970-ых годов, восстановлен паркет и оригинальный декор дверей.

          По чудом сохранившемуся крошечному кусочку ткани воссозданы орнаментальные гобелены в золоченных рамах, которыми украшены стены. В советское время стены были покрыты несколькими слоями краски, зеленой и бежевой, которую перед размещением гобеленов аккуратно расчистили.

            В зале сохранился беломраморный камин, который бережно очистили от копоти и грязи.

        Мебель, зеркало, люстра и настенные светильники современные. Они изготовлены в Италии по эскизам реставраторов и прекрасно вписались в интерьер Красной гостиной.

          Из Чигоринского зала можно пройти в следующую комнату парадной анфилады. В разное время она выполняла разные функции – была малой гостиной, кабинетом хозяина дома, библиотекой, а в 1970-ых годах она называлась гроссмейстерской. Реставраторы подобрали для этой небольшой комнаты соответствующий кабинетный дизайн мебели.

          Стены этого помещения декорированы скромно. Верх обит голубым муаром, также тщательно восстановленным буквально по нескольким сохранившимся ниткам аутентичной обивки, и украшен тонкими вертикальными позолоченными филенками. Нижняя часть стен покрыта деревянными панелями с такими же позолоченными филенками. Зато роскошный кессонированный потолок сплошь покрыт белоснежной лепниной с прокраской нежными зеленоватым и бежевым цветом и золочением.

            В комнате сохранился угловой камин тёмно-красного мрамора.

         А теперь вернемся в аванзал и пройдем в левую дверь. Мы попадем в Большой парадный зал. Здесь устраивались балы, проходили музыкальные вечера, а при Капитоновых – репетиции оперных спектаклей. Сейчас в зале проводятся шахматные турниры, лекции и  собрания шахматной федерации.

          В ходе реставрации расчищен от многочисленных слоев краски декор зала и ему вернули первоначальный вид. Верх стен с коринфскими пилястрами опоясывает широкий лепной фриз с медальонами и растительными элементами.  А в медальонах пухлые амурчики играют с цветами и виноградными гроздьями.

        Но главный декор Большого зала расположен на потолке. Объемная лепнина потолка оттенена зеленоватой краской, как и лепнина фриза. Две парные люстры висят по сторонам центрального плафона. Они, как и все светильники в особняке, выполнены по эскизам реставраторов в духе эпохи.

        Рисунок паркетных полов, как и в других помещениях, воссоздан по фотографиям. Восстановить настоящий паркет не представлялось возможным: во время ремонта перед московской олимпиадой их покрасили (!), а за прошедшие годы красили еще несколько раз.

            Из Большого зала можно пройти в крошечную комнату, оформленную в мавританском стиле. Это одно из первых помещений в Москве, декорированное подобным образом. Позднее комнаты в мавританском стиле появятся в богатых особняках и даже общественных банях – так будут оформлять курительные комнаты.

http://www.peshkompomoskve.ru/palaty_volkovyh_yusupovyh/

http://www.peshkompomoskve.ru/lev_kekushev_khlodovsky_baths/

           Это помещение возникло при объединении двух зданий в одно и фактически является переходом между ними. Из Большого зала мы попадаем на верхнюю площадку внутренней лестницы, а сама лестница ведет в бывший флигель. Там сейчас расположен музей шахмат. Экскурсии в музей проводятся отдельно по предварительной записи. Исторические интерьеры флигеля не восстанавливали, потому что фотографии перед ремонтом 1970-ых то ли не сохранились, то ли их и вовсе не делали.

            Но некоторые музейные экспонаты можно увидеть и в парадных комнатах.

            Из Большого зала можно пройти в Малый зал. Этот зал расположен параллельно к парадной анфиладе. Высота потолков здесь намного ниже, т.к. сверху расположен антресольный этаж, в котором были жилые комнаты владельцев дома. В Малом зале также восстановлена лепнина потолка и стен.

             В этом зале расположена экспозиция, посвященная шахматным соревнованиям и даже комплект шахмат для игры втроем!

           Но вернемся в аванзал. Из него можно пройти в еще одну комнату, которая расположена параллельно парадной анфиладе. Сейчас она называется Портретным залом, а раньше здесь располагалась парадная столовая. Высота потолка в этой комнате, как и в Малом зале, уменьшена из-за антресольного этажа. А украшен потолок белоснежной лепниной с амурчиками, цветами, птицами, виноградными листьями и плодами.

            Паркет в этом зале также полностью восстановлен.

       Зал называется Портретным, потому что на стенах обычно висят портреты гроссмейстеров. Но, как оказалось, не всегда, иногда здесь проводятся выставки шахмат. Каких только шахмат не бывает: шахматы-неваляшки, шахматы-хоккеисты, шахматы на войлочной «доске» …

           Боковая дверь ведет из Портретного зала на небольшую галерею с кариатидами, которую мы видели, поднимаясь по парадной лестнице. Оформлена она в одном стиле с лестницей. В усадебном доме она была не просто украшением, а несла функциональную нагрузку. Галерея соединяла парадную столовую с буфетной и кухней, и именно по ней в столовую приносили посуду и кушанья.

           Результаты реставрации не вызывают нареканий ни со стороны специалистов, ни у Центрального дома шахматистов, ни у экскурсантов. В Москве появился еще один исторический особняк, у которого есть хозяева, заботящиеся о нем. Единственное, что немного портит впечатление от итогов реставрации, это пластиковые окна. Форма окон сохранена, но деревянные рамы смотрелись бы, безусловно, лучше.

          Посещение городской усадьбы Васильчиковой-Оболенского-фон Мекк доставит много приятных минут и прекрасных впечатлений. А если вам повезет и экскурсию будет проводить известный блоггер и экскурсовод, исследователь и знаток купеческой и дворянской Москвы, художник-график Ирина Левина, то вы узнаете еще много интересных фактов из истории дома и его обитателей.

28.07.2020

Поделиться в соц. сетях

0

Комментарии

ГОРОДСКАЯ УСАДЬБА ВАСИЛЬЧИКОВОЙ-ОБОЛЕНСКИХ-ФОН МЕКК — 3 комментария

  1. Какая красота!!! Честно говоря, глядя на здание снаружи, ни за что не подумала бы, что внутри такое волшебство! Спасибо, Татьяна, что показали особняк во всей его красе. Мне особенно понравились помещения в мавританском стиле (моя давняя слабость, возникшая под впечатлением мавританских дворцов — алькасаров — в Испании (той же Альгамбры в Гранаде) и других, более поздних зданий, оформленных в этом стиле, например павильона Испании, построенного к Всемирной выставке 1929 г. в Севилье). И как приятно видеть результаты качественной реставрации! Впрочем, профессиональные рестораторы наверняка найдут, или уже нашли, изъяны. Но я буду просто наслаждаться великолепными фото и планировать посетить этот особняк, когда случится побывать в Москве.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *